Когда ст 12 гпк рф является существенным нарушением

Когда ст 12 гпк рф является существенным нарушением

Существенное нарушение норм права судами

Автор: Светлана Трошина

Существенное нарушение норм права судами

По установившейся традиционной практике суды выносят определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании с нарушением ст. 387 ГПК РФ, а именно с существенным нарушением норм процессуального права, которые приводят к существенным нарушениям норм материального права. Таким образом, нарушенные права истца, социально слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, судами не восстанавливаются. Истец фактически лишается права на судебную защиту по причине злоупотребления судами процессуальными правами.

Стороны гражданского процесса обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Для этого сторонам необходимо представить суду соответствующие документы. У вкладчика все документы, подтверждающие его правоту и выявляющие неправомерность действий банка, находятся в распоряжении ответчика — банка. Истец лишен возможности самостоятельно, помимо запроса суда, представлять в суд доказательства исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд выдает стороне запрос для получения доказательств или запрашивает доказательство непосредственно. Единственное требование закона — обоснованность ходатайства стороны гражданского процесса.

Часть 2 ст. 57 ГПК РФ носит императивный характер для суда. Однако суд незаконно отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании документов от ответчика. Частные жалобы истца на определения суда об отказе в удовлетворении ходатайств о привлечении к делу третьего лица и об истребовании документов от ответчика незаконно и необоснованно оставляются судом без движения, без рассмотрения и возвращаются истцу.

В соответствии с действующим законодательством именно суд первой инстанции назначает рассмотрение жалобы участника процесса в кассационной инстанции.
Суд выносит определение об оставлении частной жалобы на выделение части исковых требований в отдельное судопроизводство без движения. Названным определением устанавливаются обязанности ответчиков принести на дату судебного заседания возражения на частное определение истца. При этом частная жалоба истца на определение суда о выделении части дела в отдельное производство не направляется в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. И как следствие этого, связанные между собой исковые требования разделяются, и соответчики разделяются по разным судопроизводствам.

Судам следует иметь в виду, что отсутствие возражений ответчиков на частную жалобу не является основанием для отказа в назначении дела в кассационную инстанцию. Возражения ответчиков — это право, а не обязанность, которая может быть реализована в соответствии со ст. 344 ГПК РФ не только в суде первой инстанции, но и в кассационной инстанции тоже. Определение судьи об оставлении частной жалобы без движения в названном случае — это процессуальное злоупотребление судьи, поскольку вынесен судебный акт, который является препятствием восстановлению прав истца в суде. Часть 3 ст. 431 ГПК РФ об оставлении частной жалобы истца без движения предусматривает возможность отмены названного определения суда.

Суд первой инстанции злоупотребляет принципом относимости доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Суд, не выходя в судебный процесс, не приступая к рассмотрению материалов гражданского дела, решает вопрос о том, какие доказательства примет, имеют ли значение эти доказательства для рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Статья 58 ГПК РФ предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения с уведомлением об этом сторон гражданского процесса лишь в том случае, когда доставка доказательств в суд затруднена. При проведении процессуальных действий судом составляется протокол.

Письменные доказательства (ст. 71 ГПК РФ), а именно выписки со счета вкладчика банка, должны представляться в суд в подлиннике или в виде заверенной копии. Исследуемые письменные доказательства в судебном заседании оглашаются и предъявляются лицам, участвующим в деле, представителям этих лиц, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения. В случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 136 ГПК РФ). Доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, исследуются в судебном заседании. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Таким образом, отказывая в ходатайстве о выдаче судебного запроса, не приступая даже к разрешению иска в судебном заседании по существу, суд предрешает вопрос об отказе в исковых требованиях, хотя ч. 2 ст. 67 ГПК РФ гарантирует, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Частные жалобы, принесенные на определения суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств и об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, судом первой инстанции возвращаются стороне гражданского процесса. Сторона гражданского процесса лишается возможности доказывания.

Отказ в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования, и отказ в привлечении третьего лица, а также возврат частных жалоб фактически исключает дальнейшее движение дела (ч. 1 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ). Сторона гражданского процесса лишается возможности участвовать в гражданском процессе, а лишь пассивно присутствует в судебном заседании.

