Конфискация обязательная мера

Конфискация обязательная мера

Оглавление:

Конфискация обязательная мера

Конфискация имущества состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.

Согласно ст. 52 УК РФ, конфискация имущества устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений и только в случаях, указанных в законе.

Применяется конфискация имущества только в качестве дополнительной меры уголовного наказания.

Назначая указанную меру наказания, суд обязан указать в приговоре: полной или частичной конфискации подлежит имущество виновного. В последнем случае указывается конкретно, какая часть имущества конфискуется, например, половина, одна треть и т. д. или перечисляются конфискуемые предметы.

Поскольку конфискации всегда подлежит имущество, надлежащее только осужденному, то она не обращается на имущество, принадлежащее родственникам виновного, проживающим совместно с ним, или на долю иных лиц. владеющих имуществом совместно с осужденным на праве общей собственности.

Конфискации не подлежит имущество, необходимое осуждённому и лицам, находящимся на его иждивении, согласно перечню, предусмотренному Уголовно-исполнительным кодексом РФ.

Конфискацию, рассматриваемую в качестве уголовного наказания, необходимо отличать от специальной конфискации, то есть изъятия у виновного определенных предметов, добытых в результате совершения преступления или являющихся средством совершения преступления.

Если, исходя из конкретных обстоятельств, суд признает целесообразным применение конфискации имущества при осуждении за преступление, по которому обязательная конфискация предусмотрена в качестве дополнительного наказания, то он обязан привести в приговоре мотивы принятого решения по этому вопросу.

Конфискация обязательная мера

УДК 343.01
DOI: 10.17072/1995-4190-2015-2-119-124

КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА КАК МЕРА
ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

О.А. Буркина

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Пермский институт ФСИН России

614012, г. Пермь, ул. Карпинского, 125

Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

А.А. Устинов

Кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Пермский институт ФСИН России

614012, г. Пермь, ул. Карпинского, 125

Е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Введение:в статье рассматривается дискуссионный вопрос о введении вновь такого вида наказания, как конфискация имущества, в борьбе с коррупционными преступлениями.

Цель:авторы анализируют и сопоставляют различные подходы к определению правовой природы конфискации имущества.

Методы:методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых ведущее место занимает диалектический метод. В статье использованы общенаучные (диалектика, анализ и синтез, абстрагирование и конкретизация) и частнонаучные (формально-юридический, сравнительно-правовой, технико-юридический) методы исследования. В ходе научного поиска особое внимание уделялось сравнительному, системному методам исследования. Результаты: авторы рассматривают коррупцию как серьезнейшую угрозу системе публичной власти в Российской Федерации. Коррупция не сводится к примитивным видам взяточничества и элементарным злоупотреблениям. Противодействие коррупционной преступности требует комплексных мер различного характера, в том числе совершенствования уголовно-правового законодательства и правоприменительной практики, в частности – повышения эффективности применения наказаний к лицам, виновным в совершении данных преступлений. Основной метод уголовного права – принуждение, которое должно быть законным, обоснованным, справедливым и неотвратимым. Одним из действенных видов наказания в борьбе с коррупционными преступлениями всегда был такой вид наказания, как конфискация имущества. Будучи достаточно строгим видом наказания, конфискация имущества, тем не менее, не влечет разрыва полезных социальных связей осужденного, криминальной деформации его личности, социальной дезадаптации, что свойственно наказаниям, связанным с изоляцией от общества. Конфискация имущества, по нашему мнению, эффективна при осуждении за преступления корыстного характера, в особенности нанесшие ущерб государству. Авторы настаивают на обязательном введении в систему видов уголовных наказаний такого вида наказания, как конфискация имущества. Выводы: таким образом, в ст. 44 УК РФ должен быть введен пункт «ж» – о конфискации имущества и в ч.3 ст. 45 УК РФ внесен дополнительный вид наказания – конфискация имущества. Введение рассматриваемого вида наказания позволит существенно улучшить эффективностьпротиводействия коррупционным преступлениям.

Ключевые слова: доктрина уголовного права; конфискация имущества; принуждение; система наказания;
виды наказания; коррупция; противодействие коррупции; коррупционная преступность

Коррупция представляет серьезнейшую угрозу системе публичной власти в Российской Федерации, о чем неоднократно заявляли высшие руководители государства, практические сотрудники правоохранительных органов, ученые – специалисты в области уголовного права и криминологии.

Профессор В.В. Лунеев еще в 1999 г. обращал внимание на то, что в условиях рыночной экономики, свободной торговли коррупция не сводится к примитивным видам взяточничества (пакета с деньгами) и элементарных злоупотреблений. Поэтому уголовное законодательство должно предусматривать ответственность за многие формы и виды социально опасной и реальной коррупции, а именно: коррупционный лоббизм; коррупционный фаворитизм; коррупционный протекционизм; непотизм (кумовство, покровительство родственникам); тайные взносы на политические цели; взносы на выборные кампании в обмен на получение в будущем государственных должностей или лоббирование интересов взносодателя; келейное проведение приватизации, акционирования и залоговых аукционов;незаконное предоставление налоговых и таможенных льгот; переход государственных должностных лиц (сразу после отставки) на должности президентов «подкормленных» банков и корпораций; совмещение государственной службы с коммерческой деятельностью; незаконное обогащение и т. д. [5, с. 4].

Все эти формы коррупции в настоящее время широко распространены в России, разрушительно воздействуя на власть, подрывая эффективность государственного управления.

Противодействие коррупционной преступности требует принятия комплексных мер различного характера, в том числе совершенствования уголовно-правового законодательства и правоприменительной практики, в частности повышения эффективности применения наказаний к лицам, виновным в совершении данных преступлений.

Международное уголовное право к целям наказания относит: возмездие, сдерживание, реинтеграцию обвиняемого в общество, общественное осуждение, защиту общества, прекращение безнаказанности, содействие примирению, восстановление мира и правосудие [7, с. 158].

Согласно Доктрине уголовного права в Российской Федерации, уголовное право формируется и развивается в русле карательной политики государства [10, с. 2]. Основной метод уголовного права – принуждение, которое должно быть законным, обоснованным, справедливым и неотвратимым. Оно должно быть также целесообразным. Необходимо использовать прогрессивную систему исполнения наказания, когда при «плохом» поведении виновного степень принуждения усиливается, а при «хорошем» − снижается.

Признание принуждения и поощрения методами уголовно-правового регулирования требует их системного оформления и закрепления в нормах уголовного закона.

Общеизвестно, что безнаказанность – одна из причин преступности, показатель беспомощности общества в борьбе с ней. Речь идет прежде всего не о строгости наказания, а о его неотвратимости. Прав Монтескье: «Закон должен быть похож на смерть, которая никого не пощадит» [6, с. 5].

Одним из действенных уголовно-правовых средств в борьбе (именно в борьбе, а не в противодействии коррупции) с коррупционными преступлениями всегда был такой вид наказания, как конфискация имущества.

М.Д. Шаргородский писал: «Конфискация имущества является одной из наиболее острых форм репрессии» [4, с. 23]. Будучи достаточно строгим видом наказания, конфискация имущества, тем не менее, не влечет разрыва полезных социальных связей осужденного, криминальной деформации его личности, социальной дезадаптации, что свойственно наказаниям, связанным с изоляцией от общества. Конфискация имущества, по нашему мнению, эффективна при осуждении за преступления корыстного характера, в особенности нанесшие ущерб государству. Данная мера направлена не столько на компенсацию материального ущерба, нанесенного преступлением (что осуществляется в рамках гражданско-правовой ответственности), сколько на восстановление социальной справедливости, так как большинство граждан считают явно несправедливым, если нажитое преступным путем имущество останется в собственности у виновного, его семьи, пойдет на пользу преступнику.

