1 ст 1229 гк рф

1 ст 1229 гк рф

Статья 1229. Исключительное право

1. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.

3. В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.

Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное.

Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо от совместного распоряжения исключительным правом на такой результат или на такое средство распределяются между всеми правообладателями в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Каждый из правообладателей вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации.

4. В случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1454, пунктом 2 статьи 1466 и пунктом 2 статьи 1518 настоящего Кодекса, самостоятельные исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации могут одновременно принадлежать разным лицам.

5. Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом.

При этом ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, изобретения и промышленные образцы, товарные знаки устанавливаются с соблюдением условий, предусмотренных абзацами третьим, четвертым и пятым настоящего пункта.

Ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы или искусства либо на объекты смежных прав устанавливаются в определенных особых случаях при условии, что такие ограничения не противоречат обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на изобретения или промышленные образцы устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения необоснованным образом не противоречат обычному использованию изобретений или промышленных образцов и с учетом законных интересов третьих лиц не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

Ограничения исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в отдельных случаях при условии, что такие ограничения учитывают законные интересы правообладателей и третьих лиц.

Комментарий к Ст. 1229 ГК РФ

1. Исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации занимает центральное место среди интеллектуальных прав и является важнейшей юридической категорией части четвертой ГК РФ. Исключительное право — это основное имущественное право на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Нормы части четвертой ГК РФ направлены прежде всего на регулирование отношений, возникающих в связи с реализацией этого права.

В комментируемую статью включены те положения об исключительном праве, которые носят наиболее общий характер и применимы к любым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации. Более детальное регулирование содержится в главах Кодекса, посвященных конкретным видам интеллектуальной собственности. В каждой главе (с гл. 70 по гл. 76) имеется одна или несколько статей, посвященных исключительному праву .

———————————
Статьи 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1405, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519 и 1539 ГК РФ.

Исключительное право рассматривается как единое и неделимое право, состоящее из целого ряда правомочий. Именно поэтому термин «исключительное право» обычно употребляется в ГК РФ в единственном числе. Во множественном числе об исключительных правах говорится обычно лишь в тех случаях, когда имеются в виду права сразу на несколько различных видов результатов интеллектуальной деятельности и (или) средств индивидуализации.

Правила, содержащиеся в комментируемой статье, в равной мере применимы ко всем обладателям исключительного права. Они распространяются не только на авторов (п. 3 ст. 1228 ГК), но и на иных первоначальных правообладателей (например, на обладателей прав на фонограммы, секреты производства, товарные знаки и т.п.), а также на тех, у кого по договору либо по иным основаниям, установленным законом, возникает производное исключительное право (например, наследников автора, работодателей, изготовителей аудиовизуальных произведений). Обладателями исключительного права могут быть как граждане (физические лица), так и юридические лица. Исключительное право может также принадлежать государству — Российской Федерации, субъекту Федерации или муниципальному образованию (например, в отношении результата интеллектуальной деятельности, созданного по государственному контракту).

2. Комментируемая статья не дает определения исключительного права, но включает достаточно подробную характеристику его содержания.

Основным элементом исключительного права является предоставляемая законом обладателю этого права возможность использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (абз. 1 п. 1). Одновременно устанавливается в общем виде запрет для всех других лиц использовать соответствующий результат или средство индивидуализации без согласия правообладателя. Исключения из этого правила, позволяющие таким лицам без согласия правообладателя использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ограничения исключительного права), специально устанавливаются ГК РФ (абз. 3 п. 1). Во всех остальных случаях такое использование, если оно осуществляется без согласия правообладателя, признается незаконным и влечет за собой гражданскую, административную или уголовную ответственность.

Тот факт, что закон предоставляет правообладателю защиту от нарушений его права со стороны любых третьих лиц, позволяет сделать вывод об абсолютном характере исключительного права.

3. Указание на то, что правообладатель может использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, свидетельствует о чрезвычайно широком круге возможностей, предоставленных ему в этом отношении (эта формулировка повторяется и в других статьях части четвертой ГК РФ, посвященных содержанию исключительного права). Единственным ограничением для правообладателя является прямой запрет использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, установленный законом. Причем из смысла данной нормы можно заключить, что противоречащим закону, как правило, будет не сам способ использования (например, распространение произведения или доведение его до всеобщего сведения либо изготовление устройства, при эксплуатации которого осуществляется запатентованный способ), а некое связанное с использованием обстоятельство (например, нарушение в результате такого использования п. 2 ст. 29 Конституции РФ или подп. 2 п. 2 ст. 1299 ГК).

Поскольку для различных видов охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации характерны свои специфические способы использования, то их перечни содержатся в статьях, посвященных исключительным правам на конкретные виды таких результатов или средств индивидуализации (см., например, п. 2 ст. 1270 или п. 2 ст. 1358 ГК). Эти способы использования одновременно рассматриваются как правомочия в составе единого исключительного права.

Хотя упомянутые перечни способов использования являются очень подробными, они тем не менее обычно не носят исчерпывающего характера. Единственным исключением из этого правила является ст. 1421 ГК РФ, предусматривающая закрытый (исчерпывающий) перечень способов использования охраняемых селекционных достижений.

4. Неотъемлемой чертой содержания исключительного права является наделение правообладателя возможностью распоряжаться принадлежащим ему правом, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (абз. 2 п. 1 ст. 1229 ГК). В этом случае он осуществляет распоряжение своим исключительным правом, так как его разрешение может выражаться в предоставлении права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах либо даже (в некоторых случаях) в отказе от своего исключительного права.

Наряду с правом разрешать использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правообладатель наделен также правом запрещать другим лицам использование этого результата или средства. Поскольку в ГК РФ подчеркнуто, что отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя на использование того или иного конкретного объекта, то данная формулировка свидетельствует о наличии общего запрета в отношении использования, обращенного ко всем третьим лицам. Это не исключает и более узкого ее применения: она позволяет обладателю исключительного права в определенных случаях запрещать тем или иным лицам использование конкретных охраняемых результатов или средств индивидуализации (п. 6 ст. 1252, подп. 1 ст. 1456 ГК и др.). Следует также учесть, что право запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации носит более универсальный характер, чем право разрешать такое использование, так как оно действует и в тех случаях, когда закон не допускает распоряжения исключительным правом и, следовательно, делает невозможным использование соответствующего результата или средства третьими лицами на законном основании.

5. Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что в состав исключительного права входят два субъективных права — право использования и право распоряжения.

Право использования принадлежит правообладателю во всех случаях. Оно позволяет реализовать в отношении принадлежащего правообладателю результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации правомочия, составляющие его исключительное право.

В.А. Дозорцев писал, что право использования состоит «в возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя» . Таким образом, далеко не все действия с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации могут рассматриваться как их использование в смысле части четвертой ГК РФ. Так, использованием литературного произведения будет его издание в виде книги, продажа тиража этой книги, размещение ее электронной копии в сети Интернет, перевод произведения на другой язык и т.д. Использованием изобретения — изготовление или продажа продукта, в котором использовано такое изобретение, а товарного знака — его размещение на каком-либо изделии его изготовителем. В то же время чтение книги или пользование предметом, в котором применено изобретение или на котором размещен товарный знак, не является использованием в смысле ст. 1229 ГК РФ, поскольку сводится к простому потреблению.

———————————
Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей. М., 2003. С. 48.

Право распоряжения исключительным правом обеспечивает введение этого права в гражданский оборот. Оно может осуществляться путем полной передачи права использования другому лицу (по договору об отчуждении исключительного права) либо путем выдачи лицензии (разрешения) на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных пределах (по лицензионному договору), а также любым иным не противоречащим закону и существу соответствующего исключительного права способом (п. 1 ст. 1233 ГК). Например, исключительное право может быть предметом залога, может быть внесено в уставный капитал хозяйственного товарищества или общества, может быть завещано.

