Незаконные действия должностных лиц гк рф

Незаконные действия должностных лиц гк рф

Статья 1069 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Новая редакция Ст. 1069 ГК РФ

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Комментарий к Ст. 1069 ГК РФ

1. Ответственность за вред, причиненный публичной властью, предусмотрена не только гражданским законодательством, но и Конституцией Российской Федерации (ст. 53). Особенности данного вида обязательств обусловлены особыми субъектами ответственности — ими являются органы публичной власти или обладающие властными полномочиями их должностные лица.

2. Состав условий гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публичной властью, отличен от генерального деликта характером противоправности действий (бездействия) органов власти:

а) противоправность выражается в незаконности акта или иного проявления власти;

б) бремя доказывания противоправности действий публичной власти лежит на потерпевшем.

3. Поскольку акты органов публичной власти по определению предполагаются законными, для возникновения ответственности необходимо предварительное судебное признание таких актов недействительными.

Под действием органов власти понимаются правовые акты, постановления, приказы и т.д., бездействие выражается в неисполнении органами и должностными лицами возложенных на них обязанностей.

Требование о признании ненормативного правового акта недействительным и требование о возмещении вреда, основанное на ст. 1069 ГК РФ, могут быть соединены в одном исковом заявлении, если они связаны между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам и к участию в деле привлечены соответственно государственный орган, орган местного самоуправления, должностное лицо этих органов, а также публично-правовое образование, ответственное за возмещение вреда (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 99).

Другой комментарий к Ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации

В случаях, предусмотренных в ст. 1069 ГК, вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Ответственность наступает при наличии вины причинителя вреда. От имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если иное не предусмотрено законодательством (ст. 1071 ГК РФ). Для определения содержания понятия должностных лиц в целях применения ст. 1069 ГК следует использовать примечание к ст. 285 УК, где под должностными понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Комментарий к Ст. 16 ГК РФ

1. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Это положение имеет чрезвычайно важное значение для отношений государства и общества прежде всего потому, что оно обеспечивает восстановление нарушенных прав граждан в случае неправомерного поведения органов публичной власти или их должностных лиц. Кроме того, юридическая возможность взыскания с государства убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу, наряду с положениями ст. ст. 281, 306 ГК РФ и иными нормами гражданского права представляет собой серьезную превентивную меру, создающую правовые гарантии защиты от произвола или безразличия публичной власти.

Указанная конституционная норма конкретизирована в положениях комментируемой статьи, входящих в институт возмещения вреда, причиненного актами власти. В большей степени подробно правила возмещения вреда, причиненного актами власти, установлены ст. ст. 1069 — 1071 ГК РФ. Однако нельзя не признать особое значение того обстоятельства, что сама возможность привлечения государства к гражданско-правовой ответственности была закреплена в части первой ГК РФ, в гл. 2 «Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав».

Между тем нормы публичного права также упоминают об ответственности государства (или его органов) перед гражданами и юридическими лицами. Так, в соответствии со ст. 35 НК РФ «налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей». Сходные положения содержатся в ст. 413 ТмК РФ. Глава 18 УПК РФ регулирует порядок так называемой реабилитации, т.е. «возмещения имущественного вреда, устранения последствий морального вреда и восстановления в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах», в ряде случаев прекращения уголовного преследования. Однако подобного рода нормы публичного права расходятся с положениями гражданского законодательства и вряд ли могут быть включены в институт возмещения вреда, причиненного актами власти, поскольку деликтные отношения с участием государства являются имущественными, основаны на равенстве сторон и входят в предмет гражданского права (ст. 2 ГК). Как известно, Российская Федерация и иные публично-правовые субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Основанием ответственности государства за причиненный гражданину или юридическому лицу вред является деликт — незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издание не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа либо органа местного самоуправления. Особенности условий ответственности публично-правового субъекта определены ст. ст. 1069 — 1070 ГК РФ.

Противоправность деяния органа государственной власти или местного самоуправления может выражаться в том числе и в бездействии, например в непринятии требуемого индивидуального правового акта, в нарушении установленных законом сроков судебного разбирательства и пр.

Интересно заметить, что ст. 6 ТмК РФ устанавливает ответственность государства за убытки, причиненные лицам вследствие несвоевременного принятия, введения в действие и опубликования нормативных правовых актов, принятие которых предусмотрено указанным Кодексом. Цитированная норма не встречается в иных законодательных актах, не известны и случаи применения ее на практике.

К сожалению, нередко тот или иной нормативный правовой акт должен быть принят в определенный срок, но соответствующий государственный орган такую обязанность не выполняет. Неисполнение этой обязанности в целом ряде ситуаций влечет возникновение убытков у граждан и организаций. Так, например, Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 ноября 2008 г. N 11-П положение ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 19 июля 2000 г. N 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» , предписывающее исчисление платежей по договору пожизненного содержания с иждивением производить с 1 января 2001 г. исходя из базовой суммы, равной 100 рублям, было признано не соответствующим Конституции РФ. Однако в силу названного Постановления данное положение утратит силу с момента введения в действие нового правового регулирования, которое законодатель был обязан принять в первоочередном порядке не позднее 1 июля 2009 г., но не принял до сих пор . Получатели ренты по сей день не получают дохода в том размере, который отвечал бы требованиям, определенным актом Конституционного Суда РФ.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2000. N 26. Ст. 2729.

В январе 2009 г. в Государственную Думу депутатом П.В. Крашенинниковым был внесен проект федерального закона N 149449-5, предусматривающий устранение названных неконституционных положений. Однако этот проект не рассмотрен Государственной Думой по настоящее время.

Между тем проблема понуждения органа государственной власти к своевременному принятию необходимого нормативного правового акта и установления имущественной ответственности за нарушение такой обязанности не исследована в современной науке, не доказана должным образом и ее принадлежность к сфере частного права.