Возврат частных жалоб предусмотрен только в случае ст. 342 ГПК РФ, поэтому причины для возвращения частных жалоб у суда по другим основаниям не имеется. Таким образом, определения суда первой инстанции о возврате частных жалоб выносятся с существенным нарушением ст. 134, 220, 222, 342 ГПК РФ.

Определениями суда первой инстанции существенно нарушается единство судебной практики — пп. 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», где установлено, что судья первой инстанции должен оказывать содействие в истребовании доказательств, если самостоятельное истребование стороной доказательств затруднено. В материалах гражданских дел, как правило, имеются доказательства, подтверждающие невозможность истребовать доказательства истцом от ответчика (например, письма ответчика с отказом предоставить информацию с собственного счета истца по вкладу).

Решение суда первой инстанции об отказе в исковых требованиях мотивируется отсутствием в материалах дела выписки со счета банка на дату рассмотрения иска в суде. Суд отказывает истцу во взыскании процентов по вкладу, а также ставки рефинансирования за период неправомерного удержания вклада банком. При этом суд злоупотребляет принципом допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), даже не принимая во внимание показания самого банка-ответчика о том, что на момент рассмотрения гражданского иска в суде денежная сумма удерживаемого банком вклада в полном размере находится на счете истца в банке, но проценты на эту сумму не начисляются.

Определениями кассационной инстанции отказывается в удовлетворении названных частных жалоб истца. Суд оставляет их фактически без рассмотрения, по существу по надуманной причине, что на данные определения суда частные жалобы не подаются, и процессуальное производство по таким жалобам прекращается. При этом судом второй инстанции существенно нарушаются ст. 365, 220, 222 ГПК РФ, поскольку основания для прекращения производства по делу и оставления частной жалобы без рассмотрения, предусмотренные законом, отсутствуют.

В кассационных определениях существенно нарушаются нормы процессуального права ст. 371 ГПК РФ, и, как результат, возникает нарушение единства судебной практики, поскольку допускается ошибочное толкование п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», а именно суды превышают свои процессуальные полномочия, заведомо расширяя перечень определений первой инстанции, на которые частные жалобы не подаются, включая в данный исчерпывающий перечень определение об отказе в истребовании доказательств.

Кассационными определениями создаются благоприятные условия для нарушения принципа состязательности сторон гражданского процесса, поскольку существенно нарушаются ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149 ГПК РФ.

Судами существенно нарушается ст. 46 Конституцией РФ, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, гарантирующая всесторонность, полноту, объективность исследования доказательств, поскольку доказательства оцениваются судом односторонне в пользу ответчика-банка.

В результате неисполнения процессуальной обязанности кассационной инстанции по отмене решения суда вступает в законную силу незаконное и необоснованное решение, постановленное судом первой инстанции, с существенными нарушениями материальных норм права: ст. 856, 866, ч. 4 ст. 840, ст. 395, 837, 838, 839 ГК РФ, гарантирующих клиенту банка выплату процентов по вкладу, своевременность зачисления денежных средств на счет вкладчика, а также устанавливающих ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и за невыплату процента по вкладу, и невозвращение суммы вклада.

Определением надзорной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального и материального права. Судом в нарушение п. 1 ст. 383 ГПК РФ не приводятся мотивы, по которым решение первой и определение кассационной инстанций отставлены в силе. Кроме того, судами ошибочно применяется и истолковывается пункт «о» ст. 71 Конституции РФ. Судам следует иметь в виду, что обжалование судебных актов производится сторонами судебного процесса исключительно только в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ.

Определением надзорной инстанции ошибочно ограничительно толкуется часть 1 ст. 371 ГПК РФ, таким образом, нарушается единство судебной практики, пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», пункты 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», гарантирующие истребование судом доказательств, если стороной гражданского процесса самостоятельное предоставление доказательств затруднено.

