Ч1 ст1431 коап

Ч1 ст1431 коап

Земельный кодекс захламление прилегающей территории ответственность

Перейти на мобильную версию Для корректной работы сайта необходимо включить поддержку JavaScript в настройках Вашего веб-обозревателя Обзоры Статьи Тесты Авторские колонки Спецпроекты Видео Такой размер финансовых санкций планируется установить уже с октября 2014 года за захламление субъектами предпринимательства прилегающих территорий производственными отходами. Соответствующие дополнения в ст. 8.6 КоАП разработаны Минэкономразвития России. В настоящее время проект ФЗ вынесен на общественное обсуждение на Едином портале. Размер штрафов за новый состав административного нарушения разработчики предлагают определять в зависимости от субъекта правонарушения и степени его вины:

  • для физических лиц сумма штрафа составит 3-5 тыс. рублей;
  • для должностных лиц — 20-50 тыс. рублей;
  • для предприятий и организаций — 100-300 тыс.

Ответственность за захламление земельного участка

Могут ли изъять участок ввиду ненадлежащего использования Действующим законодательством предусмотрена крайняя мера ответственности за нарушение правил по надлежащему содержанию участка, это изъятие земли. Данное обстоятельство возможно в том случае, когда собственник или пользователь земли (по договору аренды или бессрочного пользования) осуществляет на участке деятельность, противоречащую его целевому назначению.

За хлам на своей территории ответит арендатор участка

При этом иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение двадцати лет.В силу п. 18 ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» организация сбора и вывоза бытовых отходов и мусора относится к вопросам местного значения поселения. Пунктом 1 ст. 8 Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» также предусмотрено, что организация сбора и вывоза бытовых отходов и мусора относится к полномочиям органов местного самоуправления поселений в области обращения с отходами.
В ст. 13 этого же Федерального закона указано, что территория муниципального образования подлежит регулярной очистке от отходов в соответствии с экологическими, санитарными и иными требованиями.

За захламление земель — к ответственности

Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность в виде наложения административного штрафа: на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей.Кроме того, статьей 76 Земельного Кодекса Российской Федерации, статьей 78 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Приказом Мин-природы РФ от 08.07.2010 N 238 «Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды» предусмотрена обязанность правонарушителя по возмещению в полном объеме вреда, причиненного в результате совершения им земельных правонарушений добровольно либо по решению суда.

Земли общего пользования: незаконный захват

  • следуйте условиям договора (при использовании участка на праве аренды);
  • содержите участок в чистоте, не допускайте захламления и хранения посторонних вещей с целью обеспечения максимального плодородия почвы и предотвращения загрязнения;
  • используйте участок в соответствии с его целевым назначением (если категория земли признана сельскохозяйственной, то использовать участок в других целях запрещено);
  • не допускать нарушения прав других пользователей и собственников земель (соблюдать границы территорий, не допускать загрязнения чужого участка, затопления сточными и канализационными водами).

Основное правило, которое необходимо запомнить при использовании участка земли – это соблюдение прав других собственников (владельцев смежных наделов) в рамках законодательных требований.

Ответственность за загрязнение земель и захламление земельного участка

Если будет установлен юридический факт нарушения законодательства со стороны недобросовестного собственника соседнего надела (нарушение санитарных, экологических или градостроительных норм), то в отношении виновника будет возбуждено административное дело. При доказывании вины владельца соседнего надела в отношении него будет составлен протокол об административном правонарушении и наложен денежный штраф.

Кодексом, федеральными законами. Обязанность использовать земельные участки в соответствии с их принадлежностью к категории земель и разрешенными к использованию способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, основана на положениях Конституции РФ. В соответствии с этими положениями осуществление правомочий собственника земли не должно наносить ущерба окружающей среде (ч.
2 ст. 36); каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).

Соблюдение целевого назначения земельного участка при его использовании — главная обязанность участников земельных отношений. Земельное законодательство допускает предоставление земельного участка не вообще, а только с определенной целью использования, что отражается в документах о правах на земельные участки.

Земельный кодекс захламление прилегающей территории ответственность

Если вредное воздействие, отсутствие сельскохозяйственной деятельности или применение участка в нарушении его целевых значений будет доказано, то земельный надел будет отобран и передан другому пользователю, без возмещения его стоимости прежнему владельцу (собственнику или пользователю). Также действующим законодательством предусмотрена специальная процедура для изъятия земель в государственных целях (не связана с фактами нарушения законодательства со стороны собственника земли).
Надел изымается из хозяйственного оборота в связи с расположением на земельном участке общественного сервитута, размещения промышленных государственных предприятий, для организации оборонных специальных мероприятий. При данных обстоятельствах собственнику земельного участка возмещается его рыночная стоимость либо предоставляется равноценный надел.

Ответственность за захламление земельного участка Кроме самовольного занятия земель административная ответственность применяется, когда нарушаются установленные правила застройки земельного участка, т.е. в случаях самовольного строительства. Статья 143 КоАП устанавливает административную ответственность за строительство объектов недвижимости без разрешения на строительство.

Специальная норма ст. 1431 КоАП рассматривает нарушение правил строительства летних садовых домиков, а также организации и ведения коллективного садоводства как административное правонарушение. Земельный кодекс предусматривает административную ответственность за захламление земель.

Среди них — самовольное занятие земельного участка, в том числе участка лесного фонда, водоохранной зоны водного объекта, унич­тожение или повреждение чужого имущества, самовольная пере­уступка права пользования землей, использование земель не по целевому назначению, а также уничтожение специальных знаков. Вторую группу образуют нарушения порядка государственного управления.