Как уже упоминалось в п. 4 настоящего комментария, в случаях, предусмотренных ГК РФ, право распоряжения исключительным правом может отсутствовать или быть ограничено (абз. 1 п. 1 ст. 1229 ГК). В настоящее время невозможно распоряжение исключительным правом на такие средства индивидуализации, как фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК), коллективный товарный знак (п. 2 ст. 1510) и наименование места происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК), а распоряжение исключительным правом на коммерческое обозначение ограничено (п. 4 ст. 1539 ГК).

6. В п. 2 комментируемой статьи отмечается, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации может принадлежать не только одному лицу, но и нескольким лицам совместно. В качестве исключения из этого общего правила названо только исключительное право на фирменное наименование, которое всегда принадлежит только одному юридическому лицу. Фирменное наименование тесно связано с конкретным юридическим лицом, индивидуализирует его, т.е. выполняет в отношении его функции, подобные функциям имени гражданина (физического лица). Закон не допускает также распоряжения исключительным правом на фирменное наименование. В случае реорганизации юридического лица в форме разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц (п. 2 ст. 57 ГК) должен быть решен вопрос о том, к какому из них переходит право на фирменное наименование реорганизованного юридического лица .

———————————
В настоящее время в литературе также дискутируется вопрос о том, могут ли принадлежать одновременно нескольким лицам исключительное право на товарный знак и исключительное право на коммерческое обозначение.

Ситуации, в которых одновременно несколько лиц могут стать обладателями исключительного права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, достаточно распространены. Эти лица могут быть соавторами произведения, исполнения, изобретения либо иными первоначальными правообладателями (например, изготовителями аудиовизуального произведения). Они также могут совместно приобрести исключительное право по договору или получить его в наследство.

7. Исключительное право рассматривается в ГК РФ как единое целое. Об этом свидетельствуют положения п. 1 ст. 1234 Кодекса, согласно которым это право может быть отчуждено по договору только в полном объеме, и содержание п. 3 комментируемой статьи, касающееся взаимоотношений лиц, которым совместно принадлежит исключительное право.

По общему правилу в таких случаях каждый из правообладателей может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации по своему усмотрению, т.е. самостоятельно, без согласования с другими правообладателями. Эта норма носит диспозитивный характер, так как допускает возможность того, что иной порядок будет предусмотрен применительно к конкретным случаям в самом ГК РФ либо установлен соглашением правообладателей (абз. 1 п. 3 ст. 1229). В действующем Кодексе сделаны два исключения из этого правила: 1) созданное в соавторстве произведение науки, литературы или искусства используется соавторами совместно, если между ними не будет заключено иное соглашение (п. 2 ст. 1258 ГК); 2) использование совместного исполнения осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — членами такого коллектива совместно (п. 2 ст. 1314 ГК). При этом допускается использование тех элементов произведения или совместного исполнения, которые могут быть использованы независимо от других элементов, их авторами (исполнителями) по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

Также в п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации распределяются поровну между всеми правообладателями. Этот принцип распределения доходов применяется, если правообладатели не предусмотрели какого-либо иного порядка распределения доходов от совместного использования в своем соглашении. Поскольку в абз. 2 п. 3 прямо говорится о доходах от совместного использования, то очевидно, что данное правило не распространяется на доходы от использования соответствующего результата или средства индивидуализации каждым правообладателем по своему усмотрению (абз. 1 п. 3). Не охватывает оно и порядок распределения доходов от совместного распоряжения исключительным правом.

Для решения вопроса о распределении доходов между правообладателями в двух последних случаях необходимо заключение между ними соглашения. При этом содержание такого соглашения может быть значительно шире. В нем правообладатели могут также договориться, в каком порядке они будут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, поручить осуществление своих имущественных прав и защиту личных неимущественных прав одному из правообладателей или третьему лицу и т.п. Соглашение может быть заключено в виде договора. Если исключительное право принадлежит совместно нескольким наследникам, то такое соглашение может быть по их желанию отражено в свидетельстве о праве на наследство.

Распоряжение исключительным правом, как правило, осуществляется правообладателями совместно. В абз. 3 п. 3 комментируемой статьи предусмотрена возможность установления в ГК РФ иного порядка распоряжения исключительным правом. Особенностью этой нормы является то, что она не допускает решения вопроса о распоряжении исключительным правом путем заключения соглашения между правообладателями. Особый порядок распоряжения исключительным правом в настоящее время предусмотрен только в отношении совместного исполнения. В соответствии с п. 2 ст. 1314 ГК РФ такое распоряжение осуществляется руководителем коллектива исполнителей, а при его отсутствии — совместно членами коллектива, если иное не предусмотрено их соглашением. Таким образом, в этом случае существует возможность заключения между правообладателями соглашения об ином порядке распоряжения исключительным правом. Представляется, что такая возможность должна существовать у всех правообладателей.

8. Пункт 4 комментируемой статьи констатирует, что в ряде случаев, прямо названных в законе, на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или одно и то же средство индивидуализации у разных лиц могут одновременно существовать самостоятельные права. На эти случаи не распространяется действие п. 3 настоящей статьи: правообладатели могут не только использовать результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но и распоряжаться исключительным правом на них по своему усмотрению (когда такое распоряжение допускается законом).

К числу таких случаев отнесены права лиц: (1) независимо друг от друга создавших идентичные топологии интегральной микросхемы (п. 3 ст. 1454 ГК); (2) добросовестно и независимо от других обладающих сведениями, составляющими содержание охраняемого секрета производства (п. 2 ст. 1466 ГК); (3) которым принадлежит исключительное право использования наименования места происхождения товара (п. 1 ст. 1519 ГК) . Кроме того, к рассматриваемой группе случаев отнесено также использование объединением лиц коллективного знака, в отношении которого указано, что им может пользоваться каждое из входящих в это объединение лиц (п. 1 ст. 1510 ГК). Следует отметить, что коллективный знак включен в перечень п. 4 комментируемой статьи без достаточных оснований, так как права каждого из входящих в объединение лиц на такой знак вряд ли можно признать самостоятельными.

———————————
В данном случае, по-видимому, следовало сослаться не на п. 1 ст. 1519, а на п. 2 ст. 1518 ГК РФ, в котором прямо указано, что исключительное право использования наименования места происхождения товара в отношении того же наименования может быть предоставлено любому лицу, производящему в границах того же географического объекта товар, обладающий теми же особыми свойствами.

9. Пункт 5 комментируемой статьи посвящен общей характеристике ограничений исключительных прав, о которых кратко говорилось в абз. 3 п. 1 настоящей статьи (см. п. 2 данного комментария).

Исключительные права ограничены во многих отношениях, в том числе по срокам действия (ст. 1230 ГК) и по территории действия (ст. 1231 ГК), но положения п. 5 ст. 1229 ГК РФ в первую очередь касаются ограничений по способам использования, которые часто называют случаями свободного использования. Их суть состоит в том, что ГК РФ в ряде случаев и в определенных пределах допускает использование результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) третьими лицами без разрешения правообладателя. В сходных ситуациях подобные ограничения и исключения из сферы действия исключительных прав предусматриваются также в иностранном законодательстве и в международных соглашениях. Их введение обусловлено объективной потребностью учитывать интересы отдельных социальных групп и общества в целом, в определенной мере вступающие в противоречие с интересами правообладателей. Такими общественно значимыми интересами признаются доступ к информации, научно-исследовательская деятельность, обучение, удовлетворение потребностей лиц с ограниченными физическими возможностями и др.

Гражданский кодекс РФ различает два вида использования результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя: без выплаты вознаграждения и с выплатой вознаграждения. В абз. 1 п. 5 комментируемой статьи содержится формулировка, согласно которой «использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение». Из этого можно сделать вывод, что упомянутое право на вознаграждение рассматривается здесь как составной элемент исключительного права. Эта точка зрения была поддержана в совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 10.1).

В ряде стран право на вознаграждение (right of equitable remuneration ) рассматривается как самостоятельное право, отличное от исключительного права. Однако подход, использованный в п. 5 комментируемой статьи, позволяет не упоминать специально право на вознаграждение в ст. 1226 и других статьях ГК РФ, содержащих перечни интеллектуальных прав, и распространить на него правовой режим исключительного права.