Судам следует иметь в виду, что в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 11 и № 12 ссылка на ч. 2 ст. 371 ГПК РФ производится только в отношении определений суда об истребовании доказательств. Под данный перечень определений, подлежащих возврату, иные определения об отказе в истребовании доказательств не подпадают. Другими словами, имеется ограничение в подаче частной жалобы на определение суда об истребовании письменных доказательств из банка-ответчика, но отсутствует запрет на обжалование определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче судебного запроса на истребование документов из банка-ответчика.

Последствием существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права — ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149, ст. 371 ГПК РФ — является существенное нарушение норм материального права — ст. 46 Конституции РФ. Истец фактически лишается права на судебную защиту, и поэтому восстановление нарушенных прав истца становится невозможным. Поскольку неверно применяется и толкуется судами пункт «о» ст. 71 Конституции РФ, а также существенно нарушены нормы гражданского права — ст. 395, ч. 4 ст. 840, 856, 866, 837, 838, 839 ГК РФ, то гарантии выплаты процентов по вкладу, своевременном зачислении денежных средств на счет вкладчика, нормы, устанавливающие ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и невыплату процента по вкладу, а также невозврат вклада — все они теряют свою практическую значимость для вкладчика. Таким образом, гражданско-правовые процессуальные и материальные нарушения, допущенные судами, создают благоприятные условия для совершения преступлений против собственности (ст. 159 и 160 УК РФ) служащими банка. Судьями допускаются злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе в пользу ответчиков — социально сильных сторон оспариваемых правоотношений.

Нарушения процессуального права могут быть исправлены в суде кассационной инстанции. Поскольку судом первой инстанции отказано истцу в истребовании доказательств от ответчика, то в соответствии со ст. 355 ГПК РФ, ч. 2, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ кассационная инстанция вправе удовлетворить ходатайство истца об истребовании доказательств. Однако процессуальные нарушения не устраняются кассационной инстанцией.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377, п. 1 ст. 383, ст. 387, п. 5 ч. 1 ст. 390, п. 2 ст. 389 ГПК РФ надзорная инстанция вправе отменить определения кассационной и надзорной инстанций, а также решение суда первой инстанции и вынести новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако судебные акты оставляются в юридической силе, несмотря на множественность нарушений материального и процессуального права.
При существенном нарушении норм материального и процессуального права судом нарушается ст. 3 Кодекса судебной этики, что позволяет ставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия. Кроме того, нарушается ст. 4 Кодекса судебной этики в части беспристрастности судьи и защиты прав и свобод человека и гражданина. Названные статьи определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти, а нарушением данных статей попираются принципы общепризнанной морали, объективность и беспристрастность суда и социальной справедливости.

Верховному Суду Российской Федерации следует дать официальное буквальное ограничительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 12 «О применении судами норм гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде первой инстанции», в частности разъяснить: приносятся ли частные жалобы по ч. 1 ст. 371 ГПК РФ на определение суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств в подтверждение исковых требований, если предоставление истцом в суд доказательств затруднено; имеется ли обязанность у суда выдать участнику гражданского процесса судебный запрос в случае затруднения истребования участником гражданского процесса самостоятельно доказательств из организаций и от физических лиц. В разъяснения необходимо включить исчерпывающий перечень случаев, когда суды вправе (не обязаны) возвращать частные жалобы, подчеркивая, что данный перечень расширительному толкованию не подлежит, особо акцентируя внимание судов на том, что определение об истребовании доказательств и определение об отказе в истребовании доказательств имеют различную правовую природу, и последнее не подпадает под перечень определений суда, на которые частные жалобы не подаются, а поданные частные жалобы подлежат возврату.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 5-КГ12-86 Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку был нарушен принцип равноправия сторон в гражданском процессе

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 5-КГ12-86

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Задворнова М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2013 г. гражданское дело по иску Грязновой В.И. к Живайкиной О.С., (третье лицо — Управление Федеральной регистрационной службы по г. Москве, нотариус г. Москвы Смирнова О.В.) о признании договора пожизненной ренты недействительным