Однако Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ гуманная и эффективная мера уголовного наказания – конфискация имущества была исключена из системы наказаний [9, с. 15].

27 июля 2006 года норма о конфискации имущества была возвращена в уголовное законодательство, но в урезанном и искаженном виде [8, с. 10]. Эти изменения в уголовный закон (введение новой главы 15 1 УК РФ) были приняты научным сообществом неоднозначно.

Противниками отмены конфискации имущества и сторонниками ее сохранения в УК выступали такие видные ученые в области уголовного права, как Н.Ф. Кузнецова, В.В. Лунеев, Т.В. Непомнящая, А.И. Коробеев и др.

Академик В.Н.Кудрявцев выступил за восстановление института «настоящей» конфискации, и она была внесена в УК РФ, но в порочном виде. Представляется совершенно нелогичным, что за совершение бытовых преступлений конфискация возможна, а за совершение многих преступлений против собственности и в сфере экономической деятельности, которые причиняют огромный материальный ущерб (ст. 159, 159 1 – 159 6 , 160 УК РФ и т.д.), – данная мера не предусмотрена.

Как указал М.Д. Давитадзе, «глава 15 1 была включена в УК РФ не совсем обоснованно. Как нам представляется, исключение конфискации имущества из перечня наказаний, предусмотренных ст.44 УК РФ, имело коррупционную основу и было лоббировано заинтересованными группами. Свидетельством этого служит первоначальная редакция ст. 104 1 УК РФ, которая предусматривала конфискацию за те общеуголовные преступления, которые за редким исключением могли быть совершены должностными лицами» [1, с. 37].

Однако Н.А. Лопашенко считает, что исключение конфискации из УК как вида наказания в 2003 г. «…было верное решение по существу, хотя и безобразное по механизмам его осуществления» [4, с. 25].

Конфискация имущества существует со времен древнего мира в большинстве стран. Данный вид наказания подразделяется на общую конфискацию (всего имущества осужденного) и специальную конфискацию (в отношении определенных видов имущества). Хотя в настоящее время в большинстве стран применяется специальная конфискация имущества, общая конфискация также сохраняется в законодательстве ряда государств, в том числе таких европейских стран, как Дания и Франция.

Конфискация имущества рекомендуется и международными конвенциями по противодействию отдельным видампреступности. В системе международного уголовного права на сегодняшний день могут быть применены 12 видов наказания, среди которых ученые называют и конфискацию имущества [7, с. 159].

Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции [2, с. 7] и Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию [3, с. 5], но не имплементировала важнейшие их нормы, в частности предусматривающие конфискацию имущества при данных преступлениях. Так, ст. 31 Конвенции ООН против коррупции предусматривает обязанность государств-участников в максимальной степени, возможной в рамках его внутренней правовой системы, принятия таких мер, какие могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации доходов от преступлений, признанных таковыми в соответствии с данной Конвенцией, или имущества, стоимость которого соответствует стоимости таких доходов. Тем не менее действующий УК РФ предусматривает конфискацию имущества не по всем коррупционным преступлениям – в частности, данная мера не распространяется на ч.3 ст. 159 УК РФ.

Мы считаем целесообразным вернуть конфискацию имущества в перечень наказаний в ст.44 УК РФ как дополнительный вид наказания, с указанием возможности ее применения в санкциях конкретных статей Особенной части УК РФ, в частности по преступлениям коррупционного характера.

Кроме того, по нашему мнению, за особо тяжкие преступления коррупционного характера (ч. 5,6 ст. 290 УК РФ) целесообразно предусмотреть конфискацию всего либо части имущества осужденного, а не только имущества, полученного в результате совершения преступления. Не секрет, что в целях сокрытия источника происхождения или назначения имущества коррупционеры прибегают к всевозможным ухищрениям (подделка правоустанавливающих документов, подкуп сотрудников кредитно-финансовых учреждений, контролирующих органов, не говоря уже о фиктивной регистрации имущества на родственников, друзей и т.д.) и доказывание происхождения имущества является чрезвычайно сложной, а порой невыполнимой задачей для органов следствия и суда.

Кроме того, следует помнить, что преступления коррупционного характера, во-первых, зачастую имеют систематический характер, а во-вторых, являются высоколатентными. Фактически при совершении серийных коррупционных преступлений, как правило, удается подвергнуть конфискации лишь то имущество, с которым виновного «схватили за руку» во время конкретного преступления, а основная масса нажитого преступным путем имущества остается вне досягаемости правоохранительных органов, что и обусловливает, по нашему мнению, целесообразность введения меры общей конфискации имущества по особо тяжким коррупционным преступлениям.

Конфискация имущества в уголовном праве (УК РФ)

Конфискация имущества в уголовном праве в качестве наказания отменена в 2003 году, однако одноименная мера уголовно-правового характера действует до сих пор. Конфискация имущества в уголовном праве: что отличает ее от наказания, когда и в связи с чем она применяется и можно ли ее избежать — ответы на эти и другие вопросы есть в настоящей статье.

Что такое конфискация имущества

Конфискация имущества в уголовном праве длительное время существовала как 1 из видов наказания. В таком качестве она признавалась во всех УК РСФСР и первоначальной редакции современного Уголовного кодекса, действующего в России с 1997 года.

Однако с 2003 года конфискация имущества признается исключительно только в форме принудительной меры уголовно-правового характера — из перечня наказаний она исчезла.

Основная идея меры при этом сохранена: и в том и в другом случае речь идет о безвозмездном изъятии имущества или денежных средств, принадлежащих осужденному. Но с точки зрения процедуры конфискации, ее объекта (что именно подлежит изъятию), адресата (распоряжение изъятым) и оснований для ее применения различия весьма существенны.

Конфискация — наказание

Конфискация — мера уголовно-правового характера

Любое имущество виновного, за исключением не подлежащего изъятию

  • Имущество и деньги, добытые преступным путем.
  • Предметы, запрещенные в гражданском обороте.
  • Орудия преступления.
  • Деньги, предназначенные для финансирования терактов и пр.
  • Государство.
  • Потерпевший

Санкция конкретной статьи Особенной части УК РФ

Совершение хотя бы одного из преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ

Таким образом, конфискация имущества как наказание заключалась в изъятии в доход государства всего имущества, находящегося в собственности виновного, или его части и была прямо предусмотрена санкциями ряда статей УК РФ.

Одноименная же мера уголовно-правового характера допускает изъятие строго ограниченного перечня видов имущества и его обращение в 1-ю очередь в пользу потерпевшего в целях возмещения причиненного вреда.

В каких случаях применяется и каков порядок принятия решения о конфискации имущества

Перечень преступлений, совершение которых может повлечь конфискацию имущества, приведен в ст. 104.1 УК РФ. В него входят в том числе убийство, нанесение тяжких телесных повреждений, действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков, теракт и т. д. — всего 74 наименования.

Однако самого факта совершения одного или нескольких преступлений из приведенного списка для принятия решения о конфискации недостаточно. Помимо виновности фигуранта, доказыванию в данном случае подлежит происхождение и предназначение имущества, предполагаемого к изъятию. В обязательном порядке должно быть установлено, что оно:

  • добыто в результате совершения преступления;
  • явилось орудием или средством для совершения преступления;
  • приобретено на деньги, полученные от преступной деятельности.

Важно! Для конфискации достаточно 1 из приведенных оснований, то есть одновременного удовлетворения всем перечисленным условиями не требуется.