———————————
Статья 12 Римской конвенции, ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, ст. 7 Договора ВОИС по авторскому праву.

10. В соответствии с абз. 1 п. 5 комментируемой статьи любые ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации должны устанавливаться ГК РФ. Из этого следует, что список ограничений не может быть расширен при помощи включения подобных норм не только в подзаконные акты, но и в другие законы. Более того, данная формулировка свидетельствует о том, что перечень таких ограничений всегда будет носить исчерпывающий характер и не подлежит расширительному толкованию.

До недавнего времени п. 5 комментируемой статьи состоял всего из двух абзацев. Второй абзац содержал два дополнительных критерия, позволяющих определить, что ограничения исключительного права могут быть установлены, только если: а) они не наносят неоправданного ущерба обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации; б) не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей. Вместе с требованием этого же пункта об обязательном установлении ограничений исключительных прав только в ГК РФ эти условия воспроизводили в общем виде содержание так называемого трехступенчатого (или трехшагового) теста, являющегося публично-правовой нормой международного законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

Впервые эта норма появилась в п. 2 ст. 9 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений и относилась только к объектам авторских прав. Позднее положения трехступенчатого теста в отношении ограничений в сфере авторских и смежных прав были включены в ст. 13 Соглашения ТРИПС . Они также воспроизведены в ст. 10 Договора ВОИС по авторскому праву и в ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Кроме того, ст. 17, 26 и 30 Соглашения ТРИПС также содержат похожие, хотя и более мягкие требования в отношении ограничений исключительных прав на товарные знаки, промышленные образцы и изобретения. Все эти нормы были адресованы странам — участницам соответствующих международных соглашений и направлены на то, чтобы установить возможные пределы введения в их национальном законодательстве ограничений исключительных прав.

———————————
Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Марракеш, 15 апреля 1994 г.) является обязательным для стран — участниц Всемирной торговой организации (ВТО).

Поскольку формулировка соответствующей нормы п. 2 ст. 9 Бернской конвенции была почти дословно воспроизведена в п. 5 ст. 16 Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» , то именно она была использована в п. 5 комментируемой статьи, но при этом ее требования были распространены на все виды результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

———————————
Вестник ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; Собрание законодательства РФ. 2004. N 30. Ст. 3090.

Этот подход к ограничениям исключительных прав оказался более жестким, чем требования Соглашения ТРИПС, поэтому в ходе переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию Российская Федерация взяла на себя обязательство внести необходимые изменения в эту норму. Соответствующие изменения внесены в п. 5 комментируемой статьи Федеральным законом от 4 октября 2010 г. N 259-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» . В новой редакции указанного пункта только требование об обязательном установлении всех ограничений исключительного права ГК РФ применяется ко всем без исключения видам охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Дополнительные критерии вводятся (в соответствии с абз. 2 этого же пункта) только в отношении произведений науки, литературы и искусства, объектов смежных прав, изобретений, промышленных образцов и товарных знаков.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2010. N 41 (ч. 2). Ст. 5188.

Содержание абз. 3 п. 5 ст. 1229 ГК в целом воспроизводит ту общую формулировку, которая была включена в прежнюю редакцию данного пункта. Эта норма устанавливает критерии введения ограничений исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства, а также объекты смежных прав и соответствует ст. 13 Соглашения ТРИПС.

Правила, установленные в абз. 4 настоящего пункта, касаются ограничений исключительных прав на изобретения и промышленные образцы и воспроизводят положения п. 2 ст. 26 и ст. 30 Соглашения ТРИПС. В них в качестве дополнительного условия введено требование учета законных интересов третьих лиц, а также более мягкая формулировка в отношении противоречия таких ограничений обычному использованию изобретений и промышленных образцов (они не просто не должны противоречить такому использованию, а не должны противоречить ему «необоснованным образом»).

Критерии введения ограничений исключительных прав на товарные знаки устанавливаются в абз. 5 п. 5 комментируемой статьи и соответствуют содержанию ст. 17 Соглашения ТРИПС. В отношении таких ограничений существует лишь одно требование: они должны учитывать законные интересы правообладателей и третьих лиц.

1 ст 1229 гк рф

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

1. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.
Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).
Об ответственности за использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без согласия правообладателя см. статьи 1253, 1301, 1311, 1472, 1515, 1537 настоящего Кодекса.
Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно.

3. В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.
Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации распределяются между всеми правообладателями поровну, если соглашением между ними не предусмотрено иное.
Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

4. В случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1454, пунктом 2 статьи 1466, пунктом 1 статьи 1510 и пунктом 1 статьи 1519 настоящего Кодекса, самостоятельные исключительные права на один и тот же результат интеллектуальной деятельности или на одно и то же средство индивидуализации могут одновременно принадлежать разным лицам.

5. Ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, в том числе в случае, когда использование результатов интеллектуальной деятельности допускается без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение, устанавливаются настоящим Кодексом.
Указанные ограничения устанавливаются при условии, что они не наносят неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

1. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации — это наиболее важная категория — правовое понятие и юридическая конструкция, используемая в разделе VII ГК.
Даже количественно положения об исключительном праве в целом и о его разновидностях, т.е. об исключительных правах на различные виды интеллектуальной собственности, — о понятии исключительного права, его содержании, основаниях возникновения и прекращения, сроке и сфере действия, способах распоряжения им и о его переходе к другим лицам — занимают основное место в составе правовых норм разд. VII ГК. В Гражданском кодексе они составляют разветвленную систему норм об исключительных правах, в которой можно выделить несколько подсистем, и прежде всего группу правил ГК о понятии и содержании исключительного права. С подробными общими положениями на этот счет, установленными в ст. 1229 ГК, соотносятся и сочетаются специальные правила о понятии и содержании отдельных видов исключительного права:
— на произведения науки, литературы и искусства (ст. 1270 ГК);
— на исполнение (ст. 1317 ГК);
— на фонограмму (ст. 1324 ГК);
— на сообщение радио- или телепередач (ст. 1330 ГК);
— изготовителя базы данных (ст. 1334 ГК);
— публикатора произведений науки, литературы и искусства (ст. 1339 ГК);
— на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1358 ГК);
— на селекционное достижение (ст. 1421 ГК);
— на топологию интегральной микросхемы (ст. 1454 ГК);
— на секрет производства (ст. 1466 ГК);
— на фирменное наименование юридического лица (ст. 1474 ГК);
— на товарный знак (ст. 1484 ГК);
— на наименование места происхождения товара (ст. 1519 ГК);
— на коммерческое обозначение предприятия (ст. 1539 ГК).
Поскольку круг, перечень видов результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которым государство предоставляет правовую охрану, может быть установлен в законе только как исчерпывающий, закрытый, исчерпывающим является и перечень предусмотренных в ГК видов исключительного права, т.е. исключительных прав на эти виды интеллектуальной собственности. В то же время для исключительных прав на многие ее подвиды (например, в авторском праве — на аудиовизуальные произведения, на проекты официальных документов, на произведения архитектуры и др.) в ГК дополнительно установлены некоторые специальные правила, что позволяет выделять и отдельные подвиды исключительного права: исключительное право на произведения изобразительного искусства, исключительное право на изобретения, исключительное право на полезные модели и др.
Аналогично системе общих и специальных норм о понятии и содержании исключительных прав в ГК таким же образом, в серии последовательных норм, начиная с «Общих положений», определена сфера действия исключительного права во времени (срок действия) и в пространстве (в пределах Российской Федерации). Далее в ГК с помощью ряда норм, расположенных с такой же последовательностью, устанавливаются ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации (см. п. 5 ст. 1229, ст. 1273 — 1280 и др.), формы, условия и порядок свободного распоряжения этими исключительными правами (см. ст. 1233 — 1238, 1285 — 1291 и др.), основания и порядок перехода исключительных прав к другим лицам без заключения договора, основания и порядок прекращения этих прав.
Даже чисто внешне структура раздела VII ГК показывает, что он построен на базе некой единой юридической конструкции, применительно к которой и определены взаимоотношения участников гражданского оборота, связанные с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации. Мы имеем дело с единой подотраслью гражданского права, в основу которой положено признание законом субъективного гражданского исключительного права на все те результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, какие закон находит подлежащими правовой охране.