по кассационной жалобе представителя Грязновой В.И. — Величкина В.М. и ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. на решение Преображенского районного суда г. Москвы от 8 декабря 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Грязновой В.И. — Величкина В.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации — Филиппова Н.А., поддержавшего доводы ходатайства, объяснения Живайкиной О.С., полагавшей судебные постановления не подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Грязнова В.И. обратилась в суд с иском к Живайкиной ОС. о признании недействительным заключенного 26 июня 2009 г. договора пожизненной ренты, по условиям которого передала в собственность плательщика ренты — ответчика по делу принадлежащую ей однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. . В обоснование иска указала, что в силу возраста (84 года) и состояния здоровья (является инвалидом II группы, на момент обращения с иском состоит на учете в психоневрологическом диспансере) при заключении сделки не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 ГК РФ просила признать сделку недействительной.

В дальнейшем Грязнова В.И. уточнила исковые требования, просила признать договор пожизненной ренты от 26 июня 2009 г. недействительным по основаниям ст. 178 ГК РФ, поскольку сделка была совершена ею под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Заключая сделку, она думала, что будет получать необходимый ей уход и достойные материальные выплаты, позволяющие приобретать необходимые лекарства, оплачивать услуги сиделки. Однако, что такое пожизненная рента и каков » минимальный размер оплаты труда «, указанный в договоре в качестве рентного платежа, истец в силу возраста, наличия заболеваний и низкого образовательного уровня не знала.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 8 декабря 2011 г. в удовлетворении иска Грязновой В.И. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представителем Грязновой В.И. — Величкиным В.М. в кассационной жалобе и Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации Лукиным В.П. в ходатайстве ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Грязновой В.И. — Величкина В.М. и ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. 20 сентября 2012 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 28 декабря 2012 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и второй инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Грязнова В.И. являлась собственником однокомнатной квартиры, находящейся по адресу: г. (т. 1, л.д. 8).

26 июня 2009 г. Грязнова В.И. заключила с Живайкиной О.С. договор пожизненной ренты, по условиям которого она бесплатно передала принадлежащую ей квартиру в собственность Живайкиной О.С., а последняя, в свою очередь, обязалась пожизненно ежемесячно выплачивать Грязновой В.И. денежную сумму в размере одного минимального размера оплаты труда , осуществлять за свой счет оплату коммунальных расходов и обязательных платежей, нести все расходы по эксплуатации и ремонту спорной квартиры, оплачивать налоги на имущество, а также участвовать соразмерно с площадью жилого помещения в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом (т. 1, л.д. 6).

Данный договор был удостоверен нотариусом Смирновой О.В. и зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве 21 июля 2009 г.

Также судом установлено, что в день заключения оспариваемого договора пожизненной ренты (26 июня 2009 г.) Грязновой В.И. были выданы две нотариальные доверенности, по одной из которых Грязнова В.И. уполномочила Лукьянову И.В. представлять свои интересы при регистрации договора пожизненной ренты в Управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве (т. 1, л.д. 90), а по второй — уполномочила Лукьянову И.В. распоряжаться денежными средствами, находящимися на ее счете в отделении Сбербанка г. (т. 2, л.д. 10).

Разрешая спор и отказывая Грязновой В.И. в удовлетворении иска, суд исходил из того, что при заключении договора пожизненной ренты у Грязновой В.И. отсутствовало заблуждение относительно природы сделки. Нотариус дал ей все разъяснения по существу заключаемой сделки и ее последствиям. Грязнова В.И. выразила желание распорядиться принадлежащей ей собственностью (квартирой) именно таким образом, заключив договор пожизненной ренты с получением рентных платежей.

Суд второй инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к отношениям, по поводу которых возник спор, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( ст. 167 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений п. 1 ст. 178 ГК РФ, заблуждение предполагает, что при совершении сделки лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались ( ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Статья 57 ГПК РФ предусматривает обязанность сторон предоставить доказательства, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела ( ст. 55 ГПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда ( ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

По данному делу с учетом заявленных Грязновой В.И. исковых требований и их обоснованием юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством являлось выяснение вопроса о том, понимала ли Грязнова В.И. сущность сделки пожизненной ренты, в частности содержание взаимных обязательств сторон по данной сделке.