2. Комментируемая статья закрепляет право гражданина или юридического лица на возмещение убытков. Однако возмещение убытков в деликтном правоотношении выступает лишь как способ возмещения имущественного вреда (ст. 1082 ГК). Поэтому более широко последствия причинения вреда актами власти определены в ст. 1069 ГК РФ, в соответствии с которой в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению вред, причиненный гражданину или юридическому лицу.

Таким образом, гражданин вправе требовать также компенсации причиненного ему морального вреда, если, разумеется, к тому есть основания, установленные ст. 151 ГК РФ. Случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда закреплены ст. 1100 ГК РФ. Следует также заметить, что не исключается компенсация морального вреда и в случае нарушения органами государственной власти права гражданина на судебную защиту. Как отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П и Определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2008 г. N 734-О-П, право на судебную защиту является личным неотчуждаемым правом каждого человека. В связи с этим существует возможность применения ст. 151 ГК РФ в указанных отношениях.

Имущественный вред, причиненный актами власти, возмещается в соответствии с принципом полного возмещения убытков (п. 1 ст. 15 ГК), при этом размер убытков определяется по общим правилам (п. 2 ст. 15 ГК).

Так, решением арбитражного суда ОАО было отказано в иске к Министерству РФ по налогам и сборам о взыскании за счет казны Российской Федерации ущерба, в сумму которого истцом были включены расходы на представительство его интересов в суде. Суд указал, что данные расходы являются не убытками, возмещаемыми по правилам, установленным ГК РФ, а судебными издержками, которые возмещаются в особом порядке, установленном процессуальным законодательством, однако ни АПК РФ, ни НК РФ возмещение расходов по ведению дел представителями в судах и оказанию юридических услуг прямо не предусматривают. Рассматривая жалобу ОАО, Конституционный Суд РФ отметил, что «исключение расходов на представительство в суде и на оказание юридических услуг из состава убытков, подлежащих возмещению в порядке статей 15, 16 и 1069 ГК Российской Федерации в системной связи с его статьей 1082, свидетельствует о том, что толкование указанных норм, направленных на обеспечение восстановления нарушенных прав граждан и юридических лиц, в том числе путем возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти (статья 53 Конституции Российской Федерации), при рассмотрении конкретного дела было осуществлено вопреки их конституционно-правовому смыслу, чего суды не вправе были делать» .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О.

Этот акт конституционного толкования подчеркивает не только незыблемость принципа полного возмещения убытков, но и несостоятельность ссылок на положения публичного права, определяющие отношения по поводу причинения вреда актами власти. В частности, в силу ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в полном объеме .

———————————
Конституционно-правовой смысл этого положения выявлен в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П, Определениях Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 42-О, N 43-О.

3. Важным положением комментируемой статьи является указание на субъекта ответственности за вред, причиненный актами власти. Таким субъектом является само публично-правовое образование — Российская Федерация, соответствующий субъект Федерации или муниципальное образование, а убытки возмещаются за счет соответствующей казны. В силу ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если согласно п. 3 ст. 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Как было впервые отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Федерации или муниципальное образование в лице соответствующего финансового либо иного управомоченного органа. Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу либо к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления либо для его возвращения без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

Впоследствии Высший Арбитражный Суд РФ дополнительно разъяснил, что при удовлетворении исков к казне в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не государственного или муниципального органа. При этом недопустимо ограничение источников взыскания путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну .

———————————
Постановление Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации».

4. Специальный вид ответственности государства за причинение вреда — ответственность за вред, причиненный нарушением установленных сроков судопроизводства.

Так, 4 мая 2010 г. опубликован и с этого же дня вступил в силу Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», в соответствии с которым граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение.

С учетом того что действующее гражданское законодательство, как уже отмечалось, содержит такой способ защиты, как возмещение вреда (как имущественного, так и морального), причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возникает, пожалуй, главный с практической точки зрения вопрос — вопрос о соотношении существующих способов защиты со вновь введенным. В силу Постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П положения ст. 1070 ГК РФ не могут служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

Пункт 4 ст. 1 Закона о компенсации указывает, что «присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок не препятствует возмещению вреда в соответствии со статьями 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения». По смыслу названного Закона одновременное взыскание сумм компенсации морального вреда и материальной компенсации за одно и то же нарушение невозможно.

Хотя Закон о компенсации прямо не называет компенсацией морального вреда суммы, выплата которых предполагается в силу этого Закона, приведенное выше положение в совокупности с иными нормами Закона позволяет утверждать, что ничем иным «компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» быть не может.

В соответствии со ст. 3 Закона о компенсации заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд, арбитражный суд в шестимесячный срок. В то же время в силу ст. 208 ГК РФ на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ (в том числе на требования о компенсации морального вреда) исковая давность не распространяется.

Таким образом, Закон о компенсации ввел специальные нормы, которые отныне будут подлежать применению к отношениям по поводу компенсации морального вреда в случаях причинения такого вреда длительным судебным разбирательством в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, длительным неисполнением судебного акта, длительным досудебным производством по уголовным делам.

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Комментарий к Ст. 1069 ГК РФ

1. Статьи 1069 — 1071 ГК РФ образуют основу института возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, — института возмещения вреда, причиненного актами власти. Одно из наиболее значимых научных исследований этого института провел А.Л. Маковский .

———————————
См., например: Маковский А.Л. Гражданская ответственность государства за акты власти // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 67 — 112.

В комментируемой статье закреплены общие положения данного института, ст. 1070 устанавливает специальные положения для случаев причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а в ст. 1071 уточняется лишь порядок участия публичного субъекта в деликтном правоотношении.

2. На протяжении весьма длительного периода, начиная с 1917 г., в отечественном законодательстве отсутствовали какие бы то ни было основания для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Так, не содержалось соответствующих норм в Конституции (Основном Законе) РСФСР 1918 г., Основном Законе (Конституции) СССР 1924 г., Конституции (Основном Законе) СССР 1936 г., Конституции (Основном Законе) РСФСР 1937 г. Не были закреплены положения о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

С 1 мая 1962 г. были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 89 которых предусматривала возможность возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, однако лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Аналогичные положения были закреплены в ст. 447 ГК РСФСР 1964 г.