Если изъятие имущества, являющегося результатом преступной деятельности, невозможно ввиду его продажи или по иным причинам, допускается конфискация денег в сумме, эквивалентной стоимости этого имущества.

Кроме того, изъятию в рамках конфискации подлежит любое имущество (деньги, ценности, вещи и пр.), предназначенное для финансирования запрещенной деятельности: терроризма, экстремизма, преступного сообщества и т. д.

Важно! Если подлежащая конфискации вещь (деньги и т. д.) находится не у виновника преступления, а у другого лица, изъятие допускается при условии, что фактический владелец располагает информацией о происхождении имущества.

Типичный пример: лицо, совершившее убийство, сопряженное с разбоем, подарило часть похищенного своему знакомому, сообщив о способе приобретения этих вещей. В такой ситуации все, что было получено в дар, изымается в пользу потерпевших или государства.

Решение о конфискации имущества принимается одновременно с постановлением приговора, то есть это исключительная прерогатива суда. При этом перечисляются все объекты, подлежащие изъятию, и способы распоряжения ими.

Так, согласно ст. 84 УПК РФ для каждого вида конфискованного имущества предусмотрен четкий перечень возможных способов распоряжения:

  • для орудий преступления, а также запрещенных предметов — уничтожение или передача на хранение в соответствующие учреждения;
  • для денег и ценностей, полученных в ходе преступления, — передача законному владельцу.

В остальных случаях первоочередное значение имеет возмещение причиненного вреда. Например, если у виновного конфискован автомобиль, приобретенный на деньги, полученные от преступления, он может быть реализован с торгов, а вырученные средства направлены на погашение ущерба потерпевшему. То, что осталось, направляется в бюджет. Иными словами, государство здесь выступает «наследником второй очереди».

Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения

В отличие от уголовного административное право признает конфискацию имущества как вид наказания и устанавливает его за определенные проступки. При этом изъятию согласно ст. 3.7 КоАП РФ могут подлежать исключительно орудия правонарушения или его предметы, то есть то, на что было направлено посягательство.

Обязательное условие для применения такой меры наказания — ее наличие в санкции нормы КоАП РФ, в соответствии с которой осуществляется административное преследование.

Конфискованное имущество обращается в доход государства, то есть в федеральную собственность, или в собственность региона, на территории которого совершен административный проступок.

Важно! Конфискация орудия или предмета правонарушения производится только судом. Исключение составляют так называемые таможенные проступки, к числу которых относится, например, ввоз или вывоз товаров без оформления декларации. В такой ситуации изъять предмет может сотрудник таможенной службы без решения суда.

Какое имущество не может быть конфисковано

Уголовное законодательство не содержит перечня объектов, не подлежащих изъятию, поэтому в спорных ситуациях при решении вопроса о конфискации имущества УК РФ обращается к ст. 446 ГПК РФ, содержащей список объектов, на которые не может быть наложено взыскание по исполнительному документу. К таковым в том числе относятся:

  • единственное жилье;
  • предметы одежды, обуви, домашней обстановки и обихода (кроме драгоценностей и предметов роскоши);
  • продукты питания и денежные средства на сумму, не превышающую величину прожиточного минимума, и т. д.

Тем не менее если вошедший в приведенный перечень предмет является прямым результатом преступной деятельности, вопрос о его конфискации может быть решен положительно.

Например, согласно ст. 446 ГПК РФ не подлежит изъятию имущество, используемое при осуществлении профессиональной деятельности. Однако в случаях, когда именно эта вещь явилась предметом преступления или орудием его совершения, она практически наверняка будет конфискована.

КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА

А. СТЕПАНИЩЕВ
А. Степанищев, ВНИИ МВД России.
Российское уголовное законодательство определяет конфискацию имущества как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного (ст. 52 УК РФ).
Новый УК учел ряд рекомендаций научных и практических работников, накопленный опыт по вопросу применения конфискации имущества. Так, более четко определено место конфискации имущества в системе наказаний, соответствующее степени ее карательного воздействия на осужденного (ст. 45 УК РФ). По УК 1960 года (с изменениями и дополнениями на 1 июля 1996 г.) конфискация имущества предусматривалась применительно к исключительной мере наказания — смертной казни, лишению свободы, исправительным работам и устанавливалась не только за совершение тяжких преступлений. Теперь конфискация применяется только в тех случаях, когда санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривает в качестве основного наказания лишение свободы на срок свыше пяти лет, а в качестве дополнительного — обязательную или факультативную конфискацию имущества. По новому УК РФ конфискация имущества в качестве вида наказания может быть применена к лицам, достигшим к моменту совершения преступления 18-летнего возраста. УК РСФСР допускал применение данной меры и к несовершеннолетним.
В санкциях статей Особенной части УК РФ в отличие от УК РСФСР отсутствуют указания на так называемую «специальную конфискацию» (вещественных доказательств и т.п.). Однако во всех случаях при расследовании преступлений необходимо производить изъятие орудий преступления, а также денег и иных ценностей, нажитых преступным путем, в порядке, предусмотренном ст. 86 УПК. При этом следует учитывать, что данные предметы могут быть изъяты и в том случае, если они перечислены в Перечне имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда. В настоящее время данный Перечень перенесен из Уголовного в Уголовно-процессуальный кодекс и подвергнут существенным изменениям и дополнениям.
Законодатель предусмотрел применение конфискации имущества в санкциях 24 статей Особенной части УК РФ за 42 состава преступления. Из них в 14 случаях предусмотрена обязательная конфискация. По УК РСФСР данная мера наказания предусматривалась в санкциях 33 статей Особенной части за 53 состава преступления. Из них в 30 случаях предусматривалась обязательная конфискация. Из приведенного сопоставления следует, что законодатель сократил возможность применения конфискации имущества в качестве наказания примерно в полтора раза.
Применение данной меры в обязательном порядке сокращено в два раза, что свидетельствует о предоставлении судам права в большем количестве случаев решать вопрос о назначении или неназначении конфискации имущества в качестве наказания исходя из фактических обстоятельств дела и личности преступника.
Из сравнительного исследования прежнего и нового УК следует, что сокращение применения конфискации имущества в качестве наказания в основном достигнуто в результате декриминализации ряда деяний, исключения ее из санкции статей за некорыстные преступления, а также замены в ряде санкций конфискации имущества штрафом. Следовательно, законодатель учел предложения о применении конфискации имущества только за корыстные преступления, а также замене во всех возможных случаях данной меры на штраф.
Особый интерес вызывает условие, определенное законодателем как обязательное для назначения наказания в виде конфискации имущества. Таким условием является совершение преступления из корыстных побуждений. С полным правом можно утверждать, что это в сущности меняет саму возможность назначения конфискации имущества в качестве наказания за совершенное преступление. При этом следует учесть, что ранее уголовный закон предусматривал назначение данной меры только в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, а за корыстные преступления — также в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РСФСР.
Вводя в УК РФ обязательное условие для назначения конфискации имущества — совершение преступления из корыстных побуждений, законодатель старался преодолеть эти противоречия при применении данной меры, т.е. предусмотрел возможность применения данного наказания только в случаях, сообразующихся с целью применения такого наказания.
Определяя круг преступлений, перечисленных в Особенной части УК РФ, за совершение которых в качестве санкции предусмотрена конфискация имущества, можно обнаружить такие, при совершении которых корыстный мотив имеет факультативный характер: ст. 174 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем», ст. 190 «Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран», ст. 191 «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга», ст. 210 «Организация преступного сообщества (преступной организации)», ч. ч. 2, 3 ст. 228 «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ», ст. 275 «Государственная измена». В данных случаях законодатель совершенно справедливо включил в санкции этих статей не обязательную, а факультативную конфискацию имущества, т.е. при неопровержимом доказательстве наличия в действиях подсудимого корыстного мотива суд вправе наложить на него в качестве дополнительного наказания конфискацию имущества, а при отсутствии корыстного мотива — воздержаться от нее. Считаю, что данное обстоятельство следует учитывать судьям, следователям и работникам органов дознания, ибо по уголовным делам о преступлениях, за которые возможно наложение наказания в виде конфискации имущества, следует особое внимание обращать на установление и доказывание мотива совершения преступления в порядке ст. 68 УПК.
В отличие от норм, где конфискация имущества предусмотрена факультативно, имеются нормы с обязательным характером ее применения, где остался нерешенным вопрос об ответственности соучастников преступления, а также при конкуренции мотивов. В последнем случае нередко основной мотив, толкнувший лицо на противоправное поведение, дополняется и осложняется иными чувствами, побуждениями и личными отношениями — неодинаковыми как по своему значению, так и по той роли, которую они играют в укреплении решимости совершить преступление. Однако возможно совершение и корыстных преступлений, в которых корысть не являлась основным движущим мотивом.
Следовательно, в каждом конкретном случае задача должна сводиться к тому, чтобы установить, какой мотив имел доминирующее значение, являлся основным для совершения преступления, и в соответствии с этим решать вопрос о конфискации имущества.
Особо хотелось бы остановиться на ч. 4 ст. 228 УК РФ, в санкции которой предусмотрена обязательная конфискация имущества за такие общественно опасные деяния, как изготовление и переработка наркотических или психотропных веществ, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, так как данное преступление может быть совершено и не из корыстных побуждений. На практике это вряд ли возможно, но теоретическая вероятность существует, и поэтому указание на обязательную конфискацию в санкции рассматриваемой статьи может вступить в прямое противоречие с ч. 2 ст. 52 УК РФ. Данное обстоятельство, по моему мнению, требует законодательного уточнения.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
Российская юстиция, N 6, 1998