К ним относятся действия или бездействие граждан и организаций, нарушающие порядок государственного учета и контроля земель, а также невыполнение должностными лицами обязанностей в области регулирования земельных отношений.
На основании вышеизложенного, рекомендуем главам муниципальных образований обратить свое внимание на проблему захламления земель и предпринять необходимые меры по узаконению и переводу земельных участков в другую категорию.О случаях захламления земельных участков (несанкционированных свалках) на территории Республики Татарстан вы можете сообщить, изложив свои доводы письменно по адресу Управления Россельхознадзора по Республике Татарстан: 420059 г. Казань, ул.Оренбургский тракт, д.

Перечень нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих исполнение государственной функции

Перечень нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих исполнение государственной функции

4. Государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, осуществляется в соответствии со следующими нормативными правовыми актами:

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 1, ст. 1; № 18, ст. 1721; № 30, ст. 3029; № 44, ст. 4295, ст. 4298; 2003, № 1, ст. 2; № 27, ст. 2700, ст. 2708, ст. 2717; № 46, ст. 4434, ст. 4440; № 50, ст. 4847, ст. 4855; № 52, ст. 5037; 2004, № 19, ст. 1838; № 30, ст. 3095; № 31, ст. 3229; № 34, ст. 3529, ст. 3533; № 44, ст. 4266; 2005, № 1, ст. 9, ст. 13, ст. 37, ст. 40, ст. 45; № 10, ст. 762, ст. 763; № 13, ст. 1077, ст. 1079; № 17, ст. 1484; № 19, ст. 1752; № 25, ст. 2431; № 27, ст. 2719, ст. 2721; № 30, ст. 3104, ст. 3124, ст. 3131; № 40, ст. 3986; № 50, ст. 5247; № 52, ст. 5574, ст. 5596; 2006, № 1, ст. 4, ст. 10; № 2, ст. 172, ст. 175; № 6, ст. 636; № 10, ст. 1067; № 12, ст. 1234; № 17, ст. 1776; № 18, ст. 1907; № 19, ст. 2066; № 23, ст. 2380, ст. 2385; № 28, ст. 2975; № 30, ст. 3287; № 31, ст. 3420, ст. 3432, ст. 3433, ст. 3438, ст. 3452; № 43, ст. 4412; № 45, ст. 4633, ст. 4634, ст. 4641; № 50, ст. 5279, ст. 5281; № 52, ст. 5498; 2007, № 1, ст. 21, ст. 25, ст. 29, ст. 33; № 7, ст. 840; № 15, ст. 1743; № 16, ст. 1824, ст. 1825; № 17, ст. 1930; № 20, ст. 2367; № 21, ст. 2456; № 26, ст. 3089; № 30, ст. 3755; № 31, ст. 4001, ст. 4007, ст. 4008, ст. 4009, ст. 4015; № 31, ст. 4015; № 41, ст. 4845; № 43, ст. 5084; № 46, ст. 5553; № 49, ст. 6034, ст. 6065; № 50, ст. 6246; 2008, № 10, ст. 896; № 18, ст. 1941; № 20, ст. 2251, ст. 2259; № 29, ст. 3418; № 30, ст. 3582, ст. 3601, ст. 3604; № 45, ст. 5143; № 49, ст. 5738, ст. 5745, ст. 5748; № 52, ст. 6235, ст. 6236, ст. 6248; 2009, № 1, ст. 17; № 7, ст. 771, ст. 777; № 19, ст. 2276; № 23, ст. 2759, ст. 2767; № 26, ст. 3120, ст. 3122, ст. 3131, ст. 3132; № 29, ст. 3597, ст. 3599, ст. 3635, ст. 3642; № 30, ст. 3735; № 45, ст. 5265, ст. 5267; № 48, ст. 5711, ст. 5724, ст. 5755; № 52, ст. 6406, ст. 6412, ст. 6418; 2010, № 1, ст. 1; № 11, ст. 1169, ст. 1176; № 15, ст. 1743, ст. 1751; № 18, ст. 2145; № 19, ст. 2291; № 21, ст. 2524, ст. 2525, ст. 2526, ст. 2530; № 23, ст. 2790; № 25, ст. 3070; № 27, ст. 3416, ст. 3429; № 28, ст. 3553; № 30, ст. 4000, ст. 4002, ст. 4005, ст. 4006, ст. 4007; № 31, ст. 4155, ст. 4158, ст. 4164, ст. 4191, ст. 4192, ст. 4193, ст. 4195, ст. 4198, ст. 4206, ст. 4207, ст. 4208; № 32, ст. 4298; № 41, ст. 5192, ст. 5193; № 46, ст. 5918; № 49, ст. 6409; № 50, ст. 6605; № 52, ст. 6984, ст. 6995, ст. 6996; 2011, № 1, ст. 10, ст. 23, ст. 54; № 7, ст. 901; № 15, ст. 2039; № 17, ст. 2310; № 19, ст. 2715; № 23, ст. 3260; № 27, ст. 3873, ст. 3881; № 29, ст. 4290, ст. 4298; № 30, ст. 4573, ст. 4585, ст. 4590, ст. 4598, ст. 4600, ст. 4601, ст. 4605; № 46, ст. 6406; № 49, ст. 7042; № 50, ст. 7342, ст. 7345, ст. 7351, ст. 7352, ст. 7355, ст. 7362, ст. 7366; 2012, № 6, ст. 621; № 10, ст. 1166; № 15, ст. 1723, ст. 1724; № 18, ст. 2126, ст. 2128; № 19, ст. 2278), (далее – КоАП РФ);

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, № 1, ст. 48; Российская газета, 2012, 30 июля);

Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, № 52, ст. 6249; 2009, № 18, ст. 2140; № 29, ст. 3601; № 48, ст. 5711; № 52, ст. 6441; 2010, № 17, ст. 1988; № 18, ст. 2142; № 31, ст. 4160, ст. 4193; № 32, ст. 4298; 2011, № 1, ст. 20; № 7, ст. 905; № 17, ст. 2310; № 23, ст. 3263);

Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-I «О средствах массовой информации» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 7, ст. 300; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 3, ст. 169; № 24, ст. 2256; № 30, ст. 2870; 1996, № 1, ст. 4; 1998, № 10, ст. 1143; 2000, № 26, ст. 2737; № 32, ст. 3333; 2001, № 32, ст. 3315; 2002, № 12, ст. 1093; № 30, ст. 3029, ст. 3033; 2003, № 27, ст. 2708; № 50, ст. 4855; 2004, № 27, ст. 2711; № 35, ст. 3607; № 45, ст. 4377; 2005, № 30, ст. 3104; 2006, № 31, ст. 3452; № 43, ст. 4412; 2007, № 31, ст. 4008; 2008, № 52, ст. 6236; 2009, № 7, ст. 778; 2011, № 25, ст. 3535; № 29, ст. 4291);

Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, № 30, ст. 4590);

Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 19, ст. 2060; 2010, № 27, ст. 3410; № 31, ст. 4196);

Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, № 15, ст. 2036, № 27, ст. 3880);

постановление Правительства Российской Федерации от 16 марта 2009 г. № 228 «О Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2009, № 12, ст. 1431; 2010, № 13, ст. 1502; № 26, ст. 3350; 2011, № 21, ст. 2965; № 40, ст. 5548; 2012, № 20, ст. 2540);

постановление Правительства РФ от 24 октября 2011 г. № 859 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации в части распределения полномочий федеральных органов исполнительной власти в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию»;

постановление Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2012 г. № 75 «Об утверждении Положения об осуществлении мероприятий по контролю (надзору) за соблюдением законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации, при проведении которых не требуется взаимодействие уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора) органов с проверяемыми (контролируемыми) лицами» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 7, ст. 860);

постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 2010 г. № 489 «Об утверждении Правил подготовки органами государственного контроля (надзора) и органами муниципального контроля ежегодных планов проведения плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2010, № 28, ст. 3706);

приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 07.04.2009 № 51 «Об утверждении Типового положения о территориальном органе Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 13 мая 2009 г., регистрационный № 13919);

приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 23.04.2010 № 61 «О внесении изменений в Типовое положение о территориальном органе Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 19 мая 2010 г., регистрационный № 17288);

приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 03.09.2010 № 113 «О внесении изменений в Типовое положение о территориальном органе Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 7 октября 2010 г., регистрационный № 18656);

приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 04.05.2010 № 70 «Об утверждении Перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций и ее территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 7 июня 2010 г., регистрационный № 17505);

приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 16.12.2010 № 184 «О внесении изменений в приказ Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 04.05.2010 № 70 «Об утверждении перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций и ее территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 25 января 2011 г., регистрационный № 19572);

приказ Министерства экономического развития Российской Федерации от 30.04.2009 № 141 «О реализации положений Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 13 мая 2009 г., регистрационный № 13915);

приказ Министерства экономического развития Российской Федерации от 24.05.2010 № 199 «О внесении изменений в приказ Минэкономразвития России от 30.04.2009 № 141 «О реализации положений Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 июля 2010 г., регистрационный № 17702).

Ч1 ст1431 коап

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень её разработанности; определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его теоретическая, нормативная, методологическая и эмпирическая основы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, представляются данные об апробации результатов исследования и о структуре диссертации.

Первая глава «Теоретические проблемы криминализации нарушения правил охраны труда в уголовном праве России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «История развития уголовного законодательства России об ответственности за нарушение правил охраны труда» исследован исторический опыт становления и развития уголовного законодательства России об ответственности за нарушение правил охраны труда. Отмечается, что впервые основание уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда было законодательно закреплено в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г. Анализ Уложения 1845 г. показывает, что в нём отсутствовала общая норма, регламентирующая ответственность за нарушение правил охраны труда, аналогичная ст. 143 УК РФ. Указанный нормативный акт предусматривал ответственность за нарушение специальных правил безопасности в отдельных отраслях промышленности. Несмотря на это, уже в период действия Уложения 1845 г. в царской России травматизм на производстве в результате несоблюдения правил охраны труда имел с каждым годом всё более широкое распространение.

В 1885 г. ввиду сложившихся в России объективных причин Уложение о наказаниях уголовных и исправительных было принято в новой редакции. Его большим достижением стало то, что оно под особую уголовно-правовую охрану ставило труд отдельных категорий работников — малолетних и подростков. Уложение предусматривало специальное отделение III «О нарушении постановлений о работе малолетних на заводах, фабриках, мануфактурах и в ремесленных заведениях».

Впоследствии соответствующие положения Уложения о наказаниях уголовных и исправительных получили своё развитие в Уголовном уложе­нии 1903 г., которое содержало более совершенные нормы, устанавли­вающие ответственность за нарушение правил охраны труда малолетних и подростков. В нём была выдела отдельная статья (ст. 366) и расширен круг субъектов уголовной ответственности за нарушение правил безопасности труда указанных работников.

Сравнительно-правовой анализ названных памятников отечественно­го уголовного права в сфере охраны труда позволил диссертанту выявить их теоретическое и практическое значение для дальнейшего совершенст­вования нормы, предусматривающей ответственность за нарушение пра­вил охраны труда в действующем УК РФ.

По мнению автора, указанные особенности в сфере уголовно-правовой охраны безопасных условий работы малолетних и подростков могут быть учтены при конструировании состава преступления, опреде­лённого ст. 143 УК РФ. В частности, предлагается установить повышен­ную ответственность за нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть несовершеннолетнего.