18 мая 1981 г. был принят, а 24 июня 1981 г. утвержден Законом СССР Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» (далее — Указ о возмещении ущерба). В соответствии с этим Указом ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, подлежал возмещению государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Указ о возмещении ущерба опирался на ст. 58 Конституции СССР 1977 г., в соответствии с которой гражданам СССР предоставлялось право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей. Конституция СССР была введена в действие с 7 октября 1977 г. Аналогичная норма была закреплена в ст. 56 Конституции РСФСР, введенной в действие с 12 апреля 1978 г.

Соответствующие Указу о возмещении ущерба изменения были внесены в ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1981 г., а в ст. 447 ГК РСФСР — Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 февраля 1987 г.

Однако особенностью Указа о возмещении ущерба явились специальные правила о его применении. В соответствии с п. 3 Указа право на возмещение ущерба получили граждане, в отношении которых незаконные действия были совершены после 1 июня 1981 г. Тем самым исключалась возможность возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, имевшими место не только в 20-х, 30-х, 40-х, но и в 70-х гг. XX в.

Последующее гражданское законодательство хотя и закрепляло положения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, однако так же, как и Указ о возмещении ущерба, не придавало соответствующим нормам обратной силы.

Так, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные 31 мая 1991 г. (применялись на территории Российской Федерации в силу Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»), содержали нормы об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, но не предполагали их применения на прошлое время.

Введенный с 1 января 1995 г. Гражданский кодекс РФ (часть первая) содержит ст. 16, в соответствии с которой убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению. В то же время Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепляет общее положение о действии норм Кодекса во времени и не придает обратной силы его ст. 16.

Положения об ответственности за вред, причиненный актами власти, закреплены в части второй ГК РФ, которая была введена в действие с 1 марта 1996 г. Статья 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержит специальное указание на то, что действие ст. ст. 1069 и 1070 Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

Таким образом, причинявшие вред деяния органов власти и их должностных лиц, имевшие место в период с 25 октября (7 ноября) 1917 по 1 июня 1981 г., никогда не рассматривались законодателем в качестве оснований для возмещения вреда.

Окончательное закрепление в современном законодательстве института возмещения вреда, причиненного актами власти, подчеркивает основной принцип участия государства в гражданских правоотношениях — участие на равных с иными субъектами началах .

———————————
Как отмечал А.И. Масляев, «включение Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в число участников гражданских правоотношений означает обязательность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства» (см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 107).

3. К условиям возмещения вреда в соответствии с комментируемой статьей следует отнести прежде всего наличие вреда (см. комментарий к ст. 1064 ГК). Вред может иметь как имущественный, так и неимущественный характер, т.е. на основании положений комментируемой статьи может быть взыскана также компенсация морального вреда . Необходимым условием возникновения оснований для компенсации морального вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, является нарушение личных неимущественных прав потерпевшего (ст. 151 ГК).

———————————
Так, например, К.Б. Ярошенко считает, что вред необходимо рассматривать как единую категорию, включающую как имущественный, так и моральный вред (см.: Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 335 — 336).

Вторым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является причинно-следственная связь между действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов и наступившими вредоносными последствиями. Законодатель прямо указывает на то, что вред может быть причинен в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Третье условие — противоправность деяния причинителя вреда — в комментируемой статье определено как «незаконные действия (бездействие)» государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов. Бремя доказывания правомерности деяния причинителя вреда лежит на ответчике.

И наконец, четвертым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является вина. Известный принцип «действия работников должника считаются действиями должника», отраженный в ст. ст. 402 и 1068 ГК РФ, применительно к случаям причинения вреда актами власти означает, что действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления есть действия или бездействие конкретных служащих или должностных лиц. В этом утверждении необходимо опираться на п. 2 ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которым к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

4. Одним из важнейших положений комментируемой статьи является определение субъекта в деликтном правоотношении — публично-правового образования, являющегося причинителем вреда. Указание на то, что вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, означает, что ответчиком в таких случаях должно выступать соответствующее публично-правовое образование. Этот вывод следует из ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которой Российская Федерация, субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», рассматривая иски, предъявленные согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов. Следовательно, при удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств из казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

Понятие «казна» определено в ст. ст. 214 и 215 ГК РФ . Государственная или муниципальная казна состоит из средств соответствующего бюджета и иного государственного или муниципального имущества, не закрепленного за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями. Вред, причиненный актами власти, возмещается за счет имущества, составляющего казну, в соответствии с положениями ст. 126 ГК РФ, отграничивающей ответственность публично-правового субъекта от ответственности созданных им юридических лиц. Учитывая положения ст. 126 ГК РФ, необходимо признать, что государство и муниципальные образования отвечают за причиненный ими вред не всей своей казной, а лишь той ее частью, которая не изъята из гражданского оборота («за исключением имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности»). Кроме того, невозможно обратить взыскание по обязательствам публичных субъектов и на земельные участки и природные ресурсы, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 126 ГК РФ это возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

———————————
Между тем в дореволюционном праве существовал подход, в соответствии с которым казна рассматривалась как государство, субъект прав (см.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 1. С. 135).

Указанные особенности обращения взыскания на имущество публично-правовых образований понудили законодателя специально определить порядок исполнения судебных актов в таких случаях. Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 197-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» Бюджетный кодекс Российской Федерации (далее — БК РФ) был дополнен гл. 24.1 «Исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». В соответствии со ст. 242.2 названной главы для исполнения судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (за исключением судебных актов о взыскании денежных средств в порядке субсидиарной ответственности главных распорядителей средств федерального бюджета), документы направляются для исполнения в Министерство финансов РФ. После этого исполнение судебных актов осуществляется в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

Для случаев, когда вред возмещается за счет казны субъекта Федерации или муниципального образования, БК РФ предусматривает аналогичные нормы.