Лишнего не заберут

Надо сказать прямо: сама идея «раскулачить» преступников популярна в широких массах, независимо от политических пристрастий. Но весь вопрос в том, как это сделать, чтобы под «раскулачивание» не попали и неповинные. Если у оступившегося человека заберут даже то, что он заработал честным трудом, а его семья пойдет по миру, будет ли это справедливым?

Именно так действовала конфискация в советские годы. Суд, отправляя человека в тюрьму, был вправе буквально раздеть осужденного до нитки. Забрать все, что у него найдено: деньги, жилье, авто и т.п. По данным экспертов, в былые годы, когда конфискация имущества была наказанием, к ней в год приговаривались 20-25 тысяч человек. Тогда был небольшой список из того, что не подлежало конфискации, в основном скромный набор нательных вещей и кастрюль. Остальное забирали.

Сегодня же действуют другие правила. Конфискация в УК есть, но она не наказание, а мера уголовно-правового характера. Разница огромная. В нынешнем виде конфискация предусматривает, что забрать можно только преступные доходы, и все, что нажито преступным путем. Чиновник купил дом на взятки? Дом заберут. На счету террориста лежат кровавые деньги? Их конфискуют. И так далее.

Понятно, что на практике доказать это сложно. Правда, согласно судебной статистике, число конфискаций постоянно растет. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году конфискация применялась более 26 тысяч раз. То есть даже больше, чем в советские времена. Так что правоохранители постепенно нарабатывают практику по выявлению именно преступных денег. Но, тем не менее, время от времени в Госдуме возникают инициативы, предлагающие вернуть такого рода наказание. В очередной раз вопрос подняли двое депутатов, уже подававших подобный проект. После того, как прежняя инициатива была отклонена, они внесли в нее правки и предложили проект вновь. По их заверениям — с учетом всех замечаний.

Однако ничего принципиально нового правительственные эксперты в проекте не нашли. Так что замечания остаются в силе. «При подготовке законопроекта не учтено, что предусмотренный в настоящее время институт конфискации в целом отвечает нормам международного права», говорится в официальном отзыве. Убедительных данных, что сейчас есть какие-то проблемы и потому, мол, надо возвращать советские правила, правительственные эксперты в пояснительной записке не увидели.

«В советское время конфискация всего имущества была предусмотрена, например, для квалифицированных краж, — рассказывает вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник. — Например, украл что-то, не важно сколько, а мера наказания — конфискация. Но мера наказания должна быть привязана к совершению человеком конкретного преступления. Вот конфискация, которая у нас сейчас предусмотрена, в соответствии с международно-правовыми стандартами, той же самой конвенцией по борьбе с коррупцией, к которой мы присоединились, она и предусматривает, что конфискации подлежат те средства, которые были нажиты преступным путем. Надо понимать, что в преступлении, сколь тяжким бы оно ни было, не проявляется вся жизнь, вся личность человека. Поэтому конфискацию применять по безразмерному фактически перечню преступлений, как меру наказания, лишать человека честно заработанного им имущества — это, конечно, просто противоречие принципам права».

Многие эксперты сходятся на том, что если человек нажил что-то честно, это надо оставить при нем. Не должна одна ошибка перечеркивать всю жизнь. Бывают ситуации, когда преступления совершают 50- 60-летние люди, которые до того вели честную жизнь. Неужели надо лишать средств к существованию их самих и их детей — из-за страшной ошибки в жизни?

«Сегодня финансовая жизнь государственных служащих абсолютна прозрачна, — говорит адвокат Юрий Коршунов. — Госслужащие и члены их семей сдают декларации о доходах и имуществе. Если в отношении какого-либо имущества госслужащему не удается доказать, что оно было приобретено на законные средства, такое имущество через суд будет обращено в доход государства. Эта система уже работает. Если же госслужащий совершит коррупционное преступление, на него может быть наложен значительный штраф, многократно превышающий размер взятки. Поэтому вводить конфискацию в качестве наказания не имеет смысла ни в рамках борьбы с коррупцией, ни в качестве наказания за другие преступления».

Конфискация имущества: мера противодействия взятке или инструмент коррупции? — 28.08.2014

Главная тема

Выступления экспертов в эфире

Инициативы по вопросам конфискации

Институт конфискации в международном праве

История развития законодательства о конфискации

Конфискация в действующем уголовном законодательстве

Конфискация имущества в других странах

В юридическом сообществе активно обсуждается идея возвращения конфискации в российские законы. На июньском заседании рабочей группы по взаимодействию со структурами гражданского общества президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции под председательством министра юстиции Александра Коновалова вновь вопрос о введении института конфискации был поднят вновь.

Возможность возвращения этого способа ответственности за незаконное обогащение в 2013г. не исключал премьер Дмитрий Медведев. Однако до сих пор российское законодательство не рассматривает необъяснимые многомиллионные доходы чиновников как преступление. Дело в том, что в декабре 2003г. статья о конфискации имущества преступников в качестве дополнительной меры наказания была исключена из УК РФ в рамках гуманизации уголовного законодательства. С этого момента конфискация имущества преступника, обязательная в международном праве, российским законом не предусмотрена.

Наглядным примером последствий этой коллизии эксперты считают требование обвиняемой по делу «Оборонсервиса» Евгении Васильевой о возврате изъятых картин и драгоценностей. И это требование законно, поскольку сегодня имущество виновного не подлежит конфискации, даже если его стоимость в разы превышает легальный доход преступника.