Во втором параграфе «Социальная обусловленность ответственности за нарушение правил охраны труда в современном уголовном праве России» на основе анализа статистических данных о состоянии безопасных условий труда в целом в РФ и Краснодарском крае выявляются социальные предпосылки установления ответственности за нарушение правил охраны труда. Изучение надзорно-контрольной деятельности Федеральной инспекции труда и Государственной инспекции труда в Краснодарском крае свидетельствует, что, несмотря на наличие ряда позитивных тенденций в сфере охраны труда, общее состояние охраны труда продолжает оставаться неудовлетворительным. Выявляемые нарушения по-прежнему носят массовый характер. При этом автор акцентирует внимание на том, что самый высокий уровень производственного травматизма в стране и, в частности в Краснодарском крае, существует на предприятиях частной формы собственности, основную долю которых образуют малые предприятия. По данным Госкомстата России, в среднем и малом бизнесе занято более 8 млн. чел. В Краснодарском крае средняя численность работников малых предприятий в 2004 г. составила 291696 чел., из которых пострадали на производстве 1124 чел. против 434 чел. на крупных предприятиях.

Тяжелая ситуация в сфере охраны труда в России и в крае не согласуется с количеством материалов, направляемых госинспекциями труда в прокуратуры для возбуждения уголовных дел по фактам несчастных случаев на производстве, а также с числом возбужденных уголовных дел и вынесенных обвинительных приговоров. Например, в Краснодарском крае в 2004 г. по 666 материалам о несчастных случаях на производстве, направленным Государственной инспекцией труда в прокуратуру для возбуждения уголовных дел, к ответственности было привлечено 14 чел. (2,1%).

В работе на основе принципов криминализации исследована социаль­ная обусловленность уголовной ответственности за нарушение правил ох­раны труда с учетом изменений, внесённых в ст. 143 УК РФ ФЗ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ. Давая оценку данным изменениям, автор прихо­дит к выводу, что декриминализация деяния в виде причинения по неосто­рожности средней тяжести вреда здоровью является недостаточно обосно­ванной. Законодателем не были в должной мере учтены все социальные и криминологические факторы, обусловливающие ответственность за нару­шение правил охраны труда. В частности, им не было принято во внима­ние, что общественная опасность нарушения правил охраны труда связана с потенциальной возможностью наступления множественности последст­вий в виде причинения вреда здоровью одновременно нескольким лицам. Поэтому представляется необходимой криминализация данного деяния, повлекшего по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоро­вью двух или более лиц. На это указывают и результаты опроса работни­ков прокуратуры и госинспекторов по охране труда, из чего видно, что ка-

ждый второй (65,6%) считает целесообразным криминализировать назван­ное деяние.

Вторая глава «Основание и дифференциация ответственности за нарушение правил охраны труда в Уголовном кодексе Российской Федерации» включает три параграфа.

В первом параграфе «Объективные признаки нарушения правил охраны труда и проблемы их установления» характеризуется объект и объективная сторона нарушения правил охраны труда и проблемы их оценки при квалификации преступления.

Диссертантом отмечается, что большинство ученых в качестве непосредственного объекта исследуемого деяния рассматривают общественные отношения, обеспечивающие безопасные условия труда. Некоторые специалисты определяют непосредственный объект нарушения правил охраны труда как конституционное право человека на безопасные условия или гигиену труда. Однако в теории уголовного права объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым преступлением причиняется вред или создаётся реальная угроза причинения вреда. Другие специалисты, ссылаясь на ст. 37 Конституции РФ, в которой гарантировано право каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, в качестве непосредственного объекта нарушения правил охраны труда рассматривают общественные отношения, обеспечивающие указанное право граждан. Между тем ими не принимается во внимание то, что ТК РФ (ст. 22, 212, 214, 219) делает акцент на обеспечении безопасных условий и охраны труда в процессе трудовой деятельности конкретного работника. Таким образом, с учетом существующих в теории уголовного права подходов к определению непосредственного объекта нарушения правил охраны труда и анализа законодательства России диссертантом предлагается авторская трактовка непосредственного объекта изучаемого деяния.

В работе подробно исследуется проблема потерпевшего от наруше­ния правил охраны труда. Автор подчеркивает, что наибольшее количе­ство нарушений отмечается в сфере деятельности частных (средних, ма­лых) предприятий и нелегального бизнеса, работники которых допуска­ются к исполнению трудовых обязанностей без соблюдения элементар­ных правил приёма на работу (заключения трудового договора, прохож­дения медосмотра т.д.). Поэтому на практике возникает вопрос, можно ли в качестве потерпевших от нарушения правил охраны труда рассмат­ривать лиц, трудовые отношения с которыми не были оформлены в со­ответствии с требованиями трудового законодательства. В науке уго­ловного права высказывалась точка зрения о том, что лица, не состоя­щие в трудовых отношениях с работодателем, не могут быть потерпев­шими от данного деяния. Однако эта позиция не может быть признана обоснованной. Автором аргументируется вывод, что потерпевшими от рассматриваемого преступления могут быть как лица, состоящие в офи-

циально оформленных трудовых отношениях с работодателем (незави­симо от оснований возникновения этих правоотношений), так и лица, трудовые отношения с которыми не были оформлены в порядке, преду­смотренном ТК РФ. В последнем случае необходимо исходить из уста­новления фактических трудовых отношений между работодателем и ра­ботником-потерпевшим. С учетом этого предлагается внести необходимые разъяснения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 «О су­дебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопас­ности горных, строительных и иных работ» от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.) [далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.)].