Однако положения бюджетного законодательства не исключают применения норм ГК РФ об объеме ответственности публично-правового образования. Для участия в гражданских правоотношениях любому субъекту необходим такой признак, как имущественная обособленность или имущественная самостоятельность (ст. 2 ГК). Наличие отдельного имущества, обособленного от имущества иных лиц, — качество, необходимое для обеспечения стабильности и эффективности гражданского оборота. Очевидно, что реальная способность субъекта платить по своим обязательствам — наиболее привлекательная черта, выгодно отличающая его от других перед потенциальными контрагентами. Все сказанное может быть в известном смысле применено и к публичным субъектам гражданского права.

Поэтому справедливо утверждение ВАС РФ о том, что недопустимо ограничение источников взыскания с публично-правовых субъектов путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну (см. п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»).

После установления невозможности исполнения решения суда за счет средств бюджета в порядке, предусмотренном гл. 24.1 БК РФ, взыскатель вправе обратиться в службу судебных приставов, а судебный пристав-исполнитель вправе осуществить исполнительные действия по аресту и реализации принадлежащего публично-правовому образованию на праве собственности имущества, не закрепленного за созданными им юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, на которое может быть обращено взыскание.

5. Иногда к комментируемому институту ошибочно причисляют положения законодательства о реабилитации жертв политических репрессий. Это неверно. Нормы Закона РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее — Закон о реабилитации), определяющие правовые последствия реабилитации жертв политических репрессий, не могут быть отнесены к гражданско-правовому институту возмещения вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами. Во-первых, характер правовых последствий реабилитации жертв политических репрессий (в части возврата утраченного имущества или возмещения его стоимости ограниченный) имеет весьма существенные отличия от характера указанного института. Более того, взятые в целом эти последствия с возмещением вреда не совпадают по объему. Во-вторых, положения гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами, носят императивный характер и не предполагают существования иных правил, установленных специальным законом. В-третьих, предусмотренные Законом о реабилитации правовые последствия распространяются на случаи, имевшие место в весьма отдаленном прошлом. Подобной обратной силы не имеют нормы действующего гражданского законодательства.

Не случайно законодатель при установлении порядка и последствий реабилитации жертв политических репрессий создал специальное законодательство, наличие которого позволяет обойти запрет на имущественные взыскания с государства за деяния органов государственной власти или их должностных лиц, совершенные до 1 июня 1981 г., и в какой-то степени защитить нарушенные субъективные права жертв политических репрессий.

Аналогичное соотношение между названными институтами установил и Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 декабря 2004 г. N 432-О, в соответствии с которым действием Закона о реабилитации не может «ограничиваться или исключаться применение общих норм действующего законодательства, в том числе гражданского права, касающихся защиты права собственности, возмещения причиненного вреда и т.д., которые должны применяться судами в случаях, когда гражданин, в том числе имеющий право на реабилитацию, обращается за защитой своих прав в судебном порядке на основе общегражданских норм». Справедливости ради, однако, надо заметить, что из приведенной позиции Конституционного Суда в сущности не следует, что суммы вреда, причиненного репрессиями, подлежат взысканию в полном объеме в пользу потерпевших. Если лицо, которому в соответствии с положениями Закона о реабилитации выдан документ о реабилитации, потребует в судебном порядке полного возмещения причиненного вреда, ссылаясь на положения действующего Гражданского кодекса РФ, то в удовлетворении такого требования ему должно быть отказано со ссылкой на ст. 12 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Следовательно, обоснование требований жертв политических репрессий нормами действующего гражданского законодательства (о чем упоминается в ряде определений Конституционного Суда) возможно лишь при виндикации утраченного этими гражданами имущества, обнаруженного у третьих лиц (разумеется, при соблюдении условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, а также с учетом истечения давностных сроков). Вероятность удовлетворения таких требований крайне мала.

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с возмещением вреда (убытков), причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с возмещением вреда (убытков), причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов

Утверждено протоколом Президиума Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 июля 2003 г. N 7

Федеральным арбитражным судом Уральского округа проведено изучение практики рассмотрения судами округа споров, связанных с возмещением вреда(убытков), причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов.

В соответствии со ст. 26 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информируем арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

1. Споры о возмещении убытков, причиненных действиями (бездействием) государственных органов подведомственны арбитражному суду.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству финансов области о взыскании убытков, причиненных в результате бездействия органов государственной власти, в виде невозмещения расходов, понесенных истцом в связи с предоставлением гражданам в период с 01.01.2000 по 01.10.2001 льгот по оплате жилья и коммунальных услуг на основании Федерального Закона «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

К участию в деле в качестве второго ответчика привлечено Министерство финансов Российской Федерации, в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне истца — Финансово-бюджетное управление города, в качестве третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика — Финансово-бюджетное управление района в городе.

Решением в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, иск удовлетворен: убытки взысканы с Министерства финансов области в пользу муниципального унитарного предприятия за счет средств бюджета области, в иске к Министерству финансов Российской Федерации отказано.

Министерство финансов области подало кассационную жалобу на постановление апелляционной инстанции, полагая, что спор вытекает из бюджетных отношений и неподведомственен арбитражному суду.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы заявителя о том, что данный спор возник из бюджетных отношений. Истец не является участником бюджетных отношений в силу ст. ст. 1 , 152 , 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации. Спор имеет экономический характер, как по субъектному составу, так и по предмету исковых требований. Иск заявлен о взыскании убытков, причиненных бездействием государственных органов, не исполнивших обязанность по финансированию из бюджета расходов, связанных с предоставлением льгот отдельным категориям граждан. В соответствии со ст. 22 АПК РФ 1995 г. ( ст. ст. 27 , 28 АПК РФ 2002 г.) такой спор подведомственен арбитражному суду.

Постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения судом кассационной инстанции.