Следовательно, суду надлежало выяснить, сформировалась ли выраженная в сделке пожизненной ренты воля Грязновой В.И. вследствие заблуждения, являлось ли заблуждение, на которое ссылалась истец, существенным с точки зрения п. 1 ст. 178 ГК РФ.

При этом важное значение имели выяснение наличия и оценка таких обстоятельств, как грамотность истца, ее преклонный возраст, состояние здоровья. Однако данные обстоятельства в отношении Грязновой В.И. суд не проверил, не определил в качестве имеющих значение для дела, они не вошли в предмет доказывания и, соответственно, остались без правовой оценки суда, что явилось следствием неправильного применения судом к отношениям сторон норм материального права и нарушения норм процессуального права о доказательствах и доказывании.

В материалах дела имеются заключения экспертов, проводивших по делу судебные психолого-психиатрические экспертизы: от 21 декабря 2010 г. и от 20 сентября 2011 г., в соответствии с которыми на момент подписания договора ренты (26 июня 2009 г.) Грязнова В.И. в связи с сосудистым заболеванием головного мозга обнаруживала признаки органического расстройства личности (т. 1, л.д. 149-154, 226-230). Эти экспертизы также содержали характеристики личности Грязновой В.И., касающиеся особенностей ее мышления, интеллекта, их связь с состоянием здоровья.

Однако в нарушение ст. 86 и 198 ГПК РФ оценка результатов указанных судебных психолого-психиатрических экспертиз своего отражения в решении суда не нашла.

Из материалов дела усматривается, что на момент заключения договора пожизненной ренты Грязновой В.И. (года рождения) было 82 года, она являлась инвалидом II группы, установленной ей в 1998 году бессрочно (т. 1, л.д. 14), в силу имеющихся у нее заболеваний без посторонней помощи она не могла передвигаться в пределах квартиры, практически являлась незрячей, нуждалась в постороннем уходе.

В обоснование исковых требований Грязнова В.И. ссылалась на то обстоятельство, что не понимала, какой именно договор она заключила с Живайкиной О.С., подтверждая это имеющимися в деле заявлениями, поданными ею вскоре после заключения договора пожизненной ренты от 26 июня 2009 г. Так, в заявлении от 26 августа 2009 г., поданном Грязновой В.И. в УФРС г. Москвы она ставила вопрос о расторжении договора дарения (т. 1, л.д. 38), в заявлении от того же числа, поданном в ОВД «Гольяново» г. Москвы, Грязнова В.И. высказывала намерения по расторжению заключенного договора, также указывала, что заключила договор дарения (т. 1, л.д. 248).

Из материалов дела также следует, что Грязнова В.И. доверила незнакомому лицу — Лукьяновой И.В. (знакомой Живайкиной О.С.) право на распоряжение денежными средствами на ее счете в Сбербанке, выдав соответствующую доверенность, датированную тем же числом, что и договор пожизненной ренты, а именно 26 июня 2009 г. Эти перечисленные выше существенные для дела обстоятельства и доказательства, их подтверждающие, судом при вынесении решения не были учтены и не получили оценки в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании были допрошены свидетели со стороны истца — В., В., Ш., которые были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (т. 1, л.д. 71-72, 185-186).

В нарушение ч. 4 ст. 67 ГПК РФ суд в своём решении не отразил результаты оценки показаний вышеназванных свидетелей и не привел мотивы, по которым их показания были отвергнуты при вынесении судом решения об отказе в удовлетворении иска Грязновой В.И. Более того, показания свидетелей в мотивировочной части решения суда вообще не приведены, суд посчитал возможным не соблюдать обязательные правила оценки доказательств и ограничился лишь перечислением фамилий свидетелей.

При рассмотрении настоящего гражданского дела судом были допущены и другие существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии со статьей 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении»). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( ст. 55 , 59-61 , 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов ( пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении»).

Согласно ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Между тем судом требования закона к содержанию решения не были выполнены. В мотивировочной части решения нет ссылки на конкретные доказательства по делу, позволившие суду признать заявленные Грязновой В.И. исковые требования необоснованными.