Раскрывая содержание объективной стороны нарушения правил охраны труда, автор на основе изучения судебной практики заключает, что деяние в виде нарушения правил охраны труда чаще всего выражается в форме бездействия, реже — действия. Диссертантом выявлены характерные признаки нарушения правил охраны труда в форме бездействия: нормативный характер; сочетание с нарушениями правил охраны труда, допущенными в форме действия; отдалённость от наступивших общественно опасных последствий. Оценка различных точек зрения ученых о возможности совершения нарушения правил охраны труда в форме бездействия, а также анализ судебной практики дали основание предложить авторское определение нарушения правил охраны труда в форме бездействия.

При анализе такого признака объективной стороны изучаемого состава преступления, как общественно опасные последствия, исследуется проблема установления уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда, повлекшее причинение по неосторожности средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц. Ранее автором уже была обоснована целесообразность криминализации указанного деяния. В литературе некоторыми авторами, указывающими на необходимость такой криминализации, данное последствие отнесено к ч. 2 ст. 143 УК РФ. На наш взгляд, нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц, следует отнести к основному составу преступления (ч. 1 ст. 143 УК РФ), поскольку общественная опасность данного деяния имеет ту же степень, что и причинение тяжкого вреда здоровью одному человеку. В связи с этим автор обращает внимание, что законодатель, исключив уголовную ответственность за нарушение правил охраны труда, повлекшее причинение по неосторожности средней тяжести вреда здоровью, не решил вопроса об установлении за данное деяние административной ответственности. С момента внесения ФЗ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ изменений в ст. 143 УК РФ совершение названного деяния не образует ни преступления, ни административного правонарушения. Восполнить указанный пробел в отечественном законодательстве, а вместе с тем и решить проблему разграничения преступления и

административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 5.27 КоАП РФ, возможно путём внесения изменений в ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, которую предлагается изложить в новой редакции.

Диссертантом подробно исследуются спорные вопросы, связанные с установлением причинно-следственной связи между допущенными нарушениями правил охраны труда и наступившими общественно опасными последствиями. Изучение уголовных дел, возбужденных по ст. 143 УК РФ, показало, что 42% дел были прекращены из-за отсутствия причинной связи между допущенным нарушением и наступившими последствиями. При этом автор выявляет основные факторы, которыми объясняется сложность установления причинной связи по делам анализируемой категории: множественность различных причин (факторов); отдалённость во времени действий (бездействия) от наступивших общественно опасных последствий; сочетание нарушений правил охраны труда в форме действия и бездействия; противоправное поведение двух и более лиц; грубая небрежность самих потерпевших; наличие неосторожной формы вины; сложности производственного процесса или иных технических факторов, которые часто являются непосредственной причиной несчастного случая и др. Чаще всего трудности в процессе установления причинной связи при нарушении правил охраны труда обусловлены совершением деяния в форме бездействия, а также неосторожным поведением потерпевшего. В связи с этим представлены и проанализированы существующие в теории уголовного права научные подходы к определению причинной связи при бездействии (А.И. Бойко, В.Б. Малинина, М.Д. Шаргородского и др.).

Оценивая роль неосторожного поведения потерпевшего в развитии причинной связи при нарушении правил охраны труда, автор обращает внимание на то, что по данным судебной практики Краснодарского края 65% рассматриваемых дел связаны с несоблюдением данных правил самими пострадавшими. В работе исследуются различные варианты решения вопроса об ответственности лица, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда, если нарушение этих правил обусловлено также неосторожными действиями потерпевшего.

Применительно к характеристике «вины» потерпевшего при нарушении правил охраны труда в теории уголовного права и судебной практике получил распространение термин «грубая неосторожность». Отдельные специалисты обосновывали необходимость предусмотреть названный термин в уголовном законе или в нормативных актах в сфере охраны труда, что представляется нецелесообразным. При этом рекомендуется в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.) термин «небрежность потерпевшего» заменить на термин «грубая неосторожность потерпевшего» и предлагается авторский вариант толкования указанного критерия при установлении причинной связи по делам о нарушении правил охраны труда.

Во втором параграфе «Субъективные признаки нарушения правил охраны труда и проблемы их установления» исследуются субъективная сторона и субъект рассматриваемого деяния и проблемы их оценки при квалификации преступления.

Согласно закону субъективная сторона нарушения правил охраны труда характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности. Изучение материалов уголовных дел и опубликованной судебной практики позволяет отметить, что преступление, предусмотренное ст. 143 УК РФ, совершалось с преступной небрежностью в 53% случаев. Однако, как показывает анализ судебной практики, субъективная сторона данного преступления исследуется недостаточно полно. В обвинительных заключениях и приговорах, как правило, отсутствует указание на конкретную форму вины, т.е. неосторожность. Суды также не по каждому делу устанавливают вид неосторожности и учитывают его при назначении наказания. По мнению автора, это связано с тем, что суды не всегда учитывают требования п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, в соответствии с которым при производстве по уголовному делу доказыванию подлежат виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. В связи с этим в работе предлагается новая редакция п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.), в котором судам разъясняется необходимость установления конкретного вида неосторожной формы вины в действиях лица, нарушившего правила охраны труда.

При анализе субъекта нарушения правил охраны труда отмечается, что согласно закону субъект рассматриваемого преступления специальный — лицо, которое обладает наряду с обязательными дополнительным признаком. Диспозиция ч. 1 ст. 143 УК РФ в качестве такого признака называет лежащие на лице обязанности по соблюдению правил охраны труда. По мнению диссертанта, возложение данных обязанностей предполагает наличие у субъекта изучаемого преступления специальной подготовки и соответствующих профессиональных навыков, которые он приобретает в результате обучения, повышения квалификации, а также многолетнего стажа работы. Поэтому автор присоединяется к ранее высказанному в литературе мнению (М.С. Гринберг, С.В. Суслов и др.) об установлении возраста уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда с 18 лет. Такой вывод подтверждают и результаты анкетирования практических работников, которое показало, что 70,8% опрошенных поддерживают данное предложение.