2. Невозмещение расходов на предоставление отдельным категориям граждан льгот по оплате коммунальных услуг квалифицируется как убытки, причиненные бездействием государственного органа.

Жилищно-эксплуатационный кооператив (ЖЭК) обратился в Арбитражный суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации и Управлению федерального казначейства области о взыскании убытков на основании ст. ст. 15 , 16 , 1064 , 1069 ГК РФ, причиненных бездействием органов государственной власти по возмещению расходов за предоставленные отдельным категориям граждан льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Решением в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, иск удовлетворен частично: в пользу ЖЭК взысканы частично убытки с Министерства финансов РФ за счет казны РФ, в остальной части иска отказано. В иске к Управлению федерального казначейства области отказано.

Как следует из материалов дела, ЖЭК является некоммерческой организацией, созданной для обеспечения эксплуатации многоквартирного жилого дома. При взимании с членов кооператива платы за жилищно-коммунальные услуги в период с четвертого квартала 1997 г. по 2001 г. истцом предоставлялись льготы в размере 50% от стоимости электрической, тепловой энергии и других коммунальных услуг, предусмотренные Законами РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» , «О донорстве крови и ее компонентов» , ФЗ «О внесении изменений и дополнений в ст. ст. 15 и 23 ФЗ «О статусе военнослужащих» и Таможенным кодексом РФ. В то же время кооператив производил расчеты с поставщиками услуг в полном объеме, без учета предоставленных льгот. В связи с тем, что Министерство финансов Российской Федерации не компенсировало ЖЭК из федерального бюджета денежные средства за предоставленные льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг отдельным категориям граждан, кооператив обратился с иском к Министерству финансов РФ и Управлению федерального казначейства области о взыскании убытков, понесенных в результате бездействия органа государственной власти.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что наличие и размер понесенных убытков истцом не доказан ( ч. 1 ст. 65 АПК РФ), основания для применения ст. ст. 16 , 1069 ГК РФ отсутствуют.

Изменяя решение суда первой инстанции и частично удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из следующего.

Согласно ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Среди членов ЖЭК имеются категории граждан, частично оплачивающие жилищно-коммунальные услуги на основании предоставленных им законом льгот — почетные доноры, работники таможенных органов, военнослужащие ВС и ВВ, реабилитированные лица. В связи с тем, что поставщики услуг предъявляют счета без учета данных льгот, ЖЭК оплачивал полностью жилищно-коммунальные услуги за счет собственных средств, что подтверждается актами сверки с поставщиками, выписками из журнала операций.

Истец своевременно в соответствии с установленным порядком направлял в управление жилищно-коммунального хозяйства района в городе ежеквартальные отчеты по каждому виду жилищно-коммунальных услуг, с указанием сумм расходов по предоставлению льгот, а также заявки на предоставление дотаций из бюджета для компенсации этих расходов.

Поскольку расходы, связанные с предоставлением льгот реабилитированным лицам, производятся за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов с последующим возмещением произведенных расходов из федерального бюджета ( п. 14 «Положения о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий», утвержденных постановлением Правительства РФ от 03.05.94 N 419), а возмещение расходов, связанных с предоставлением военнослужащим указанных льгот — за счет средств бюджетов субъектов РФ ( п. 2 постановления Правительства РФ от 12 07 96 N 790 «О порядке возмещения расходов, связанных с предоставлением льгот, предусмотренных ФЗ «О внесении изменений и дополнений в ст. ст. 15 и 23 Закона РФ «О статусе военнослужащих»), то суд правомерно отказал в удовлетворении данной части иска, так как требование предъявлено к ненадлежащему ответчику.

Удовлетворяя требования истца частично за счет Министерства финансов РФ в части предоставленных льгот таким категориям граждан, как почетные доноры и работники таможенных органов, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что определением Конституционного Суда РФ от 09 04.02 N 68-О установлено: предоставление льгот, предусмотренных ст. 11 ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов», впредь до надлежащего урегулирования возникающих при этом правоотношений федеральным законом, предусматривающим распределение соответствующих расходов между бюджетами всех уровней, должно производиться за счет федерального бюджета.

Таможенным кодексом РФ также не предусмотрено, за счет средств какого бюджета должны быть возмещены затраты за предоставленные льготы по оплате жилищно-коммунальных услуг, но в связи с тем, что финансирование ГТК России осуществляется за счет средств федерального бюджета, то возмещение указанных затрат следует произвести за счет средств федерального бюджета.

Суд кассационной инстанции указал, что судом апелляционной инстанции спор правомерно разрешен на основании ст. 1069 ГК РФ.

Постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

3. Возмещение вреда, причиненного бездействием органов государственной власти осуществляется в зависимости от того из какого бюджета должны оплачиваться расходы по возмещению затрат на возмещение льгот, предоставленных отдельным категориям граждан.

Акционерное общество обратилось в Арбитражный суд с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления федерального казначейства РФ области, Финансовому управлению Администрации области, Главному управлению социальной защиты населения Администрации области о взыскании выпадающих доходов в связи с предоставлением льгот по оплате электроэнергии отдельным категориям граждан на основании ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ».

Решением исковые требования удовлетворены. При принятии судебного акта арбитражный суд исходил из того, что затраты на возмещение льгот, предоставленных отдельным категориям граждан ФЗ «О социальной защите инвалидов» должны компенсироваться из федерального и областного бюджета. Убытки на ответчиков отнесены пропорционально соотношению государственного и муниципального жилищного фонда.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. Спорная сумма взыскана за счет средств бюджета области с Финансового управления Администрации области (далее Финансовое управление). В отношении Министерства финансов РФ в иске отказано. Изменяя решение и возлагая обязанность по возмещению убытков на бюджет субъекта РФ в лице уполномоченного органа, суд апелляционной инстанции исходил из того, что обязательства по компенсации выпадающих доходов в связи с предоставлением льгот, которые должны финансироваться как из федерального, так и из областного бюджета, исполнены лишь федеральным бюджетом.