Часть 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации провозгласила равенство всех перед законом и судом. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Данные конституционные принципы предполагают наличие одинакового объема процессуальных прав субъектов спорных гражданских правоотношений.

По мнению Судебной коллегии, при рассмотрении настоящего дела принцип равноправия сторон в гражданском процессе был нарушен, поскольку доказательства, представленные Грязновой В.И., были фактически проигнорированы судом, в то время как показаниям ответчика Живайкиной О.С. и свидетелей с ее стороны Скриповой Е.Н., Живайкиной В.К., пояснивших в судебном заседании, как указано в решении суда, что Грязнова В.И. понимала суть сделки и говорила относительно своего желания распорядиться своей квартирой путем заключения договора ренты, желала получать именно рентные платежи, судом было отдано предпочтение без приведения мотивов.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда второй инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Грязновой В.И., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковое заявление Грязновой В.И. о признании договора пожизненной ренты недействительным в соответствии с требованиями закона и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 387 , 388 , 390 ГПК РФ, определила:

решение Преображенского районного суда г. Москвы от 8 декабря 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Преображенский районный суд г. Москвы в ином составе судей.

ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ СУДАМИ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ СТОРОН В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Секция: 10. Юриспруденция

VIII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ СУДАМИ ПРИНЦИПА СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ СТОРОН В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Согласно ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон [1].

Главной задачей суда в состязательном гражданском процессе является оценка представленных сторонами доказательств. Судом должны быть созданы сторонам благоприятные условия для выяснения всех имеющих существенное значение для дела обстоятельств [1].

Сказанное можно проиллюстрировать следующим примером из судебной практики.

Октябрьский районный суд г. Кирова вынес решение от 09.10.2012 г., которым с ответчика в пользу истца взыскана компенсация морального вреда и расходы по оплате госпошлины.

В апелляционной жалобе ответчик ставит вопрос об отмене решения, ссылаясь на его незаконность и ошибочность выводов суда. Указал, что суд не предоставил ему возможность реализовать его процессуальные права — давать объяснения суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам. Подготовленные возражения и доводы не были выслушаны судом. Не было предоставлено право — заявлять ходатайства, а также не рассмотрены его заявления о признании истца правопреемником и предъявлении на основании этого встречных требований. Судом нарушен принцип состязательности и равноправия сторон. Ему (ответчику) не было оказано содействия в реализации прав, не было создано условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств по делу.

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу, что решение Октябрьского районного суда города Кирова от 9 октября 2012 года следует оставить без изменения. Приведенные в апелляционной жалобе доводы отмену обжалуемого судебного постановления не влекут, а фактически направлены на переоценку выводов районного суда по существу иска. Однако оснований для этого не имеется. Также из материалов дела, в частности протокола судебного заседания, который отражает все существенные сведения о разбирательстве дела или совершении отдельного процессуального действия не следует, что судом допущены нарушения процессуального закона, которые бы привели или могли привести к принятию неправильного решения. Доводы апелляционной жалобы в этой связи не состоятельны [5].

Проанализировав судебную практику, мы пришли к выводу, что встречается много примеров, когда не согласная с решением сторона обжалует его, необоснованно ссылаясь на нарушение принципа состязательности. Судебные коллегии по гражданским делам, рассматривая апелляционные и кассационные жалобы, подробно разъясняют основания несостоятельности приведенных в жалобе доводов. Выводы в определении делаются на основании материалов дела, а в апелляционной инстанции также рассматриваются дополнительно представленные материалы.

Однако как показывает судебная практика, несмотря на четкие предписания ГПК РФ, судами все же допускаются некоторые нарушения принципа состязательности. Основными нарушениями являются: ненадлежащее уведомление лиц, участвующих в деле, о месте и времени судебного разбирательства; исследование и оценка не всех представленных сторонами доказательств; сбор доказательств судом по собственной инициативе; необоснованный отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны.