Основываясь на результатах анализа судебной практики, диссертант констатирует, что в качестве лиц, виновных в совершении исследуемого деяния, нередко выступают лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации. Однако Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 1 от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.), давая пе­речень субъектов уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда, этих лиц в качестве субъектов не называет. То же самое касается и

индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. В связи с этим автором обосновывается необходимость отнесения указан­ных лиц к субъектам нарушения правил охраны труда.

Кроме того, в условиях современного производства всё более широ­кий размах приобретает нарушение правил охраны труда в сфере незакон­ного предпринимательства. Действующее постановление Пленума Вер­ховного Суда РФ не содержит ответа на вопрос о квалификации действий лица, нарушившего правила охраны труда в данном случае, а судебная практика решает его неоднозначно. Автор высказывает мнение, что ука­занные лица должны признаваться субъектами преступления, так как они вступают в фактические трудовые отношения с наёмными работниками. Следовательно, на них возлагается обязанность по обеспечению безопас­ных условий и охраны труда (ст. 212 ТК РФ). В связи с этим в диссертации сформулированы правила квалификации нарушения правил охраны труда при осуществлении незаконной предпринимательской деятельности.

Практика показывает, что нарушение правил охраны труда — преступление, в совершении которого могут быть виновны два или более лица. По этой причине автором подробно рассматривается такая форма совместного неосторожного поведения, которая в науке уголовного права получила название «неосторожное сопричинение». Основная проблема неосторожного сопричинения в изучаемом составе преступления заключается в том, что в организации, как правило, за соблюдение правил охраны труда отвечает целый ряд лиц, в действиях которых в той или иной ситуации можно усмотреть нарушение соответствующих правил. Для осуществления правильной квалификации подобных деяний предлагается специальный алгоритм действий правоприменителя. Автор также приходит к выводу, что институт неосторожного сопричинения целесообразно урегулировать непосредственно в уголовном законе, для чего необходимо дополнить УК РФ ст. 321 «Неосторожное сопричинение».

Применительно к рассматриваемой проблеме в диссертации выявлены типичные ситуации, связанные с привлечением к ответственности нескольких лиц. В рамках одной из них, когда один субъект — лицо, на которое непосредственно возложены обязанности по соблюдению правил охраны труда, а второй — вышестоящий руководитель, обязанный обеспечивать безопасные условия труда в организации, исследуется дискуссионная в науке и неоднозначно решаемая на практике проблема привлечения к ответственности по ст. 143 УК РФ руководителей предприятий. Анализ судебной практики позволяет констатировать, что руководители организаций к ответственности за деяние, предусмотренное данной нормой, как правило, не привлекаются. Практика Государственной инспекции труда в Краснодарском крае показывает, что нередко имеют место факты злостного невыполнения предписаний госинспекторов об устранении нарушений правил охраны труда, которые могли повлечь несчастные случаи с людьми. По этой причине ст. 143 УК РФ имеет недостаточное превентивное воздействие в отношении нарушения правил

охраны труда со стороны указанных субъектов и на генезис данного преступления в целом. По мнению диссертанта, обеспечение уголовно-правовой превенции в этом случае возможно путём возложения ответственности непосредственно на руководителя организации или индивидуального предпринимателя за бездействие в отношении выявленных контролирующими органами фактов нарушения правил охраны труда, создающих опасность наступления тяжких последствий. В связи с этим автором предлагается ввести в УК РФ ст. 1431 «Злостное неисполнение предписания контролирующего органа в сфере охраны труда».

Проблемная ситуация, связанная с «распылением» ответственности за нарушение правил охраны труда между рядом лиц, обусловливает в науке уголовного права поиск и других подходов к её решению. По мнению не­которых учёных, возможным и целесообразным решением данной про­блемы могло бы стать признание в качестве субъекта изучаемого преступ­ления юридических лиц. Диссертантом приводятся аргументы против та­кого подхода. В ходе проведённого автором анкетирования 68,7% практи­ческих работников также высказались против необходимости устанавли­вать в УК РФ ответственность юридических лиц за нарушение правил ох­раны труда.

Третий параграф «Проблема дифференциации ответственности за нарушение правил охраны труда» посвящен анализу актуальной в науке уголовного права проблеме дифференциации ответственности путём включения в ст. 143 УК РФ отдельных квалифицирующих признаков. Диссертантом в отличие от ранее высказанных точек зрения по данной проблеме (А.А. Великий, С.В. Суслов и др.) предлагается иной подход к дифференциации уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда в зависимости от тяжести наступивших последствий. Наряду с новой редакцией ч. 1 ст. 143 УК РФ на основе дополнительных аргументов обосновывается целесообразность включения в ч. 2 ст. 143 УК РФ такого квалифицирующего признака, как причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью двух или более лиц. Отсутствие в законе указанного квалифицированного вида деяния не согласуется с действующим законодательством в сфере обеспечения безопасных условий труда, которое делит несчастные случаи на производстве на групповые, тяжелые и со смертельным исходом. Данные проведённого анкетирования показывают, что 65,6% опрошенных работников прокуратуры и госинспекторов по охране труда считают необходимым ч. 2 ст. 143 УК РФ дополнить рассматриваемым квалифицирующим признаком.

ФЗ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ в нормах, устанавливающих ответственность за нарушение специальных правил безопасности в отдельных отраслях производства, был предусмотрен особо квалифицированный состав в виде нарушений, повлекших по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 215, 216, 217, 219 УК РФ). При этом нарушение общих правил охраны труда, повлекшее

наступление названных последствий, охватывается квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 2 ст. 143 УК РФ. Подобная непоследовательность законодателя в регулировании ответственности за рассматриваемые деяния приводит к назначению виновным в нарушении правил охраны труда лицам необоснованно мягких наказаний. Для решения названной проблемы целесообразно учесть законотворческий опыт большинства стран ближнего зарубежья (УК Грузии, Республики Беларусь, Таджикистана и др.), в уголовном законе которых предусмотрена ответственность за нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. В рамках проведённого нами опроса указанное решение поддержали 67,7% респондентов.