2. В Гражданском кодексе (как и в прежнем законодательстве), несмотря на большое число норм о субъектах и объектах исключительного права, об условиях его возникновения, его содержании, сфере действия и др., нет определения самого понятия исключительного права, не сказано достаточно определенно, в чем состоит исключительность этого права, отличающая его от субъективных гражданских прав других типов.
Основу содержания исключительного права как на результат интеллектуальной деятельности, так и на средство индивидуализации образует предоставляемая правообладателю законом возможность «использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом» (абз. 1 п. 1 ст. 1229 ГК). По сути дела в этих словах ГК сформулирован принцип свободы использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации лицом, обладающим исключительным правом на этот результат или на это средство. Источником этого общего положения ГК послужили формулировки двух прежних законов, а именно:
— Закона об авторском праве, по которому «автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом» (п. 1 ст. 16), а исполнителю в числе исключительных прав на исполнение или постановку принадлежит «право на использование исполнения или постановки в любой форме» (п. 1 ст. 37), и
— Закона о правовой охране топологий, в силу которого правообладателю принадлежит «исключительное право на охраняемую топологию, в том числе право использовать охраняемую топологию по своему усмотрению. » (п. 1 ст. 5).
Однако сама по себе возможность автора, исполнителя или иного лица свободно использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, вопреки сказанному в Законе об авторском праве (возможно, и в других нормах прежнего законодательства), исключительным правом не является. Такая возможность существует и в отношении тех интеллектуальных продуктов, которым правовая охрана не предоставляется либо вообще (например, идеям, принципам и т.п.), либо в данном государстве (например, произведениям иностранцев, обнародованным за границей, при отсутствии международных обязательств, как было в СССР до 1973 г.) и на которые, следовательно, исключительное право не возникает или не признается. В отношении интеллектуального продукта, исключительное право на который прекратилось и который стал общественным достоянием, возможность его использования в любой форме и любым не противоречащим закону способом не только не прекращается и не исчезает, а, напротив, предоставляется всем и каждому.
Фактическая возможность использовать интеллектуальный продукт или средство индивидуализации приобретает юридическое значение только потому, что закон признает соответствующий продукт или средство подлежащим правовой охране и, как следствие, делает использование этого продукта или средства содержанием субъективного гражданского права. Такое предоставляемое законом право использовать подлежащие правовой охране результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (ст. 1225 ГК) предусмотрено в общей форме в п. 1 ст. 1229 ГК.
В этом пункте статьи 1229 содержатся две нормы, характеризующие существо того права, которое названо в ней «исключительным».
Первая из них предоставляет обладателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладателю) право «по своему усмотрению. запрещать другим лицам использование» этого результата или средства (абз. 2). На первый взгляд в этой норме имеются в виду лишь разовые запреты конкретным лицам использовать определенный результат или средство. Но далее уточняется, что «отсутствие запрета не считается согласием (разрешением)». Таким образом, норма в целом приобретает смысл постоянно действующего адресованного другим лицам запрета использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а снабженное этим общим запретом право оказывается правом абсолютным.
Эта норма далее (абз. 3 п. 1 ст. 1229) дополнена санкцией-указанием на незаконность нарушения запрета (использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации «без согласия правообладателя») и на наступающую за это ответственность.
Санкция первой нормы текстуально «переплетена» со второй нормой, устанавливающей, что незаконность имеет место и ответственность наступает не всегда, а «за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом». Эта последняя норма, несмотря на ее отсылочный характер, чрезвычайно важна, так как из нее следует, что абсолютное по природе исключительное право использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации не является всеохватывающим (и в этом смысле «абсолютно абсолютным») по кругу противостоящих правообладателю обязанных лиц. На этой норме основаны многочисленные другие нормы ГК о пределах действия исключительных прав и об упомянутых в п. 5 ст. 1229 ГК ограничениях исключительных прав (подробнее см. ниже).

3. Содержащиеся в статье 1229 ГК (п. 1) нормы достаточно ясно говорят о содержании и природе того субъективного гражданского права использовать результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которое закон называет «исключительным». Но из этих норм, как и из специально посвященной этому праву статьи 1229 ГК в целом (впрочем, равным образом и из прежнего законодательства), не следует с очевидностью, в чем же именно заключается его «исключительность».
Ответ, лежащий на поверхности, состоит в том, что право использовать такие результаты и средства «исключительно», поскольку оно путем прямого запрета в законе устраняет других лиц (всех, кроме тех, для кого закон предусмотрел изъятия) от возможности использовать эти интеллектуальные продукты, т.е. «исключает» для этих «других» такую возможность.
Такое распространенное объяснение природы исключительного права весьма неполно. Оно ограничивается констатацией того, что исключительное право — это просто иное наименование абсолютного права на нематериальные объекты. В сопоставлении с исключительным правом в таком его понимании субъективное право собственности может оказаться даже «более исключительным»: например, приобретатель всех прав на произведение изобразительного искусства менее ограничен законом в своих правомочиях собственника, чем в правомочиях обладателя исключительного права.
Качество «исключительности» субъективному абсолютному праву «монопольно» использовать интеллектуальный продукт закон придает тем, что, во-первых, предоставляет это право в отношении ограниченного (хотя и широкого) круга определенных в самом законе видов интеллектуальной собственности и, во-вторых, первоначально предоставляет его исключительно лицам определенных категорий и признает его за другими лицами лишь в качестве правомочия, полученного вторичным обладателем или производного от права автора (исполнителя, изобретателя) или заявителя.
В отличие от других разделов ГК в разделе VII Кодекса содержатся десятки норм, единственное назначение которых состоит в том, чтобы определить круг нематериальных объектов, подпадающих под действие соответствующих норм этого раздела и получающих таким образом правовую охрану путем предоставления на них исключительного права и других интеллектуальных прав. Эти нормы содержат общие и детальные перечни видов объектов, которым предоставляется или, напротив, не предоставляется правовая охрана, определения отдельных видов объектов, получающих правовую охрану, требования, соответствие которым необходимо для ее предоставления (условия охраноспособности), и т.п.
Предоставление исключительных прав не любым субъектам гражданского права, а лишь тем из них, кто отвечает предусмотренным законом специальным требованиям, наиболее очевидно в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности. Исключительное право предоставляется Гражданским кодексом:
— на произведение науки, литературы или искусства — «автору произведения» (подп. 1 п. 2 ст. 1255), т.е. «гражданину, творческим трудом которого оно создано» (ст. 1257);
— на исполнение — «исполнителю» (подп. 1 п. 1 ст. 1315), которым признается «гражданин, творческим трудом которого создано исполнение, — артист-исполнитель. а также режиссер-постановщик спектакля. и дирижер» (ст. 1313);
— на фонограмму — «изготовителю фонограммы» (подп. 1 п. 1 ст. 1323), которым признается «лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за первую запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков» (ст. 1322),
— и т.д. и т.п..
Несколько сложнее проследить эту принципиальную линию законодательства в нормах патентного права. Исключительное право на изобретение, полезную модель и промышленный образец «удостоверяет» патент (п. 1 ст. 1354 ГК), выдаваемый не обязательно автору соответствующего решения, а «лицу, на имя которого испрашивается патент» заявителем (подп. 1 п. 2 ст. 1375, подп. 1 п. 2 ст. 1376, подп. 1 п. 2 ст. 1377 ГК). Именно этому лицу, после выдачи патента — «патентообладателю», принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца (п. 1 ст. 1358 ГК). Но производный характер исключительного права патентообладателя очевиден: прежде всего «автору изобретения, полезной модели или промышленного образца» принадлежит «исключительное право» (подп. 1 п. 2 ст. 1345 ГК) и, как следствие, ему же — «гражданину, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности» (ст. 1347 ГК), принадлежит «право на получение патента» (п. 3 ст. 1345 ГК). Иное, чем автор, лицо (физическое или юридическое) может оказаться «в башмаках» патентообладателя, но только потому, что ГК в предусмотренных им случаях и по основаниям, им установленным, допускает переход и передачу этого права другим лицам (п. 2 ст. 1357).
Существенные ограничения предусмотрены ГК и в отношении круга лиц, которые могут стать обладателями исключительного права на средство индивидуализации.
Так, лишь на первый взгляд может показаться, что обладателем исключительного права на использование товарного знака может быть любое «лицо, на имя которого зарегистрирован товарный знак» (п. 1 ст. 1484 ГК). В действительности ГК с помощью ряда норм сводит дело к тому, чтобы обладатель такого права был лицом, которое может участвовать и реально участвует в обороте соответствующего товара (ст. 1478, 1486, подп. 3 п. 3 ст. 1492 ГК).
Таким образом, исключительное право как субъективное гражданское право (и соответственно исключительные права как особая категория гражданских прав) исключительно в трех отношениях:
1) обладателю исключительного права предоставляется возможность использовать в соответствии с законом и под его защитой результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации из числа тех, которым закон предоставляет правовую охрану, определяя их с разной степенью детализации в качестве объектов исключительных прав. Это не значит, что иные нематериальные объекты, в том числе иные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, вообще оказываются вне сферы действия гражданского права, но из сферы действия его норм об исключительных правах они исключены определенно;
2) обладатель исключительного права принадлежит к той категории лиц, за которыми закон признает возможность быть субъектом исключительных прав соответствующего вида. При этом надо иметь в виду, что закон не просто по-разному подходит к определению круга возможных правообладателей исключительных прав разных видов (например, авторских прав и права на товарный знак, патентных прав и права на наименование места происхождения товара), но и проводит существенные различия (прежде всего, по объему и срокам правомочий) внутри этого круга — между авторами и их наследниками, между авторами-работниками и правообладателями-работодателями, между первичными и вторичными правообладателями и т.д.;
3) за изъятиями, установленными законом, никто не вправе без согласия обладателя исключительного права использовать являющиеся объектом этого права результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Нарушение этого запрета влечет гражданско-правовую и иную ответственность.
Этот общий вывод о природе и понятии исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации требует целого ряда уточнений и объяснений применительно к отдельным видам этих объектов (в особенности средств индивидуализации), но в целом только он объясняет особое место исключительных прав в системе гражданских прав.