Акционерное общество в течение спорного периода предоставляло льготы по оплате электроэнергии отдельным категориям граждан на основании ст. 17 ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ», которой предусмотрена 50% скидка при оплате коммунальных услуг независимо от принадлежности жилищного фонда, в результате чего фактически оказанные энергоснабжающей организацией услуги по снабжению указанных категорий граждан электрической энергией остались неоплаченными на сумму предоставленных льгот (выпадающие доходы), которые истец считает убытками.

В соответствии со ст. 17 названного Федерального закона порядок предоставления указанных льгот, а также порядок их компенсации определяется Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ N 901 от 27.07.1996 утверждены «Правила предоставления льгот инвалидам и семьям, имеющих детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг», в соответствии с п. 16 которых установлен порядок компенсирования расходов, связанных с предоставлением льгот, в зависимости от того, проживают ли названные категории граждан в домах государственного либо муниципального жилищного фонда. В том случае, если инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, проживают в государственном жилищном фонде, находящемся в федеральной собственности компенсирование расходов производится за счет средств федерального бюджета, а если такие граждане проживают в государственном жилищном фонде, находящемся в собственности субъектов Российской Федерации либо в муниципальном жилищном фонде, а также в общественном жилищном фонде — порядок предоставления и компенсирования льгот должен устанавливаться субъектом Российской Федерации и органами местного самоуправления.

Во исполнение Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» органами государственной власти субъекта РФ было принято Постановление «О порядке возмещения расходов, связанных с реализацией льгот, предусмотренных Федеральными законами «О ветеранах» и «О социальной защите инвалидов в РФ», и финансирования расходов на реализацию Федерального закона «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», определяющее порядок предоставления населению области указанных льгот и источники финансирования рассматриваемых расходов, в частности — льгот по оплате электрической энергии, за счет средств федерального и областного бюджета.

Сумма компенсаций, предусмотренная в федеральном бюджете для направления в качестве субсидий и субвенций, в доходную часть бюджета области перечислена в полном объеме.

Данных о том, что компенсирование выпадающих доходов организаций, предоставляющих льготы по оплате коммунальных услуг, в том числе услуг по оплате электроэнергии, предусмотренных ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ», осуществлялось за счет средств бюджета области, в материалах дела не имеется.

Вывод суда апелляционной инстанции о возложении обязанности по возмещению акционерному обществу убытков, связанных с отсутствием компенсирования выпадающих доходов, на бюджет субъекта РФ является правильным, соответствующим ст. 1069 ГК РФ.

Постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения судом кассационной инстанции.

4. Для возмещения вреда, причиненного действием (бездействием) государственного органа должны быть доказаны признаки состава гражданского правонарушения.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к ГУВД области, МВД РФ о взыскании убытков, причиненных в результате незаконных действий сотрудников межрайонного подразделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ГУВД области по наложению ареста на арендуемое истцом помещение.

Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Из материалов дела следует, что на основании статьи 11 Федерального закона «О милиции» сотрудниками ГУВД области проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности истца. В результате проверки установлено наличие признаков правонарушения, предусмотренного статьей 150 КоАП РСФСР, в связи с чем, произведено изъятие продукции, являющейся объектом правонарушения. В адрес истца вынесено требование о временном приостановлении деятельности.

Истец обратился с иском о взыскании убытков, сложившихся из суммы арендной платы за пять дней, в течение которых арендуемое им помещение было опечатано работниками ГУВД, в связи с чем, он не имел возможности его использовать по назначению.

Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд исходил из незаконности действий сотрудников ГУВД.

Суд кассационной инстанции отменил решение по следующим основаниям.

В силу статьи 1069 ГК РФ возмещению подлежит вред, причиненный в результате незаконных действий государственных органов либо их должностных лиц.

При этом ответственность за незаконные действия государственных органов и их должностных лиц наступает при наличии в совокупности общих и специальных условий ( статьи 1064 и 1069 ГК РФ соответственно). Такими условиями являются наступление вреда, противоправность поведения причинителя, причинная связь между ними, а также вину причинителя вреда, размер причиненного вреда.

В силу ст. 65 АПК РФ каждое лицо должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований. Наличие всех вышеперечисленных условий наступления ответственности по ст. 1069 ГК РФ истцом не доказано.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для удовлетворения исковых требований.

Судом кассационной инстанции решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

5. Нормы о неосновательном обогащении не применяются к спорам, связанным с возмещением вреда, причиненного действиями (бездействием) государственных органов.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к Главному Финансовому управлению области, ГУВД области, МВД РФ об обязании возвратить незаконно удерживаемое имущество либо возместить убытки.

Решением с ГУВД области в пользу истца взыскана стоимость неосновательного обогащения. В иске к МВД РФ отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено. На ГУВД области возложена обязанность возвратить предпринимателю в 30-дневный срок принадлежащее ему изъятое имущество. В случае невозвращения ответчиком имущества, его стоимость подлежит взысканию за счет казны субъекта РФ в лице его финансовых органов. В иске к МВД РФ отказано.

Из материалов дела следует, что сотрудники ГУВД области изъяли у предпринимателя видеокассеты как контрафактную продукцию.

Рассмотрев материалы административного производства по факту незаконной реализации контрафактной видеопродукции, Федеральный суд общей юрисдикции освободил предпринимателя от административной ответственности в связи с отсутствием в его действиях состава правонарушения и обязал возвратить изъятые видеокассеты.

Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд применил к спорным правоотношениям ст. ст. 1102 , 1104 , 1105 ГК РФ.

Данный вывод суда является ошибочным, поскольку действия органов внутренних дел, производивших изъятие, направлены на пресечение правонарушения, совершены в пределах полномочий, предоставленных Законом РФ «О милиции». ГУВД не является приобретателем в отношении изъятого имущества. Следовательно, нормы о неосновательном обогащении применению не подлежат.