Котельнический районный суд Кировской области вынес решение 10.08.2010 г., которым требования были удовлетворены в полном объеме.

С данным решением суда не согласен ответчик. Считает, судом нарушены нормы процессуального права. Дело рассмотрено односторонне и необъективно. Решение суда основано на доказательствах истицы. Истица осматривала автомобиль без него, цена оговаривалась с учетом настоящего состояния автомобиля. Никто ее в заблуждение не вводил. Суд лишил его права на предоставление доказательств, рассмотрев дело в его отсутствие. Он не был надлежаще извещен, не получил копию искового заявления, повестку, узнал о судебном заседании по телефону и направил телеграмму об отложении дела. Судом был назначен адвокат, который занял позицию противную ему, не поддержал его ходатайства об отложении дела. Просит отменить решение суда и дело направить на новое рассмотрение.

Судебной коллегией решение Котельничского районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение. В обоснование своих выводов судебная коллегия указывает, что не был извещен о рассмотрении дела надлежащим образом: повестка пришла, но копии заявления не получил, требований не знает. Просил отложить рассмотрения дела. Судом ходатайство об отложении дела отклонено, и назначен для защиты прав ответчика в суде адвокат, который указанное ходатайство не поддержал [5].

На наш взгляд, причины данных нарушений могут быть различны: загруженность судей, в результате чего они не успевают достаточно полно изучить материалы дела; неграмотность судьи как следствие незнания отдельных норм закона; недостаточность предоставленных сторонами доказательств, что делает затруднительным вынесение обоснованного и справедливого решения.

На практике возникают проблемы, связанные с реализацией принципа состязательности, который предполагает предоставление сторонами доказательств по делу. Однако стороны не всегда в состоянии представить необходимые доказательства. Кроме того, следует учитывать недостаточную правовую просвещенность граждан России в современный период и отсутствие бесплатной юридической помощи [3]. В данных условиях суд нередко вынужден принимать решения на основании не всех материалов дела, а лишь тех, которые представлены сторонами. В результате решение может не соответствовать действительным обстоятельствам дела, и, следовательно, будет несправедливым. В данном случае целью процесса становится не объективная (установление действительных обстоятельств по делу), а формальная (соответствие выводов суда представленным сторонами данным) истина [6, c. 69].

Исследовав порядок деятельности судов по рассмотрению гражданских дел, мы пришли к выводу, что для решения выше обозначенной проблемы суды, в некоторых случаях, в целях правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел, вынесения законного, обоснованного и справедливого решения запрашивают необходимую информацию по собственной инициативе. Данное право было предусмотрено ГПК 1964 года (ст. 50) [2, c. 24]. Новый же ГПК РФ в целях усиления состязательного начала судопроизводства, ограничил суд в сборе доказательств.

Данное обстоятельство является нарушением норм ГПК РФ и в случае обжалования решение может быть отменено и дело направлено на новое рассмотрение. На наш взгляд, с одной стороны, собирание доказательств судом по собственной инициативе является нарушением принципа состязательности сторон, так как суд данными действиями оказывает помощь одной из сторон и осуществляет действия, не предусмотренные законом. С другой стороны, сбор всех необходимых доказательств по делу способствует вынесению справедливого решения и установления объективной истины.

Еще одной проблемой, с которой в настоящее время сталкиваются суды, это злоупотребление сторонами своим правом, закрепленным в ст. 57 ГПК РФ — в случае, если представление необходимых доказательств для лиц, участвующих в деле затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств. Стороны пользуются данным правом достаточно активно, тем самым «перекладывают» обязанность по сбору доказательств на суд.

Решению данный проблем, на наш взгляд, может способствовать введение процессуальных норм, предусматривающих участие в процессе граждан, не владеющих необходимыми знаниями законодательства, через своих представителей, которые являются профессиональными юристами. Это приведет к правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданских дел, а также обеспечению состязательного начала судопроизводства, поскольку стороны будут юридически равны. В том случае, если гражданин не имеет материальной возможности воспользоваться квалифицированной юридической помощью, необходимо предусмотреть обязанность суда назначить ему представителя, в качестве которых могут выступать работники государственного юридического бюро или привлекаемые к участию в государственной системе бесплатной юридической помощи адвокаты на основании соглашения, заключаемого уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации с адвокатской палатой субъекта Российской Федерации.