4. Понимание и определение исключительных прав как особой категории гражданских прав, которые возникают в результате предоставления правовой охраны на особо указанные в законе объекты особо указанным в нем субъектам, позволяют объяснить присутствие в законодательстве об интеллектуальной собственности ряда групп норм и правовых институтов, не свойственных другим отраслям гражданского законодательства или во всяком случае для них не характерных.
Во-первых, как уже отмечалось, весьма значительное число норм разд. VII ГК посвящено определению различными способами и приемами возможных объектов исключительных прав. Значительный удельный вес этих норм в составе разд. VII ГК и высокая степень детальности многих из них объясняются как самим избирательным подходом закона к определению объектов исключительных прав, так и установленным порядком предоставления правовой охраны объектам ряда видов (изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, селекционным достижениям, товарным знакам и др.) по индивидуальным решениям органов государственной власти, на основании принимаемых ими ненормативных правовых актов. Необходимость соответствия объектов исключительных прав, получивших правовую охрану, установленным в ГК требованиям сохраняется на протяжении всего времени, на которое такая охрана предоставлена. Обнаруженное (существовавшее или возникшее) несоответствие такого объекта указанным требованиям может повлечь прекращение его правовой охраны (ее аннулирование, недействительность и т.п.).
Во-вторых, в отличие от других гражданских прав, для обладания которыми в большинстве случаев достаточно иметь гражданскую правоспособность, к обладателям исключительных прав нормы ГК во многих случаях предъявляют дополнительные квалифицирующие требования. Прежде всего это относится к первичным правообладателям авторских и смежных прав — авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и баз данных и др. Но требования такого рода (хотя и не так четко сформулированные) можно обнаружить и в отношении обладателей исключительных прав на промышленную собственность, товарные знаки и другие виды интеллектуальной собственности.
Эти требования, как правило, не касаются обладателей вторичных исключительных прав (прав, полученных в результате универсального или сингулярного правопреемства) и прав, производных от исключительных (прав лицензиата, сублицензиата и др.). Но само исключительное право вторичного правообладателя — это то исключительное право, которое возникло у автора, исполнителя, изготовителя фонограммы и т.д. Если оно недействительно или имеет недостатки из-за несоответствия его первоначального обладателя установленным законом требованиям, то эти пороки не отпадают и после перехода исключительного права к последующим обладателям и даже могут повлечь его недействительность. Равным образом соответствующий «отпечаток» пороков исключительного права несут на себе и производные от него правомочия лицензиата, сублицензиата и т.п.
В-третьих, предъявляемые законом специальные требования к субъектам исключительных прав и, в особенности, к объектам этих прав требуют во всех случаях, для которых установлена система индивидуального признания государством исключительного права конкретного заявителя на конкретный объект, создания процедуры соответствующей «проверки» выполнения указанных требований. Нормы, определяющие процедуру такой «проверки» (составления и подачи заявок, их рассмотрения, экспертизы и т.д.) и решения государственным органом вопроса о признании или отказе в признании исключительного права, как всякие процедурные нормы, неизбежно подробны и занимают в ГК значительное место. Однако их трудно оторвать от гражданско-правовых норм об интеллектуальных правах, в особенности от норм об исключительных правах. Эти процедурные нормы определяют порядок возникновения и прекращения исключительных прав и очень тесно связаны с нормами, устанавливающими основания их возникновения и прекращения (включая специальные требования к субъектам и объектам исключительных прав).
В частности, многочисленные нормы ГК о недействительности патента, отмене решения о его выдаче, аннулировании государственной регистрации представляют собой не что иное, как развернутую конкретизацию применительно к исключительным правам (патентным, на товарный знак и др.) общего правила ст. 13 ГК о признании недействительным ненормативного акта государственного органа.

5. Понимание и определение исключительного права всего лишь как абсолютного права или его разновидности, только как «права-запрета» или «права-монополии» отражают одну сторону исключительного права, по сути «внешнюю», — взаимоотношения правообладателя с другими лицами в абсолютных и относительных правоотношениях. Вне поля зрения остается не менее важная другая сторона исключительных прав — основания их исключительности. Определение исключительных прав как прав на особо выделенные законом нематериальные объекты, притом прав, признаваемых законом, как правило, за субъектами, отвечающими указанным в законе требованиям, заставляет искать причины такой исключительности объектов и субъектов этих прав. Это приводит к постановке вопроса о социально-экономических основаниях исключительных прав.
Дабы избежать неуместного в рамках Комментария рассмотрения этой огромной во всех отношениях проблемы, целесообразно привести ее сжатое изложение, принадлежащее перу одного из самых талантливых отечественных специалистов в области авторского права И.А. Грингольца: «Чтобы стать товаром, произведение должно быть недоступно вне акта обмена тому, кто нуждается в нем как в потребительной стоимости. Но по своей природе, будучи однажды сообщено людям, оно физически выходит из-под контроля публикатора, дальнейшее его «присвоение» (в экономическом смысле слова) потребителями оказывается свободным. Если в эти отношения не вмешается право, то цена выпущенных разными издателями книг, содержащих одно и то же произведение, при равных полиграфических условиях будет, в конечном счете, определяться общественно необходимым временем изготовления книги — продукта материального производства, и, покупая книгу, потребитель получит произведение безвозмездно, хотя именно произведение обусловливает потребительную стоимость книги как культурной услуги. При таком положении дел произведение не может превратиться в предмет обмена и в отношениях между автором и первым публикатором (издателем). Если реализация нематериального продукта в отрыве от «материального носителя» (рукописи, картины, понимаемой как покрытый красками холст, и т.п.) исключена, то отношения обмена складываются по поводу вещи, а не произведения».