Глава СКР Александр Бастрыкин на мартовской коллегии назвал конфискацию имущества наиболее эффективным способом противодействия коррупции при сложившейся системе, когда владельцами дорогих квартир, автомашин, земельных участков и счетов в банке оказываются родственники пойманного за руку чиновника-взяточника – его родители-пенсионеры, неработающая сестра и даже малолетние дети. Но спросить у таких родственников, откуда это богатство, нынешний закон не позволяет, более того, защищает их права. В итоге ничто не мешает коррупционеру, вернувшемуся из тюрьмы, продолжать пользоваться тем, что нажил незаконным путем.

Начальник управления правового обеспечения Генеральной прокуратуры Олег Логунов считает, что без конфискации борьба с коррупцией невозможна, более того, конфисковывать следует не только саму взятку, но и другое имущество коррупционера.

Председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников выступил против конфискации имущества у незаконно обогатившихся чиновников. Лучше расширить применение института возмещения ущерба в размере, доказанном в гражданском процессе, как это предусмотрено Гражданским кодексом, считает он.

Конфискация не спасение от коррупционных преступлений, это миф, согласен с Крашенинниковым его коллега Владимир Плигин. До сих пор не удалось навести порядок даже в обращении следствия с изъятыми вещественными доказательствами, напомнил он. По мнению главы НАК Кирилла Кабанова, в введении института конфискации не заинтересованы ни российские, ни зарубежные чиновники.

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова уверена, что и в действующем УК есть все необходимое для преследования коррупционеров, «просто их никто не преследует, и это зависит уже не от закона, а от правоприменительной практики, которая от коррупции страдает не меньше, чем другие сферы».

Поможет ли введение института конфискации имущества преступников остановить коррупцию?

Выступления экспертов в эфире

Не надо возвращать полную конфискацию, надо отлаживать механизм правоприменения

Костромин Виктор Анатольевич, руководитель Центра противодействия коррупции в органах государственной власти, член подкомиссии по противодействию коррупции в РФ Общественной палаты РФ, член рабочей группы Комиссии по социальной политике Общественной палаты РФ

Конфискация исключена из системы наказания для того, чтобы развиваться дальше, не возвращаться к тому опыту, который мы прошли в свое время в Советском союзе. Там практически по каждой статье присутствовала конфискация имущества.

Я лично абсолютно против полной конфискации. Сегодня предлагается ее вернуть по двум тяжким статьям, через год предложат еще другие, не менее тяжкие статьи. Но проблема не в отсутствии полной конфискации, а именно в механизме осуществления, в правоприменении. Вопрос правоприменения у нас всегда, к сожалению, страдает. Особенно активно последние 3 года, федеральные власти пытаются вносить достаточно грамотные законы, но, как ни странно, начинает отсутствовать инструмент исполнения.

В плане конфискации мы столкнулись с тем, что не выполняются решения суда о кратных штрафах. Попался гражданин на коммерческом подкупе, что тоже является коррупционной статьей, или на каком-то мошенничестве, и штраф у него многомиллионный, а на 2-3 млн. руб. вообще все его имущество. Значит, он никогда не выполнит полностью решение суда. Люди, отрабатывающие определенную коррупционную модель поведения, прекрасно все понимают и прячут деньги. Когда, благодаря работе правоохранительной системы, мошенник попадает на скамью подсудимых, и решением суда признается виновным, то ему назначают кратный штраф, но у него ничего не оказывается, он нищий, а дети его вдруг стали миллионерами, у них вдруг фирмы образовались огромные. Откуда эти средства, конечно, у них никто не спрашивает.

И здесь мы столкнулись с огромной проблемой. У нас же служба судебных приставов исполняет приговоры суда, и у нее нет на сегодняшний день инструмента, чтобы найти эти активы, арестовать и доказать причастность конечного бенифициара этих денег. Естественно, эти активы могут быть и не здесь, а где-то за рубежом. Там ищут, там есть службы, которые занимаются и мошенничеством, и хищением, и коррупционными преступлениями. В итоге разыскивают, там и срока давности нет.

Предположим, у чиновника есть определенный доход и он его куда-то потратил, его годовой доход не соотносится с его годовым расходом. В Европе, если есть реальные доказательства криминальности этих денег, но нет доказательств, чтобы открыть дело и посадить его, детектив идет к судье, предъявляет доказательства, и чиновник сам объясняет добропорядочность приобретения этих средств. Откуда эти деньги взял? Если не может членораздельно ответить, как они к нему поступили, и заплатил ли с них налоги, то эти деньги конфисковываются в доход государства.

Исключение конфискации из системы наказания выгодно властьимущим

Мысловский Евгений Николаевич, профессор кафедры уголовного права и процесса Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС), старший советник юстиции, кандидат юридических наук, член-корреспондент Международной академии общественных наук, президент фонда противодействия организованной преступности и коррупции «Антимафия»

Мера наказания как конфискация существовала в виде дополнительного наказания и была достаточно весомой в размере санкции. Потом было все разворовано, и сейчас тем, кто добрался до ворованных денег, до власти, естественно, это не нужно.

Весь западный мир, на который мы ориентируемся, конфискацию включил даже в международные документы, в частности, в конвенцию о предупреждении коррупции. Мы статью 20-ю этой конвенции не ратифицировали. Это кому-то очень выгодно. Депутаты Госдумы живут не сами по себе, а в определенном мире, представляют интересы определенных групп людей. Можно под любую, даже самую варварскую затею, подвести идею гуманизма.

При любом государстве, при любом строе, во все времена всегда были люди, которые говорили: «да здравствует государство!» и были люди, которые говорили «ваше государство не годится, надо менять!». И всегда были юристы, готовые поддержать любую из этих точек зрения. Так вот нашлись юристы, которые стали доказывать, что исключение конфискации является элементом гуманизации наказания. Но можно под любую, даже самую варварскую затею, подвести идею гуманизма.

Полная конфискация будет только способствовать развитию коррупции

Марданшин Рафаэль Мирхатимович, депутат Государственной Думы ФС РФ VI созыва с 21 декабря 2011г., член фракции «Единая Россия», член комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству

Возвращение конфискации как отдельного вида наказания вопрос спорный. У нас и так уже ужесточается уголовное законодательство, у нас уже введены кратные штрафы. Для коррупционеров введение кратных штрафов это более эффективная мера, чем конфискация имущества, потому что имущество можно спрятать, переписать на другого собственника, а от кратного штрафа никуда не денешься. Если суд присудит кратный штраф, то никуда не денешься, эти деньги нужно будет заплатить, и пусть осужденный сам решает, откуда достать деньги, продать имущество или нет.

Это наказание, мне кажется, более правильное и справедливое, чем просто конфискация имущества, потому что сама конфискация может являться коррупционной составляющей и определенным инструментом давления, в первую очередь, на предпринимателей, на тех, кто занимается бизнесом, у кого есть имущество, кого можно запугать, чтобы получить с него взятку или часть бизнеса отобрать. В наших условиях очень легко использовать такой инструмент как конфискация.

«Полная конфискация всего имущества не есть мера нормального уголовного наказания»

Тамара Морщакова, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, экс-судья Конституционного суда Российской Федерации, завкафедрой судебной власти ВШЭ

В УК РФ сейчас прописана конфискация, которая назначается при назначении других наказаний, то есть когда человек уже подвергнут уголовной ответственности, за очень большой ряд преступлений. По сути они очень различны, от убийства при отягчающих обстоятельствах или от причинения тяжких телесных повреждений и кончая массовыми беспорядками. Кто что получил нечестным путем в результате массовых беспорядков, мне очень трудно себе представить, но на самом деле такие статьи уже есть. Что же нам тут надо добавлять?