Суд кассационной инстанции передал дело на новое рассмотрение и указал, что истцом фактически заявлено требование о возмещении ущерба, причиненного противоправными действиями государственных органов, возмещение которого производится по правилам ст. ст. 15 , 1069 , 1070 ГК РФ. Для правильного разрешения спора необходимо установить наличие общих оснований ответственности за причинение вреда, в частности определить вид и размер ущерба, наличие вины ответчиков, противоправность их действий и принять решение в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

6. Ущерб, причиненный незаконными действиями работников Министерства Внутренних Дел, подлежит возмещению на основании ст. 1069 ГК РФ за счет казны Российской Федерации.

Компания обратилась в арбитражный суд Республики с иском к Министерству внутренних дел Республики и Министерству финансов Российской Федерации о взыскании ущерба, причиненного противоправными действиями работников МВД Республики, изъявших компьютерную технику.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, иск удовлетворен частично.

Судом установлены обстоятельства дела, из которых следует, что при проведении следственных действий у истца была изъята компьютерная техника, которая возвращена с повреждениями и в изношенном состоянии. Следственные действия: обыск и изъятие имущества, и оформление документов произведены должностными лицами с нарушением требований ст. 182 УПК РФ.

Представленные истцом доказательства в подтверждение приобретения данного имущества в собственность, его стоимость к моменту обыска и изъятия ответчик иными достоверными доказательствами не опроверг.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению.

Поскольку имущество возвращено истцу и принято им, судом апелляционной инстанции размер ущерба определен в соответствии с обстоятельствами дела, представленными доказательствами в виде разницы в стоимости.

В силу ч. 7 ст. 8 Закона «О милиции» криминальная милиция финансируется за счет средств федерального бюджета, следовательно, судом апелляционной инстанции правомерно удовлетворены исковые требования за счет казны Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Требовать возмещения вреда может лицо, чье право нарушено.

Общество с ограниченной ответственностью (истец, взыскатель) обратилось в арбитражный суд с иском к Управлению Министерства юстиции РФ субъекта федерации, Министерству финансов РФ, третьи лица — Районное подразделение службы судебных приставов Управления МЮ РФ субъекта федерации, предприниматель (лицо, занимающееся реализацией арестованного имущества), Фирма о взыскании на основании ст. ст. 16 , 1064 , 1069 , 1071 , 1082 ГК РФ вреда, причиненного действиями судебного пристава-исполнителя.

Решением, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Из материалов дела следует, что арбитражным судом были выданы исполнительные листы о взыскании задолженности с закрытого акционерного общества (должника) в пользу истца. Во исполнение требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель произвел арест имущества должника. Часть арестованного имущества передана на реализацию предпринимателю.

Имущество не реализовано, возвращено предпринимателем судебному приставу-исполнителю. Судебный пристав-исполнитель не вернул имущество должнику, место нахождения имущества не известно.

Истец полагает, что в результате бездействия судебного пристава-исполнителя произошла утеря арестованного имущества, вследствие чего ему (взыскателю) причинен вред в размере взыскиваемых сумм по исполнительным листам.

В соответствии со ст. ст. 16 , 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. При этом для возложения обязанности возместить такой вред необходимо установить следующее: неправомерность и виновность действий судебного пристава-исполнителя, наличие вреда и причинной связи между действиями и их последствиями.

Возвращенное предпринимателем судебному приставу-исполнителю нереализованное имущество является собственностью должника — закрытого акционерного общества. Его утрата не свидетельствует о причинении вреда истцу как взыскателю. Утратой имущества нарушаются права собственника имущества.

Право собственности на имущество взыскатель в установленном законом порядке не приобрел, и, следовательно, он не вправе требовать возмещения убытков, причиненных утратой имущества.

Суд кассационной инстанции признал судебные акты законными.

8. Вред, причиненный действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя может быть взыскан в случае, если в результате такого действия (бездействия) возможность исполнения судебного акта (погашения долга) утрачена.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к Главному управлению Министерства юстиции субъекта Федерации, Министерству юстиции РФ о взыскании вреда, причиненного бездействием судебного пристава-исполнителя по исполнению решения арбитражного суда о взыскании с производственного объединения (должник) в пользу закрытого акционерного общества суммы долга.

Истец ссылался на нарушение судебным приставом-исполнителем п. 1 ст. 13 , ст. ст. 18 , 48 ФЗ «Об исполнительном производстве», неосуществление должностных обязанностей, предусмотренных ст. ст. 10 , 12 , 13 ФЗ «О судебных приставах».

Решением в иске отказано.

На основании исполнительного листа судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство по взысканию с производственного объединения долга в пользу закрытого акционерного общества. По истечении пяти месяцев судебным приставом-исполнителем составлен акт о невозможности взыскания и вынесено постановление об окончании исполнительного производства.

На основании вновь предъявленного взыскателем исполнительного листа повторно возбуждено исполнительное производство в отношении должника. Судебным приставом-исполнителем наложен арест на имущество должника (компьютер, ксерокс, принтер, векселя), но в связи с тем, что в ходе проверки выявлено отсутствие указанного арестованного имущества, был составлен акт о невозможности взыскания.

По мнению истца, в результате бездействия судебного пристава-исполнителя ему причинен имущественный вред, который подлежит взысканию на основании ст. 1069 ГК РФ в размере суммы, подлежащей взысканию с должника.

В силу п. 3 ст. 19 ФЗ «О судебных приставах», п. 2 ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред причиненный имуществу юридического лица подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Для наступления имущественной ответственности по ст. 1069 ГК РФ необходимо не только наличие противоправного поведения причинителя вреда (судебного пристава-исполнителя), но и наступление вреда, причинная связь между поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вина причинителя вреда.

Отказывая в иске, суд обоснованно исходил из того, что судебным приставом-исполнителем были предприняты установленные законом меры по исполнению судебного акта, а именно: проверены расчетные счета должника, направлены запросы в регистрирующие органы, проведена проверка имущественного положения по месту регистрации и нахождения организации.