6. Содержание исключительного права определено в ГК общим образом (п. 1 ст. 1229), о чем уже говорилось выше, и конкретно — применительно к исключительным правам на каждый вид интеллектуальной собственности.
Во втором случае закон определяет подробно или кратко, примерно или исчерпывающе круг (состав) правомочий, которые входят в содержание исключительного права. По составу этих правомочий исключительные права на разные результаты интеллектуальной деятельности и разные средства индивидуализации, как правило, весьма существенно различаются. Вызваны эти различия в наборе конкретных правомочий, образующих исключительное право, различиями (часто кардинальными) в самих объектах исключительных прав, в самих результатах интеллектуальной деятельности и средствах индивидуализации — в их природе, назначении, возможностях их использования и т.д. Из-за этих различий даже правомочия, входящие в состав исключительного права одного вида, не всегда и не в равной степени осуществимы в отношении всех объектов такого исключительного права. Достаточно посмотреть на широкий перечень авторских правомочий в п. 2 ст. 1270 ГК, чтобы убедиться, что некоторые из них осуществимы в отношении произведений литературы и науки, но вряд ли возможны в отношении произведений изобразительного искусства, и наоборот, другие заведомо предоставляются лишь в отношении определенных видов произведений (аудиовизуальных, программ для ЭВМ, произведений архитектуры и др.).
Применительно к исключительным правам на различные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации сами способы определения содержания исключительного права значительно различаются. В большинстве случаев в ГК приводятся открытые перечни возможных способов использования соответствующего результата или средства и таким образом определяется круг основных правомочий обладателя исключительного права. При этом величина таких перечней, их подробность и детальность сами по себе еще не определяют объем очерченных ими правомочий. В большей степени они свидетельствуют о развитости соответствующей области законодательства или необходимо вытекают из правил и предписаний международных договоров. Состоящий всего из двух пунктов перечень возможных способов использования топологии — путем ее воспроизведения и введения в гражданский оборот (п. 2 ст. 1454), равно как и даваемая обладателю ноу-хау возможность использовать его «при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений» (п. 1 ст. 1466 ГК), тоже предоставляет правообладателям значительные по объему правомочий исключительные права.
В двух случаях перечисление возможных способов использования результатов интеллектуальной деятельности носит исчерпывающий характер (п. 1 ст. 1339 и п. 3 ст. 1421 ГК). В последнем случае способы использования селекционного достижения определены в соответствии с тем, как они указаны в международном договоре России — в Международной конвенции по охране новых сортов растений 1961 г. (п. 1 ст. 14).
Несмотря на то что само исключительное право определено в ГК как право использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации «по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом» (п. 1 ст. 1229), перечни входящих в состав этого права правомочий имеют не иллюстративное, а юридическое значение по меньшей мере в двух отношениях. Во-первых, отталкиваясь от содержания этих правомочий, можно сравнительно легко определить круг действий, являющихся нарушениями соответствующего исключительного права. Во-вторых, градация способов использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации облегчает заключение лицензионных договоров (см. подп. 2 п. 6 ст. 1235 ГК) и в случае сомнения — их толкование.

7. Исключительное право как право, дающее его обладателю возможность самому «использовать. любым не противоречащим закону способом» (п. 1 ст. 1229 ГК) результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, для правообладателя далеко не всегда представляет интерес. Произведения литературы и искусства, объекты смежных прав, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем значительно чаще создаются не для того, чтобы сам автор и изготовитель наладили затем их «воспроизводство» и пустили полученные результаты в оборот. Иначе обстоит дело с объектами промышленной собственности и средствами индивидуализации, но и они нередко представляют интерес для правообладателя как объекты в обороте.
По этим причинам и исключительное право в целом, и входящие в его состав правомочия (по отдельности и в разных сочетаниях) представляют имущественную ценность для правообладателя не только как правовое основание самостоятельного извлечения выгоды из соответствующих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации способами, перечисленными в законе, но и как объекты гражданского оборота, возможность участия в котором обеспечивается в принципе имманентным исключительному праву правом распоряжения им (п. 1 ст. 1229, ст. 1233 ГК).

Ограничения исключительных прав (пункт 5 статьи 1229)

1. В прежнем законодательстве имелись многочисленные нормы о конкретных ограничениях исключительных прав и даже общая норма об ограничении прав на интеллектуальную собственность определенного вида (в отношении имущественных прав автора в п. 5 ст. 16 Закона об авторском праве). В Гражданском кодексе впервые появилась норма об ограничениях исключительных прав, в принципе относящаяся ко всем видам исключительных прав. В соответствии с пунктом 5 статьи 1229 ГК ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации могут быть установлены только в Гражданском кодексе.
Главный вопрос, возникающий в связи с этой нормой, это вопрос о том, какого рода ограничения исключительных прав в ней имеются в виду. Ответ на него тем более важен, что во втором абзаце этого же пункта статьи 1229 ГК содержится предписание об условиях, при наличии которых законодатель только и может установить «указанные ограничения». Предписание это, адресованное законодателю и потому в ГК оказавшееся явно не на месте, тем не менее должно законодателем выполняться, поскольку имеет своим источником целый ряд норм международного публичного права в различных международных договорах, в одних из которых Россия участвует, а в других намеревается участвовать в связи с возможным вступлением в ВТО.
Первоначально правило, послужившее прообразом для положения, вошедшего в абз. 2 п. 5 ст. 1229 ГК, появилось в Бернской конвенции и касается ограничений в национальном законодательстве только права на воспроизведение литературных и художественных произведений: законодателю предоставляется «право разрешать воспроизведение таких произведений [1] в определенных особых случаях [dans certains cas speciaux] при условии, что такое воспроизведение [2] не наносит ущерба нормальной эксплуатации произведения и [3] не ущемляет необоснованным образом [ne cause un prejudice injustifie] законные интересы автора» (п. 2 ст. 9). Из-за отмеченных трех элементов, вошедших в эту норму, она получила название трехшагового теста (или трехступенчатого теста).
Позднее, в 1994 г., эта норма международного права, обращенная к государствам — членам ВТО, была включена в Соглашение ТРИПС в виде общей нормы о возможных «ограничениях или изъятиях в отношении исключительных прав [limitations or exceptions to exclusive rights]» в сфере авторского права и смежных прав (ст. 13) и с модификациями — в нормы о возможных «ограниченных исключениях» [limited exceptions] из прав, предоставляемых товарным знакам (ст. 17), и из исключительных прав, предоставляемых патентом (ст. 30).
Положение Бернской конвенции о трехшаговом тесте было воспроизведено дословно в ДАП в отношении «ограничений или исключений из прав, предоставляемых авторам. по настоящему Договору» (п. 1 ст. 10). В одновременно принятом ДИФ этот же вопрос решен точно так же для «ограничений или исключений из предусмотренных настоящим Договором прав» (п. 2 ст. 16). Но кроме того, в ДИФ договаривающимся государствам дана возможность предусмотреть в своем национальном законодательстве «те же виды ограничений и исключений в отношении охраны прав исполнителей и производителей фонограмм», которые в этом законодательстве предусмотрены в отношении авторского права (п. 1 ст. 16).
Эти положения международных договоров, в одном из которых Россия участвует, а в других намеревается участвовать, явно послужившие в прошлом основой для п. 5 ст. 16 Закона об авторском праве, а в ГК — для абз. 2 п. 5 ст. 1229, являются дополнительным основанием для выяснения понятия «ограничения исключительных прав» и круга таких ограничений, подпадающих под действие данной нормы ГК.
Предварительно следует заметить, что в отношении исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и исключительных прав на средства индивидуализации «институт ограничений», если его можно так назвать, имеет разное практическое значение. Возможность существования исключительных прав на средства индивидуализации ограничивается главным образом на стадии предоставления правовой охраны таким средствам (т.е. уже на стадии приобретения исключительных прав на использование этих средств). Достигается это с помощью установленных законом — с разной степенью детальности для разных средств индивидуализации — критериев (условий, признаков), при наличии которых соответствующим объектам только и может быть предоставлена охрана в качестве таких средств (см. ст. 1473, 1483 ГК и др.).