В качестве самостоятельного критерия дифференциации ответственности за нарушение правил охраны труда автором предлагается также учесть возраст потерпевшего. Это обосновано необходимостью повышенной уголовно-правовой охраны труда отдельных категорий работников, в частности, несовершеннолетних. Данный вывод подтверждается и результатами анкетирования практических работников, из которых 53,1% высказались за данное предложение. Также следует учитывать то, что обеспечение безопасных условий труда несовершеннолетних находится под особой охраной трудового законодательства РФ (гл. 42 ТК РФ «Особенности регулирования труда работников в возрасте до восемнадцати лет»). В связи с этим рекомендуется в предлагаемую ч. 3 ст. 143 УК РФ включить особо квалифицирующий признак — деяние, повлёкшее по неосторожности смерть несовершеннолетнего.

При исследовании проблемы дифференциации ответственности за нарушение правил охраны труда диссертантом критически оценивается предложение ряда авторов использовать четырёхэлементную структуру ст. 143 УК РФ. Во-первых, преступление, предусмотренное этой статьёй, является неосторожным; во-вторых, необходимо учитывать исторический опыт конструирования рассматриваемого состава преступления в ст. 140 УК РСФСР 1960 г.; в-третьих, большинство стран дальнего, а в особенности ближнего, зарубежья при описании нормы, устанавливающей ответственность за нарушение правил охраны труда, использует две или три части.

Третья глава «Основные направления повышения эффективности уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Использование законотворческого опыта зарубежных государств в регламентации уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда» анализируется уголовное законодательство стран дальнего и ближнего зарубежья, определяющее ответственность за нарушение правил охраны труда. В ходе проведённого исследования законов стран дальнего зарубежья выделены особенности

уголовно-правового регулирования ответственности за нарушение правил охраны труда в законодательстве стран англо-саксонской (Великобритания, США) и романо-германской (Германия, Швейцария, Испания и др.) правовых систем. В зависимости от наличия нормы, которая предусматривает ответственность за нарушение общих правил охраны труда, страны романо-германской системы права разделены автором на две группы: страны, в уголовном законодательстве которых отсутствуют нормы, устанавливающие ответственность за нарушение общих правил охраны труда (Франция, ФРГ), и страны, уголовное законодательство которых включает данные нормы (Швейцария, Испания, Болгария, Польша). Уголовные законодательства Японии и Китайской Народной Республики (далее — КНР) рассматриваются диссертантом в качестве самостоятельной группы. Японское уголовное право представляет собой довольно редкое сочетание систем континентального и общего права. Положения УК КНР по своему содержанию больше приближены к уголовному законодательству стран романо-германской правовой системы. Это объясняется тем, что в китайской уголовно-правовой модели был установлен новый круг уголовно-наказуемых запретов, направленных на защиту прав личности. Для совершенствования нормы, предусмотренной ст. 143 УК РФ, более предпочтительным является законодательство стран романо-германской системы права и КНР, поскольку существующие в них правовые традиции имеют много общего с принципами отечественного уголовного права.

Анализ уголовного законодательства стран СНГ позволяет отметить, что нормы, предусматривающие ответственность за нарушение правил охраны труда, по своему названию и содержанию в основных чертах аналогичны ст. 143 УК РФ. Данные нормы, как и в УК РФ, включены в главы о посягательствах на конституционные права и свободы человека и гражданина. Исключение составляют УК Республики Беларусь, УК Украины и УК Узбекистана. В них статьи, определяющие ответственность за нарушение общих правил охраны труда, находятся в главе о преступлениях против общественной безопасности. Автор считает, что такой подход является неприемлемым для совершенствования отечественного законодательства, поскольку видовой объект исследуемого деяния — общественные отношения, обеспечивающие осуществление основных прав и интересов личности, закреплённых Конституцией РФ, и, следовательно, оно не посягает на общественную безопасность. Кроме того, расположение ст. 143 УК РФ в гл. 19 подчеркивает приоритет охраняемого ею объекта.

Использование опыта уголовного законотворчества зарубежных стран в совершенствовании уголовно-правовой нормы, регламентированной ст. 143 УК РФ, автору видится в плане дальнейшей дифференциации ответственности за нарушение правил охраны труда и избрания её оптимальной законодательной формы.

Во втором параграфе «Построение санкций уголовного закона за нарушение правил охраны труда и пути их совершенствования» рассматриваются виды и размеры наказаний, предусмотренные в санкциях ст. 143 УК РФ, с учетом изменений, внесённых ФЗ от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ. Отмечается, что эти изменения были внесены во все виды наказаний, регламентированные в законе за совершение исследуемого преступления. Данные изменения свидетельствуют о том, что законодатель сделал акцент на смягчении наказания за нарушение правил охраны труда. Так, в санкции ч. 1 ст. 143 УК РФ срок лишения свободы был уменьшен с двух лет до одного года, а в санкции ч. 2 ст. 143 УК РФ — с пяти до трёх лет. Наказание в виде исправительных работ в санкции ч. 1 ст. 143 УК РФ осталось в тех же пределах — до двух лет. Однако изменив регламентацию данного наказания в ч. 1 ст. 50 УК РФ, законодатель не учел такую характерную особенность нарушения правил охраны труда, как его совершение в процессе осуществления виновным своей трудовой деятельности. Можно констатировать, что по делам рассматриваемой категории это наказание, как правило, не может быть назначено. Таким образом, изменения, внесённые в законодательную регламентацию наказания в виде исправительных работ, привели к коллизии нормы Общей части УК РФ (ч. 1 ст. 50 УК РФ) и нормы Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 143 УК РФ). По мнению диссертанта, указанную коллизию следует устранить, изложив ч. 1 ст. 50 УК РФ в новой редакции, которая бы предусматривала возможность назначения исследуемого наказания как лицам, имеющим основное место работы, так и не имеющим его.