Полная конфискация всего имущества не есть мера нормального уголовного наказания. Мера нормального уголовного наказания должна быть адресована только лицу, которое виновно, а конфискация всего имущества не соответствует этой норме, потому что под полную конфискацию попадает вообще все, что у человека есть. А он не один живет на земле, с ним живут какие-то люди, кто-то находится на его иждивении, есть какие-то родственники, кто-то среди родственников, живущих вместе с ним тоже зарабатывает, тоже имеет имущество. Как мы будем осуществлять эту конфискацию?

Не конфискуют все имущество в целом, конфискуют то, что нажито в результате преступной деятельности. Сейчас уголовный закон описывает понятие «имущества, нажитого в результате преступной деятельности» весьма пространно. Во-первых, должно быть изъято имущество, которое приобрел человек, который, допустим, что-то украл, а во-вторых, подлежат конфискации все денежные средства, которые человек мог получить в результате распоряжения этим имуществом. В-третьих, если он получил благодаря совершенному преступлению именно деньги, при взяточничестве, например, подлежит конфискации не только эта денежная сумма, но и все то, что могло быть приобретено им на эти деньги. Если это имущество передано другим родственникам или просто близким людям, то оно тоже подлежит конфискации.

Инициативы по вопросам конфискации

27.11.2013

В Госдуму внесен проект закона о возвращении в уголовное право такой меры наказания, как конфискация имущества, приблизительно в том виде, в каком она существовала в советском УК. Авторы документа — единороссы Борис Резник и Сергей Тен.

Согласно документу, новая мера наказания будет устанавливаться за тяжкие и особо тяжкие преступления корыстной и коррупционной направленности, преступления против интересов государства и общественной безопасности. Среди них — мошенничество, кража, убийство, грабеж, присвоение и растрата, легализация денежных средств, вымогательство, бандитизм, теракт, организация преступного сообщества, госизмена, получение взятки и пиратство.

Также устанавливается перечень имущества, которое нельзя конфисковывать. В него, в частности, входят не более одной квартиры или дома с земельным участком, минимально необходимые предметы домашней обстановки, утвари, одежды и т.д.

20.01.2014

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин предложил разрешить конфискацию имущества у добросовестных приобретателей, если они его получили безвозмездно.

Ст. 302 ГК РФ допускает истребование собственности у добросовестного приобретателя, если она получена безвозмездно. Бастрыкин уточнил, что предлагает ввести аналогичную норму и в Уголовный кодекс.

06.03. 2014

СКР подготовил законопроект, расширяющий основания для изъятия предметов и имущества, безвозмездно переданных обвиняемыми другим лицам.

Выступая на коллегии СКР, глава ведомства Александр Бастрыкин, поднял тему возмещения нанесенного ущерба. Он заявил, что по фактам коррупционных преступлений СКР возбудил в прошлом году более 28 тыс. уголовных дел, расследование почти половины из которых уже закончил. При этом следствию удалось обеспечить возмещение ущерба по таким делам на 11 млрд. руб., а это – почти в 3 раза больше, чем в 2012 г.

Александр Бастрыкин:

Необходимо серьезно рассмотреть этот вопрос и, в конце концов, принять законодательное решение. Потому что ни мера уголовного наказания в виде лишения свободы, ни штраф, который никто не выплачивает, как вы знаете, не решает проблемы.

Отмена кофискации защищает незаконно нажитые капиталы

Александр Гуров, доктор юридических наук, профессор и бывший депутат Госдумы:

Когда статья о конфискации имущества преступников как дополнительная мера наказания вдруг исчезла из УК РФ, видные учёные-юристы, знатоки отечественного и международного права были просто в шоке. В Государственную Думу, в администрацию президента посыпались петиции за подписями академиков, профессоров, практиков. Обеспокоенные учёные писали, в частности: «Мы убеждены, что таким решением будут защищены многомиллионные преступные доходы, что будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны». Бесполезно. Никто из власть имущих и пальцем не пошевелил, чтобы исправить явную ошибку.

Конфискация необходима, чтобы мошенники не оказывались безнаказанными

Борис Кашин, член Комитета Госдумы по финансовому рынку (фракция КПРФ)

Сразу хочу обратить внимание, что наши товарищи по фракции давно выступали с предложениями вернуть в российское уголовное законодательство такую норму.

Я хоть и не юрист, не специалист по уголовному праву, но как простой гражданин тоже считаю, что нам необходимо это делать. Особенно в ситуации, когда с безнаказанностью крупных мошенников мы встречаемся сегодня сплошь и рядом. Сколько у нас уже было случаев с целой серией банков, которые за все свои аферы отделывались легким испугом, а в итоге ничего найти и вернуть не удавалось! Все было шито-крыто, и никто ничего возвращать государству не собирается и по сей день.

Сравнительно недавно в США был осужден за крупные махинации владелец одной из известных американских фирм. Так вот, мало того, что он сел пожизненно, и было конфисковано его имущество, но были еще и пересмотрены и признаны несправедливыми многие договора, заключенные этой фирмой в период «расцвета» ее коррупционной деятельности. Думаю, это довольно яркий пример, говорящий сам за себя. Остается только сожалеть, что мы подобными примерами похвастать до сих пор не можем.

Поддерживаю, но только для госслужащих, уличенных в коррупции и их родственников, если доказана незаконность приобретения имущества

Антон Ищенко, член комитета ГД по бюджету и налогам (фракция ЛДПР)

Я бы поддержал эту инициативу, если она будет распространяться на определенный круг лиц. Я имею в виду госслужащих, уличенных в коррупционных преступлениях.

Наверное, есть смысл распространить действие института конфискации и на близких родственников коррупционеров. Как правило, основную часть незаконно нажитого имущества они оформляют на своих родственников, друзей и знакомых. Поэтому, если доказано следствием и установлено судом, что переведенное на доверенных лиц имущество осужденного приобретено на преступно полученные средства, оно также должно изыматься в доход государству.

Надо возмещать ущерб пострадавшим, конфисковывать в пользу государства — несправедливо

Павел Крашенинников, глава комитета Госдумы по законодательству

Уверен, что с коррупцией надо бороться по-другому. По советскому законодательству достаточно было «доказать вину в преступлении», после чего «все забирали, оставляя семью без копейки. Сейчас есть институт возмещения ущерба, причем по нему можно назначить сумму даже больше, чем можно конфисковать. К тому же ущерб, как правило, наносится конкретным физическим и юридическим лицам, и конфисковать что-то в пользу государства в этом случае несправедливо.

Конфискация может превратиться в дубинку правоохранительных органов

Елена Панфилова, глава российского отделения Transparency International:

Скальпель — очень полезный инструмент, но если дать его в руки обезьяне, то может приключиться весьма драматическая история. Конфискация может превратиться в дубинку правоохранительных органов.

Норма о конфискации может стать неисполнимой

Константин Добрынин, зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества (Архангельская область)

Вопрос о конфискации имущества спорный и нуждается в более детальном обсуждении прежде, чем вносить подобную новеллу в законодательство.

На мой взгляд, эта норма может стать неисполнимой, то есть мертворожденной. Как вид наказания она работала в Советском Союзе и работала хорошо — тогда у населения были «белые» доходы и контролировать их было нетрудно.

Сейчас в прежнем виде она работать не будет, ведь конфисковать можно только очевидно неправомерное, то есть доказанное.

Не стоит также забывать о таком механизме, как assets forfeiture — возврат похищенных активов, работающий и вне рамок уголовного процесса, что лучше, так как шире можно применять. И о статье УК об ответственности за легализацию. Поэтому не всегда дефект правоприменения говорит о дефекте закона, и это именно тот самый случай.