2. Несмотря на ее общий характер, норма, содержащаяся в абз. 1 п. 5 ст. 1229 ГК, не относится ко всем возможным ограничениям исключительных прав. В ней явно имеется в виду сузить круг таких ограничений, устанавливаемых законодателем. Между тем основания ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации и соответственно виды таких ограничений многочисленны и разнообразны, и далеко не все такие ограничения (и тем более не каждое из них) нуждаются в строгой законодательной регламентации.
Так, существо лицензионного договора (едва ли не основного договора, посредством которого осуществляется исключительное право) заключается в том, что лицензиату предоставляется право использовать соответствующий результат или средство «в предусмотренных договором пределах» (п. 1 ст. 1235 ГК), и в этих пределах объем правомочий обладателя исключительного права сужается, ограничивается. Но попытка «установить» в ГК все такие (и подобные им в других договорах) ограничения не только была бы лишена практического смысла, но и вступила бы в противоречие с принципом свободы договора (ст. 421 ГК).
Равным образом не имеется в виду в пункте 5 статьи 1229 «устанавливать» в ГК те ограничения исключительного права, которые могут вытекать из различных договоров, имеющих целью создание одной из сторон определенного результата интеллектуальной деятельности или допускающих возможность его создания при выполнении обусловленных договором работ. В принципе вопросы о том, какой из них должно принадлежать исключительное право на такой результат и каким образом оно может быть ограничено правомочиями другой стороны, это вопросы их взаимоотношений по договору. Поэтому ГК хотя и регулирует отношения сторон по этому поводу, но делает это, как правило, диспозитивными нормами. Очевидно, что и в этих случаях речь не может идти об ограничениях, «установленных» ГК.
Не подпадают под действие пункта 5 статьи 1229 ГК и многочисленные случаи ограничений исключительных прав, вытекающих из сотворчества нескольких лиц (соавторства, совместного исполнения и т.п.), притом ограничений, вытекающих как для самих первичных правообладателей, так и для их правопреемников. Такого рода ограничения, являющиеся следствием множественности субъектов исключительного права, это прежде всего вопрос внутренних взаимоотношений между ними, и хотя исключительное право (как выступающее по отношению к третьим лицам единое целое) эти ограничения затрагивают, но устанавливаются они не в интересах этих третьих лиц.
Наконец, из-под действия пункта 5 статьи 1229 ГК следует изъять ограничения, которые налагает на исключительное право обязанность его обладателя соблюдать исключительные права другого лица. Это естественные ограничения осуществления любого субъективного гражданского права. Просто в сфере интеллектуальных прав вследствие часто встречающейся связи между их объектами и их зависимости друг от друга закон уделяет большее внимание необходимости соблюдать права на объекты другого вида (права автора при исполнении его произведения, права исполнителя при записи исполнения и т.д.).

3. В числе ограничений исключительного права, предусмотренных международными договорами или установленных в ГК в соответствии с п. 5 ст. 1229 этого Кодекса, самую заметную группу составляют ограничения, в которых наиболее отчетливо выразилось определенное противостояние, столкновение интересов обладателя исключительного права и общества. Хотя установлены некоторые из этих ограничений ради определенных категорий лиц (учащихся, слепых, лиц, нуждающихся в определенном лекарстве, в основу которого положено соответствующее изобретение, и др.), их интересы закон берет под защиту вследствие общественной, социальной значимости этих интересов. В этой группе ограничений достаточно отчетливо различаются несколько подгрупп:
— ограничения, обеспечивающие свободы слова и информации. Этим ограничениям полностью или частично посвящены нормы, установленные в подп. 1, 3, 4, 5 п. 1 и в п. 3 ст. 1274, в ст. 1276, 1279 ГК и др.;
— ограничения, установленные в интересах просвещения, образования и развития науки. Нормы, в которых предусмотрены такие ограничения, можно найти в ст. 1274 (подп. 1, 2, 6 п. 1 и п. 2), 1275 (подп. 1, 2 п. 1), 1280 (п. 2), 1334 (п. 3), 1359 (п. 2), 1422 (п. 2, 3) ГК и др.;
— ограничения, введенные ради обеспечения развития экономики, международного экономического обмена и национальной безопасности, установлены в ряде норм патентного права (подп. 1, 3, 5, 6 ст. 1359, ст. 1360 ГК). По сути дела этим же целям служат правила ГК о принудительной лицензии (ст. 1239, 1362 и 1423) и о секретных изобретениях (ст. 1401 — 1405); — ограничения, установленные главным образом с целью обеспечить выполнение государством публично-правовых функций: издание официальных документов, установление официальных символов и знаков (п. 2 ст. 1264 ГК), правоприменение (ст. 1278 ГК), совершение официальных церемоний (ст. 1277 ГК).
Классификация ограничений внутри этой группы может быть иной, более детальной, может основываться на иных критериях. Например, можно выделить ограничения исключительного права на воспроизведение, установленные в целях сохранения и замены утрачиваемых экземпляров, и т.п. Важно другое — то, что значительное число ограничений исключительных прав конкретных субъектов устанавливается в интересах общества в целом.

4. Вопреки распространенному мнению о том, что исключительные права ограничиваются международными договорами и законом главным образом ради того, чтобы обеспечить интересы общества и государства, немалая часть установленных таким образом ограничений исключительных прав непосредственно этими интересами не определяется.
В первую очередь это относится к большой группе ограничений исключительных прав, вытекающих не столько из общественных интересов, сколько из самой сущности исключительного права.
Родившееся в условиях рыночной экономики исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации дает его обладателю возможность получать доход или извлекать прибыль из использования этого результата или средства путем его самостоятельного использования (что в большей мере характерно для средств индивидуализации) либо распоряжения самим исключительным правом (что в большей мере относится к результатам интеллектуальной деятельности). В последнем случае цель достигается введением соответствующего объекта исключительного права в гражданский оборот посредством различных сделок, по общему правилу возмездных. Тем самым исключительное право на распространение этих объектов (в виде экземпляров произведения, изобретения в изделиях, товарного знака на товаре и т.п.) осуществляется, по терминологии закона — исчерпывается и на дальнейшем обращении соответствующих материальных носителей юридически не сказывается. Институт исчерпания прав — один из наиболее важных ограничителей исключительных прав, проявляющий себя постоянно и в массовом количестве.
В значительном числе случаев Гражданский кодекс ограничивает исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности, когда их использование осуществляется заведомо не с коммерческой целью. Это касается «воспроизведения гражданином исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения» (ст. 1273) и объектов смежных прав (ст. 1306), исполнения записи исполнения «в обычном кругу семьи» (подп. 8 п. 2 ст. 1317), сообщения фонограммы с помощью технических средств в месте, закрытом «для свободного посещения», или в «обычном кругу семьи» (подп. 1 п. 2 ст. 1324), сообщения радио- или телепередачи с помощью технических средств в месте, куда нет «платного входа» (подп. 6 п. 2 ст. 1330), использования для нужд, «не связанных с предпринимательской деятельностью», изобретения, полезной модели или промышленного образца (подп. 4 ст. 1359), равно как и селекционного достижения (подп. 1 ст. 1422), использования топологии «в личных целях, не преследующих получение прибыли» (подп. 2 ст. 1456).
В связи с названными ограничениями исключительных прав следует обратить внимание также на то, что, ограничивая исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности в ряде других случаев (в том числе и ради серьезных общественных интересов), Гражданский кодекс (как правило, следуя при этом за соответствующими нормами международных договоров) «ограничивает эти ограничения» условиями о том, чтобы допускаемое использование осуществлялось «без извлечения прибыли» (подп. 6 п. 1 ст. 1274, п. 1 ст. 1275), «безвозмездно» (п. 2 ст. 1274), не «в коммерческих целях» (ст. 1276). Ту же цель, хотя и иными средствами, преследуют разнообразные «ограничения ограничений», установленные в отношении свободного воспроизведения произведения в личных целях (ст. 1273) и свободного воспроизведения программ для ЭВМ и баз данных и декомпилирования таких программ (подп. 1 и 2 п. 1 и п. 3 ст. 1280).