Кроме того, вред для взыскателя (ЗАО) не наступил, поскольку исполнительные действия по исполнению судебного акта не окончены, возможность погашения долга не утрачена.

Суд кассационной инстанции указал, что решение является законным, обоснованным, принятым в соответствии с нормами материального и процессуального права.

9. В случае правомерной реализации арестованного имущества должника и погашения его задолженности перед бюджетом, факт причинения вреда отсутствует. Оснований для применения ст. 1069 ГК РФ не имеется.

Государственное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Главного управления Министерства юстиции РФ субъекта Федерации убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя на основании ст. 16 ГК РФ. Решением, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

Обжалуя судебные акты, заявитель сослался на то, что изъятое имущество (автомобиль) является объектом военно-транспортной обязанности, находится на мобилизационном учете, относится к имуществу, которое может участвовать в гражданском обороте на основании специального разрешения.

Из материалов дела усматривается, что заявитель является должником бюджета по налогам. Возбужденные в отношении него исполнительные производства постановлением судебного пристава-исполнителя объединены в сводное исполнительное производство, наложен арест на имущество должника.

Как установлено судом первой и апелляционной инстанции, имущество должника — государственного предприятия — относится к федеральной собственности.

В силу ст. 58 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае отсутствия у должника-организации денежных средств, достаточных для погашения задолженности, взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота либо ограничиваемого в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится.

В силу п. п. 2 , 5 ст. 113 ГК РФ имущество государственного унитарного предприятия находится в государственной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Судебным приставом-исполнителем был правомерно наложен арест на принадлежащее заявителю имущество.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой и апелляционной инстанций обоснованно исходил из того, что заявителем не представлено надлежащих доказательств того, что оборот спорного имущества ограничен.

Кроме того, судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод о том, что в силу ст. ст. 15 , 16 , 1069 ГК РФ оснований для возмещения убытков в виде стоимости реализованного автомобиля не имеется, поскольку сумма от реализации принадлежавшего должнику автомобиля зачтена в счет погашения задолженности должника (предприятия) перед федеральным бюджетом.

10. Неисполнение обязанности муниципального образования принять в собственность жилищный фонд, повлекшее затраты для субъекта предпринимательской деятельности, квалифицируется как вред причиненный бездействием органа местного самоуправления.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному образованию в лице финансово-бюджетного управления администрации города о взыскании вреда, причиненного бездействием органа местного самоуправления, выразившегося в несвоевременном исполнении обязанности принять от конкурсного управляющего Предприятия жилищный фонд и закрепить его за другими лицами, на основании ст. 104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п. 2 ст. 125 , ст. ст. 16 , 1064 , 1069 , 1071 ГК РФ.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены Предприятие и Министерство по управлению государственным имуществом области.

Решением иск удовлетворен, суд взыскал с муниципального образования за счет казны муниципального образования в пользу акционерного общества сумму убытков.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный юридическому лицу, в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению за счет, соответственно, казны Российской Федерации, или казны муниципального образования.

Как видно из материалов дела, решением арбитражного суда Предприятие признано несостоятельным (банкротом). Конкурсным управляющим направлены соответствующие уведомления о передаче жилищного фонда в порядке ст. 104 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» Администрации города и Министерству по управлению государственным имуществом области.

Жилые дома приняты от Предприятия в муниципальную собственность с нарушением срока, установленного ст. 104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

С момента возникновения обязанности принять жилищный фонд в муниципальную собственность до фактической его передачи истец производил подачу электрической энергии в жилые дома Предприятия.

Таким образом, в результате невыполнения ответчиком требований ст. 104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» истцу причинен ущерб в виде стоимости отпущенной, но не оплаченной электрической энергии.

В соответствии с п. 4 ст. 104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязанность по содержанию и обеспечению функционирования объектов жилищного фонда по истечении месяца, после получения уведомления от конкурсного управляющего возложена на уполномоченные органы местного самоуправления. Арбитражный суд обоснованно, в соответствии с требованиями ст. ст. 15 , 16 , 1069 , 1082 ГК РФ удовлетворил исковые требования, взыскав убытки за счет казны муниципального образования.

Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите еще:

  • 206 статья упк рф Статья 206. Предъявление заключения эксперта 1. Заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта предъявляются следователем потерпевшему, его представителю, подозреваемому, […]
  • Мировой суд чита 14 Обращения граждан Вы имеете право обратиться в судебный участок с запросом (предложение, заявление, жалоба), который будет зарегистрирован и рассмотрен в соответствии с порядком, установленным законодательством Российской Федерации. Архив […]
  • Действующий гражданский кодекс рф 2014 Гражданский (ГК), Налоговый (НК), Трудовой (ТК), Семейный (СК) и другие кодексы РФ, КоАП, ГПК, АПК - действующие редакции Гражданский кодекс РФ Гражданский кодекс часть 1 (редакция части 1 ГК, действующая с 07.02.2017) Гражданский […]
  • Форма заявления на переоформление лицензии на образовательную деятельность Приложение N 2. Заявление о переоформлении лицензии (временной лицензии) на осуществление образовательной деятельности Коды профессий, специальностей и направлений подготовки Наименования профессий, специальностей и направлений […]
  • Фз о военной обязанности и военной службе ст 51 Невыполнение военнослужащим условий контракта как основание его досрочного увольнения с военной службы: проблемы правоприменительной практики НЕВЫПОЛНЕНИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ УСЛОВИЙ КОНТРАКТА КАК ОСНОВАНИЕ ЕГО ДОСРОЧНОГО УВОЛЬНЕНИЯ С ВОЕННОЙ […]
  • Договор дарения недвижимости нотариально Обязательно ли нотариальное оформление договора дарения доли квартиры между близкими родственниками? Подскажите пожалуйста, обязательно ли нотариальное оформление договора дарения доли квартиры между близкими родственниками, если квартира […]
admin

Обсуждение закрыто.