Исследуя проблему построения санкций, автор высказывает мнение, что законодатель непоследователен в выборе видов наказаний за нарушение правил охраны труда в сравнении со смежными составами преступных деяний (ст. 109, 118,215,216, 217, 236,246,248, 249, 251,255, 264 УК РФ и др.), что вызывает необходимость оптимизации санкций ст. 143 УК РФ. Сравнительно-правовой анализ позволил диссертанту сформулировать ряд предложений по совершенствованию уголовного закона путём включения в санкцию ч. 1 ст. 143 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа, а в санкцию предлагаемой ч. 3 ст. 143 УК РФ -лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, а также увеличения размера (срока) наказания в виде лишения свободы за совершение основного и квалифицированного видов нарушения правил охраны труда.

На основании изучения законотворческого опыта стран дальнего и ближнего зарубежья по вопросам правовой регламентации санкций за нарушение правил охраны труда с учетом результатов проведённого опроса практических работников автором предлагается новая редакция санкций ст. 143 УК РФ.

Третий параграф «Практика назначения наказания за нарушение правил охраны труда и возможности её оптимизации» посвящен

особенностям назначения наказаний за нарушение правил охраны труда с учетом судебной практики Краснодарского края.

Анализ обвинительных приговоров по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 143 УК РФ, свидетельствует, что наказания, не связанные с лишением свободы (штраф и исправительные работы), суды назначают гораздо реже, чем лишение свободы (36%). Ни по одному из изученных уголовных дел не было назначено лишение свободы с его реальным исполнением, т.е. виновные осуждались условно. При назначении наказания за нарушение правил охраны труда суды применяли условное осуждение по ч. 1 ст. 143 УК РФ в 28% уголовных дел, а по ч. 2 ст. 143 УК РФ — в 87% уголовных дел. Таким образом, по большинству рассмотренных уголовных дел суды назначали лишение свободы, не связанное с его реальным исполнением, а в остальных случаях — преимущественно штраф и редко исправительные работы.

В диссертации также отмечается, что особенностью назначения наказания за совершение деяний, предусмотренных ст. 215, 216, 217 УК РФ, является назначение единственного вида наказания — лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Изучение судебной практики показало, что суды, привлекая виновного к ответственности по ст. 143 УК РФ, не всегда обсуждают вопрос о применении к нему дополнительного наказания в виде лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Поэтому в целях осуществления специальной превенции при назначении наказания за нарушение правил охраны труда целесообразно в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда РФ отразить необходимость обсуждения вопроса о применении наряду с основным дополнительного наказания в виде штрафа или лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью.

Решение существующих проблем квалификации нарушения правил охраны труда и назначения наказания видится диссертанту в проведении обобщения судебной практики по делам изучаемой категории. Ввиду того что действующее постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 23.04.1991 г. (в ред. от 25.10.1996 г.) было принято в период действия УК РСФСР 1960 г. и в настоящее время многие его положения не соответст­вуют УК РФ, УПК РФ, ТК РФ и ведомственным нормативным актам в сфере охраны труда, существует необходимость принятия указанного по­становления в новой редакции. Автором предложен проект соответствую­щего постановления Пленума Верховного Суда РФ.

В заключении сформулированы основные выводы, сделанные в ходе проведённого исследования, высказываются некоторые рекомендации по совершенствованию действующего уголовного законодательства и практики его применения.

В приложениях отражены данные о состоянии охраны труда в Краснодарском крае, данные о количестве лиц, в отношении которых

вынесены обвинительные приговоры за нарушение общих правил охраны труда и специальных правил безопасности; приводится проект авторской редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности на объектах атомной энергетики, при ведении горных, строительных или иных работ, на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах».

Смотрите еще:

  • Судебная практика по ст1232 коап рф Энциклопедия судебной практики. Государственная регистрация результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации (Ст. 1232 ГК) Энциклопедия судебной практикиГосударственная регистрация результатов интеллектуальной […]
  • Адвокат курач сергей юрьевич Адвокат курач сергей юрьевич Права и свобода человека – высшая ценность! Юридическая защита в любой точке Российской Федерации 10 причин обратиться к адвокату Вы не тратите своего времени Затраты на адвоката полностью окупаются […]
  • Мировой суд в твери адрес Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской Федерации. Архив […]
  • Заполнение декларации 3 ндфл на вычет за квартиру Декларация 3-НДФЛ: возврат процентов по ипотеке Актуально на: 15 января 2018 г. Если для того, чтобы купить жилье, вы брали целевой кредит – ипотеку, то на сумму уплаченных по нему процентов вы можете заявить имущественный вычет. С 2014 […]
  • До скольки лет детям нужно платить алименты До скольки лет выплачиваются алименты в России? До 18 или до окончания учебы? Здравствуйте. Я плачу алименты сыну, 5 июля ему будет 18 лет. Он учиться в техникуме еще 1 год. Мне нужно платить алименты до окончания учебы или до 18 лет? До […]
  • Сумма материнского капитала на 2014 год на второго ребенка Материнский капитал в 2018 году, где и как получить, какой размер и новости по маткапиталу Материнский капитал предназначен для финансовой поддержки семей и стимуляции рождаемости. Выдается он семьям, родившим второго и следующих детей […]
admin

Обсуждение закрыто.