И наконец: прежде чем думать о необходимости возвращения конфискации, надо решить вопрос с «черным налом» и теневыми доходами, иначе нечего будет конфисковать.

Контроля над расходами чиновников достаточно. Не доказал законность приобретенного – имущество государству

Анатолий Лысков, член Комитета СФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам (Липецкая обл)

К этой теме надо относиться взвешенно. Она требует публичного обсуждения в обществе.

Наша Конституция содержит положение, согласно которому за совершенное преступление человек должен быть наказан один раз. Конфискация имущества – это дополнительное наказание. В том числе, чтобы не было «конфликта» с Конституцией, этот институт был убран из уголовного права.

Вместе с тем, конфискация имущества возможна. Для этого органы предварительного следствия и дознания, судебные органы должны доказать, что имущество, которое собираются изымать, было приобретено преступным путем. Если человек смошенничал, обогатился путем обращения имущества в свою собственность, оно в обязательном порядке должно быть возвращено законному владельцу, а преступник — получить наказание в виде лишения свободы. Таким образом, будет восстановлен статус-кво.

В принципе у нас уже ввели норму, которую можно отнести к своеобразной форме конфискации имущества. Речь идет о принятом пакете антикоррупционных законов, которые призваны установить контроль над расходами чиновников. В соответствии с ними, чиновники будут обязаны предоставлять сведения о происхождении своего имущества, если сумма совершенных ими сделок превышает общий годовой доход семьи за последние три года. Не доказал законность, не предоставил сведения – имущество обращается в доход государства.

У нас нет условий для эффективной работы механизма конфискации

Валерий Зубов, член комитета ГД по транспорту. Фракция «СР», губернатор Красноярского края (1993—1998)

Я очень осторожно отношусь к предложениям, которые на первый взгляд кажутся бесспорными.
Вот и в данном случае я пытаюсь понять, как предлагаемый законопроект будет действовать на практике. Нужно ведь учитывать, что помимо правоохранительных органов, какие-то действия будет предпринимать и другая сторона, т.е. подозреваемые или лица, которые могут попасть в их число.

Если бы в стране нормально работала система следственных органов, прокурорского надзора и судопроизводства, данную меру можно было бы считать бесспорной. Но поскольку эта система подвержена у нас масштабному произволу и коррупции, я не исключаю, что при возвращении к конфискации имущества мы столкнемся со следующими явлениями.

Во-первых, максимальное количество собственности будет переводиться у нас в зарубежную юрисдикцию – «на всякий случай». Кроме того, необходимо понимать, что у осужденного остаются семьи, родные и близкие. Поэтому в ситуации, когда они будут знать о предстоящей конфискации своего имущества, просто резко увеличатся тарифы взяток следователям и судьям.

Поэтому вывод здесь можно сделать такой: на сегодня у нас пока нет условий, позволяющих эффективно работать механизмам конфискации имущества у лиц, осужденных за коррупцию.

Наказание должно быть в прямой зависимости от полного возмещения ущерба. Все возместил – минимальное, условное. Ничего не возместил – сиди в тюрьме

Исса Костоев, заслуженный юрист РФ, экс-сенатор от Республики Ингушетия (2002-2009)

Я не могу сказать, что институт конфискации имущества эффективно работал в советское время. Да, конфискация применялась, но в сухом остатке, после судебного расследования от предполагаемого к изъятию имущества, как правило, оставался пшик. Объяснение тому простое: тот, кто специализировался на экономических преступлениях, свое имущество на всякий случай оформлял на других лиц – родственников, друзей. Поэтому, когда дело доходило до конфискации, первоначальная опись имущества таяла на глазах, так как подставные лица писали заявления, что это, это и это принадлежит им.

Следовательно, эти предметы из описи вычеркивались. Было даже понятие «исключение из описи».

Другое дело, если обнаруживались денежные вклады – с их изъятием было проще.

Тот масштаб коррупции, который мы наблюдаем сегодня, ужасает. Побороть его можно, только поставив наказание в прямую зависимость от полного возмещения ущерба, которое ему определил суд. Все возместил – получи минимальное наказание: исправительные работы, условный срок. Возмещать не хочешь – в тюрьму. Правда, если возмещать совсем ничего не хочешь – срок максимальный, решил ограничиться половиной – срок наполовину меньше.

Убежден, если каждый преступник будет знать, что мера его ответственности находится в прямой зависимости от возмещенного им ущерба, деньги сразу найдутся.

Одним словом, наша судебно-правоохранительная система должна наполнять бюджет не меньше, чем нефтекомплекс. Воруют в космических масштабах, потому государство должно арестовывать всех махинаторов и вытаскивать из них все, что есть. Ничего нет – сажать. А стенания по поводу того, что надо уменьшить сроки в связи с переполненностью тюрем, прекратить. Мы и так слишком либеральничаем. Итог – тотальная коррупция.

Институт конфискации в международном праве

Конфискация единственный вид правовой санкции, законодательное закрепление и применение которой прямо предписано международным правом как обязанность государств.

Международные конвенции оставляют национальным законодателям широкий простор для самостоятельного определения ее юридического формата в соответствии с местными правовыми традициями.

Так, ст. 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г., ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 г.) установливает, что термин «конфискация» означает не только наказание, но и «меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества» (п. 1).

Из текстов международно-правовых документов со всей определенностью вытекает, что обязанностью государств-участников являются закрепление и применение института специальной конфискации.

История развития законодательства о конфискации

Исторически сложилось, что в России всегда имела приоритет государственная форма собственности; даже сам термин «собственность» стал использоваться лишь во второй половине XVIII в., при Екатерине II (тогда как до этого царь, олицетворявший собой государство, мог произвольно изъять любое имущество у любого своего подданного)

Дореволюционные источники русского права:

Русская Правда

Это наказание применялось за поджог, разбой, казнокрадство и другие опасные преступления. Так, ст. 7 Русской Правды устанавливала:

Будеть ли стал на разбои без всякоя свады, то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего с женою и с детьми на поток и на разграбление.

Артикул воинский от 26 апреля 1715 г.

Изначально предназначался для военнослужащих, но многие его нормы предусматривали ответственность и за общие уголовные преступления. В Артикуле предусматривались различные виды наказаний, в том числе имущественные, которые чаще всего применялись к офицерам. К их числу относится штраф, вычет из жалования, конфискация имущества.

Устав Благочиния или полицейский 8 апреля 1782 г.

Виновные в приеме посторонних лиц для проживания, несообщении о вновь прибывших явных свидетельств или добрых порук подлежали суровому наказанию, вплоть до ссылки на галеры и конфискации имущества или битья кнутом и ссылки на каторгу.

«Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г.

Согласно ст. 61 Уложения,

. к наказаниям как уголовным, так и исправительным присоединяется, в некоторых определяемых законами случаях, церковное покаяние, по распоряжению духовного начальства осужденных. Определяется также в случаях, именно законом означенных, и конфискация всех или части принадлежащих осужденным вещей или других имуществ.

Конфискация имущества, согласно ст. 277 Уложения, предусматривалась за участие в бунте или заговоре против власти верховной, а также в государственной измене. При этом предусматривалась конфискация всего родового и благоприобретенного виновными имущества.

К началу XX в. уголовное наказание в виде общей конфискации имущества было упразднено.

Уложение 1903 г.

Предусматривало только конфискацию специальную, под которой тогда понималось изъятие средств преступления (instrumenta sceleris) или его результатов (producta sceleris).

Законы СССР

В советский период конфискация стала рассматриваться в качестве одной из острых форм репрессии в отношении представителей «эксплуататорских» классов, своеобразного орудия экспроприации частной собственности.

Постановление Всероссийского Революционного Комитета № 513 от 28 ноября 1917 г.