ГПК РФ в ч. 3 ст. 196 закрепляет полномочие суда по выходу за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом, когда сторонами не представлены необходимые доказательства. Это полномочие осуществляется посредством вынесения судом обстоятельств на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались, а также предложения предоставить дополнительные доказательства [1]. Однако на практике не редко суды используют данное полномочие и в случаях, не предусмотренных законодательством, опираясь на ГПК 1964 г., который предусматривал возможность выхода суда за пределы заявленных требований, если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов государственных учреждений, предприятий, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций или граждан (ст. 195).

На наш взгляд, следует согласиться с Д.Б. Прасоловым в том, что процессуальное действие по выходу за пределы заявленных требований находится в конкуренции с принципом состязательности, так как ни одна из сторон процесса не должна доказывать обстоятельства, подтверждающие незаявленные требования [4, c. 161].

Д.Б. Прасолов также отмечает, что данное полномочие суда можно рассматривать в двух аспектах: как право и как обязанность. Так, если суд обязан выйти за пределы заявленных требований, то, на наш взгляд, суд обязан включить соответствующие обстоятельства (в подтверждение незаявленных требований) в предмет доказывания и, если стороны не представляют доказательства, суд обязан предлагать им предоставить дополнительные доказательства. Если же реализуется право суда выхода за пределы заявленных требований, а не обязанность, то юридические факты, подтверждающие, незаявленные требования, не должны включаться судом в предмет доказывания [4, с. 159—160].

Таким образом, активные действия суда по определению предмета доказывания, распределению бремени доказывания и предложению сторонам представления дополнительных доказательств должны сопровождать взаимосвязь принципа состязательности и процессуального действия по выходу за пределы заявленных требований.

Выход суда за пределы заявленных требований должен осуществляться только в случаях, предусмотренных федеральным законом. Мы считаем, что целесообразно закрепить в ГПК РФ нормы, предусматривающие обязанность суда включать соответствующие обстоятельства в предмет доказывания, если без них разрешение дела затруднительно. В таком случае уже не будет конкуренции процессуального действия суда по выходу за пределы заявленных требований с принципом состязательности.

Смотрите еще:

  • Что такое карта адвокат 24 Купить Адвокат24 Доставка карт Адвокат24 происходит по всей территории Украины, транспортной компанией Новая Почта. Сроки доставки: 1-2 дня. Варианта оплаты два: 1) Оплата по факту прибытия и 2) по 100% предоплате. Оформить заказ карты, […]
  • Коап 12 тонники Большегрузы свыше 12 тонн, взымание платы, инфомация о проекте Часто задаваемые вопросы по проекту создания и эксплуатации автоматизированной системы взимания платы (СВП) с владельцев транспортных средств с разрешенной максимальной массой […]
  • Заявление о признании бездействия пристава Заявление о признании бездействия пристава Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей […]
  • Ст 56 57 гпк российской федерации Мне пришла судебная повестка по делу ст. 56, 57 ГПК РФ, что это значит? Мне пришла судебная повестка по делу ст. 56, 57 гпк российской федерации. Что это значит, я не знаю. Подскажите пожалуста Ответы юристов (13) Здравствуйте, уточните […]
  • Конституционный суд допрос адвоката О ДОПРОСЕ АДВОКАТА ОТНОСИТЕЛЬНО НАРУШЕНИЙ УПК КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 16 июля 2009 г. № 970-0-0 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданинаГаврилова Александра Михайловича на нарушение его […]
  • Займ под материнский капитал в новокузнецке Займ под материнский капитал в новокузнецке г. Новосибирск, ул.Карла Маркса д.57 офис 26 (6-й этаж) Карта проезда г. Новокузнецк, ул. Кутузова, 39, офис 203а (2-й этаж) Карта проезда Материнский капитал для покупки жилья Как использовать […]
admin

Обсуждение закрыто.