5. Немалую группу ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности составляют ограничения, вызываемые условиями использования этих результатов — техническими, технологическими и т.п. Так, исключая из допускаемого репродуцирования произведений (п. 1 ст. 1275 ГК) их воспроизведение и хранение их копий в машиночитаемой (в том числе в цифровой) форме, закон тут же делает «исключение из исключения» для «случаев создания с помощью технических средств временных копий, предназначенных для осуществления репродуцирования» (п. 2 ст. 1275 ГК).
Подобные «технологические» ограничения исключительных прав предусмотрены в целом ряде норм ГК — в отношении краткосрочных и документальных записей произведений организациями эфирного вещания (ст. 1279), адаптации программ для ЭВМ и баз данных (подп. 1 п. 1 ст. 1280), декомпилирования программ для ЭВМ (п. 3 ст. 1280), временных записей исполнения в память ЭВМ (подп. 4 п. 2 ст. 1317), временных записей фонограммы на электронном носителе (подп. 5 п. 2 ст. 1324), временных записей сообщения радио- или телепередачи на электронном носителе (подп. 2 п. 2 ст. 1330) и др.

6. Существуют и немногочисленные ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, вызываемые тем, что аналогичные интеллектуальные продукты создаются разными лицами независимо друг от друга. Для случаев создания тождественных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов закон решает этот вопрос с помощью института преждепользования (ст. 1361 ГК), а для случаев создания идентичных топологий — путем признания самостоятельного исключительного права за каждым лицом, создавшим такую топологию (п. 3 ст. 1454). Может показаться, что в последнем случае имеет место лишь фактическое ограничение сферы действия каждого из этих «самостоятельных» исключительных прав, однако это не так: предоставляемая каждой из топологий правовая охрана не действует в отношении исключительного права на другую идентичную топологию.

7. Несмотря на многочисленность и разнообразие таких ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, которые следует считать «установленными» Гражданским кодексом в смысле п. 5 ст. 1229 ГК, по юридическим признакам они могут быть разделены на две неравные группы.
Одну, большую, группу составляют многочисленные ограничения, которые определяют границы, пределы существования исключительного права. Они устанавливают исключения, изъятия из состава правомочий, образующих объем, содержание исключительного права, и не дают правообладателю ничего взамен этих изъятий. Такие ограничения в большинстве случаев формулируются в законе путем указания на те конкретные действия по использованию результатов интеллектуальной деятельности, которые могут совершать другие по отношению к правообладателю лица без его согласия и без выплаты за такое использование вознаграждения. Безвозмездность установленного изъятия влечет утрату соответствующим правомочием материальной ценности и, как следствие, его выпадение из состава исключительного права. Распоряжение этим правомочием исключается.
Вторую группу образуют немногочисленные ограничения исключительных прав, заключающиеся в том, что закон допускает использование результата интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, но с выплатой за это использование вознаграждения. К основным таким ограничениям относятся следующие предусмотренные ГК случаи, в которых допускается:
а) воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений «исключительно в личных целях» (п. 1 ст. 1245). Кодекс допускает такое воспроизведение «без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения» гражданином, осуществляющим воспроизведение в личных целях (ст. 1273, 1306), но одновременно предусматривает выплату вознаграждения «авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений. за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения». Для этого в ГК предусмотрен механизм сбора и распределения таких средств организациями по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе, имеющими государственную аккредитацию (ст. 1242 — 1245);
б) публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, а также ее сообщение в эфир или по кабелю без разрешения обладателей исключительных прав на фонограмму и на зафиксированное в ней исполнение, но с выплатой им вознаграждения (п. 1 ст. 1326). Вознаграждение собирается «с пользователей фонограмм» и распределяется между правообладателями, организациями по управлению правами на коллективной основе, имеющими государственную аккредитацию (ст. 1242 — 1244, 1326);
в) «публичная перепродажа оригинала произведения изобразительного искусства», равно как «авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений». Такая перепродажа не требует разрешения автора, если эти результаты интеллектуальной деятельности ранее были им отчуждены, т.е. введены в гражданский оборот (ст. 1293, 1272). Тем не менее при каждой такой перепродаже автор, а после его смерти — наследники имеют «право на получение от продавца вознаграждения в виде процентных отчислений от цены перепродажи (право следования)» на основании ст. 1293 ГК;
г) «использование изобретения, полезной модели или промышленного образца при чрезвычайных обстоятельствах (стихийных бедствиях, катастрофах, авариях)» без согласия патентообладателя, но с последующей выплатой ему «соразмерной компенсации» (п. 3 ст. 1359);
д) использование изобретения, полезной модели, промышленного образца «в интересах обороны и безопасности» с разрешения Правительства РФ без согласия патентообладателя, но с выплатой ему «соразмерной компенсации» (ст. 1360).
Во всех приведенных случаях связь между ограничением исключительного права и выплачиваемым вознаграждением (компенсацией) достаточно очевидна. На нее же указывают, в частности, взимание средств для выплаты вознаграждения «с пользователей фонограмм» и его выплата «обладателям исключительного права» (ст. 1326 ГК), действие права следования в течение «срока действия исключительного права» (ст. 1293 ГК), требование «соразмерности» выплачиваемой компенсации (ст. 1359, 1360 ГК). Эта связь очень ясно выражена в одной из наиболее современных и юридически точных конвенций в сфере интеллектуальных прав — в Международной конвенции по охране новых сортов растений от 2 декабря 1961 г. Как сказано в этой Конвенции, в случае, если следствием «ограничения» государством «свободного осуществления права селекционера (эквивалента исполнительного права. — А.М.) является предоставление третьему лицу разрешения на совершение действий, требующих разрешения селекционера, соответствующая договаривающаяся сторона предпринимает все меры, необходимые для того, чтобы селекционер получил справедливое вознаграждение» (ст. 9).
Все это не дает оснований полагать, что среди интеллектуальных имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации существует наряду с исключительным правом еще особое «право на вознаграждение». То обстоятельство, что в случаях, указанных выше, в пунктах «а» и «в», в числе получателей вознаграждения могут оказаться лица, уже лишившиеся к этому времени исключительного права на соответствующий интеллектуальный продукт, представляет собой лишь исключение из правила, это правило подтверждающее (см. подробнее комментарий к ст. 1245 ГК).

Смотрите еще:

  • Мировой суд 1 участок заводского района Мировой суд 1 участок заводского района Судебный участок №1 Заводского района г.Орла Аппарат мирового судьи МИРОВОЙ СУДЬЯ Сидорова Наталья Юрьевна ПОМОЩНИК МИРОВОГО СУДЬИ Кондратова Анна Дмитриевна СЕКРЕТАРЬ СУДЕБНОГО […]
  • Имущественный вычет пенсионеру за 3 года Получение имущественного вычета при покупке квартиры/дома пенсионером По общему правилу имущественный налоговый вычет при покупке жилья могут получить только те налогоплательщики, доходы которых облагаются налогом (НДФЛ) по ставке […]
  • Лишение прав или 15 суток Лишение прав или 15 суток Нее щас работы только по желанию.. можно послать нафиг и спать в камере Нее щас работы только по желанию.. можно послать нафиг и спать в камере Интересно, а пару книжек можно взять? И блокнот с ручкой. Ноут с […]
  • Статья 1149 гражданский кодекс рф Статья 1149. Право на обязательную долю в наследстве 1. Несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к […]
  • Гражданский кодекс ст 719 Статья 719. Неисполнение заказчиком встречных обязанностей по договору подряда 1. Подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в […]
  • Закон рф о приватизации жилищного фонда в российской Закон "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" Информация об изменениях: Законом РФ от 23 декабря 1992 г. N 4199-I в название настоящего Закона внесены изменения Закон РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-I"О приватизации жилищного […]
admin

Обсуждение закрыто.