. лица, занимающиеся тайной выделкой или продажей алкоголя, его суррогатов или вообще алкогольных напитков, предаются военно-революционному суду и подвергаются штрафу вплоть до конфискации имущества.

Декрет СНК РСФСР «О взяточничестве» 1918г.

. если лицо, виновное в даче или принятии взятки, принадлежит к имущему классу и пользуется взяткой для сохранения или приобретения привилегий, связанных с правом собственности, то оно приговаривается к наиболее тяжелым, неприятным и принудительным работам, и все его имущество подлежит конфискации.

Период гражданской войны (1918-1920 гг.) отличается созданием правовой базы для укрепления существующего режима. Конфискация имущества предусматривалась «Положением о революционных военных трибуналах», утвержденным декретом ВЦИК от 20 ноября 1919 г., а также Декретом СНК РСФСР от 16 апреля 1920 г. «О реквизициях и конфискациях». Право конфискации предоставлялось, в частности, Президиуму ВЧК, революционным трибуналам и народным судам .

Декрет СНК «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ» 17.10.1921г.

Документ определил, что конфискацией считается безвозмездное принудительное отчуждение государством имущества, применяемое как наказание по приговорам народных судов, революционных трибуналов и чрезвычайных комиссий по делам, по которым последним предоставлено право вынесения приговора, а равно по распоряжению административных властей и в случае конфискации, применяемой в виде наказания.

Органы власти, производящие конфискацию, обязаны были оставить владельцу конфискуемого имущества и членам его семьи предметы домашнего обихода, орудия мелкого или кустарного производства, если они служат средством к существованию и не являются предметами эксплуатации труда, а также продукты питания, необходимые ля личного потребления осужденного и его семьи на срок не менее 6 месяцев.

В первом Уголовном кодексе советской Российской Федерации общая конфискация имущества заняла прочное положение в виде основного наказания — этот вид наказания устанавливался в санкциях 55 статей УК, что составляло 28% от общего количества статей. К началу 60-х годов — в санкциях 27 статей.
А к 1996 г. — 45 статей. Вступивший в силу УК РФ 1996 г. установил общую конфискацию имущества в санкциях 24 статей.

Современное российское право

В 2003 г. из ст. 44 УК «Виды наказаний» был исключен п. «ж», в котором говорилось о конфискации имущества как одном из видов наказаний наряду со штрафом, исправительными работами, ограничением свободы, арестом и т.д.

Исключение конфискации как вида уголовного наказания противоречило:

— Конвенции ООН против коррупции, которую Россия подписала в декабре 2003 г.;
— Конвенциям Совета Европы о конфискации и отмывании преступных доходов (1990 г.), которую мы ратифицировали, и об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.), которую Россия подписала;
— Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.), которая сейчас также ратифицирована. Конфискация предусмотрена международными соглашениями, которые ратифицировала Россия, например Конвенцией ООН о борьбе с финансированием терроризма и организованной преступностью.

В 2006 г. конфискация вновь была введена в УК РФ, однако уже не как вид наказания, а как иная мера уголовно-правового характера.

Это было сделано Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»», поскольку положения указанной конвенции требовали введения конфискации имущества, используемого или предназначенного для финансирования терроризма.

Однако законодатель не ограничился этим, и включил в законодательство и иные формы специальной конфискации.

Конфискация в действующем уголовном законодательстве

— Конфискация регламентируется главой 151 УК РФ, входящей в раздел VI «Иные меры уголовно-правового характера».

— Конфискация предполагает принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства имущества осуждённого на основании обвинительного приговора суда.

— Конфискация имеет сходство с наказанием в том, что она представляет собой меру государственного принуждения, назначаемую по приговору суда, что дало некоторым учёным основания утверждать, что по сути дела конфискация как иная мера уголовно-правового характера ничем не отличается от конфискации как наказания.

— В то же время, конфискация в действующем законодательстве направлена в основном на то имущество, которым виновный владеет незаконно, выступая дополнительным способом разрешения уголовно-правового конфликта;

— назначение конфискации является факультативным, зависит от усмотрения суда.

— Цели конфискации во многом схожи с целями наказания:
— конфискация также направлена на восстановление социальной справедливости
— имеет общепредупредительную и частнопревентивную направленность,
— способствует исправлению лица.

— Однако конфискация имеет и чётко выраженную цель восстановления нарушенных правоотношений, поскольку за счёт имущества, подлежащего конфискации, возможно возмещение ущерба потерпевшему.

— Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

— Если полученное в результате совершения преступления имущество или доходы от него были переданы другому лицу или организации, они подлежат конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

— Если конфискация определенного предмета, входящего в подлежащее конфискации имущество, на момент принятия судом решения о конфискации невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета.

— Если же при данных обстоятельствах у осуждённого отсутствуют денежные средства, либо их недостаточно, суд выносит решение о конфискации иного имущества, стоимость которого соответствует стоимости предмета, подлежащего конфискации, либо сопоставима со стоимостью этого предмета, за исключением имущества, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

— При решении вопроса о конфискации имущества сперва должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу. При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме полученного в результате совершения преступления и доходов от него, из его стоимости возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства.

Конфисковано может быть следующее имущество:

• деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 ст. 1041 УК РФ, или являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС (оружие, наркотические средства и иные подобные предметы), и любые доходы от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

• деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в в п. «а» ч. 1 ст. 1041 УК РФ, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

• деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

• орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому.

Перечень преступлений, в связи с которыми возможна конфискация:

— убийство и причинение тяжкого вреда здоровью с отягчающими обстоятельствами,

— похищение человека с отягчающими обстоятельствами,

-использование рабского труда,

-некоторые преступления против избирательных прав граждан,

-нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав,

-некоторые преступления против семьи и несовершеннолетних,

-фальшивомонетничество и некоторые другие экономические преступления,

-преступления террористического характера,

-деяния, связанные с оборотом оружия, наркотиков, порнографических материалов и предметов,

-некоторые преступления против основ конституционного строя и безопасности государства,

-против правосудия, мира и безопасности человечества.

Смотрите еще:

  • Законы о защите детей сирот УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Интернет-проект Министерства образования и науки РФ Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей Федеральный закон Российской Федерации № 315-ФЗ О внесении изменений в Федеральный закон «О […]
  • Статья за шум после 23 часов Административный штраф за нарушение тишины и шум в ночное время Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону +7 (499) 653-60-72 доб. 184 (Москва) +7 (812) […]
  • Жилищная инспекция республики ингушетия Сколько стоит услуга проститутки в новороссийске Интим услуги в новороссийске - для секса, секс услуги туле секс услуги тюмени сколько стоит проститутка на метро политех секс. Самая большая база проституток Новороссийска на нашем сайте […]
  • Агентский договор на продажу товара от имени агента Агентский договор на реализацию товара с физическим или юридическим лицом Агентский договор регулирует отношение между заказчиком (принципалом) и исполнителем (агентом), по которому агент по поручению принципала обязуется выполнить от […]
  • Переуступлю земельный участок Частные объявления Участки (покупка) (Всего в категории "Участки (покупка)" объявлений: 94) Популярность: 1219 (число просмотров в отдельном окне) Продаём быстро и выгодно! Уважаемые собственники жилья! В наше агентство обращается большое […]
  • Работа в бердске в свидетелей Поиск по тегу: свидетель Стрелок палил из неустановленного оружия прямо из дома в Бердске Стрелявшего в Агролесе пока не нашли. От пуль неизвестного никто не пострадал. По данному факту полицейские проводят проверку. СК просит детей […]
admin

Обсуждение закрыто.