Основное жилое помещение крестьянского дома это

Основное жилое помещение крестьянского дома это

Основное жилое помещение крестьянского дома это

1. А. И. Солженицын описывает внешний вид и внутреннее устройство одного из домов Владимирской области (Курловский р-н, д. Мильцево):
Дом стоял тут же неподалеку, с четырьмя оконцами в ряд на холодную некрасную сторону, крытый щепой, на два ската и с украшенным под теремок чердачным оконцем. Дом не низкий – восемнадцать венцов 1 . В доме многое было под одной связью 2 . За входной дверью внутренние ступеньки поднимались на просторные мосты 3 , высоко осененные крышей. Налево еще ступеньки вели вверх в горницу – отдельный сруб без печи, и ступеньки вниз, в подклеть. А направо шла сама изба, с чердаком и подпольем. (Матрёнин двор.)
Попробуйте составить план этого дома.

2. Отгадайте загадки:
1) Стоит бычище, проклеваны бочища.

2) Шуба в избе, а рукав на улице.

3) Стоит баба в углу, а рот в боку.

4) Чего в избе не видно.

3. Познакомьтесь с планом жилища, данным на рисунке. Изучив его, постарайтесь сами составить план того деревенского дома, который вы хорошо знаете.

Дом, изб а , х а та, хор о мы, кур е нь. Все эти слова обозначают жилище. Но чем же они отличаются друг от друга? Наверное, ответ будет примерно таким: домом называется любое здание; изба, хата – строения в деревне. При этом изба в нашем представлении всегда рубленая, деревянная, а хата – скорее всего глиняная, выбеленная постройка на Украине, в Белоруси 1 и на юге России. Словом кур е нь по преимуществу называют дом, избу на Дону и Кубани. При упоминании названия хоромы нам представляется богатое высокое жилье.
А что же в диалектах? Посмотрим на карту.
Слово изба является самым употребительным: оно известно и на севере, и в среднерусских говорах, и в юго-восточной части южного наречия.

Занимая столь обширную территорию, название изба сосуществует со всеми другими наименованиями. На севере и на западе – с названием хоромы (см. карту). Перечислим самые распространенные случаи распределения значений между этими словами в одном и том же говоре. (Но надо помнить, что ими не исчерпывается все многообразие возможных вариантов),
1) Слово хор о мы обозначает большую постройку, часто двухэтажную, а изб а – обычную, одноэтажную. 2) Изба – та часть постройки, где живут люди, хоромами называют все строение целиком: жилые комнаты и помещение для скота – двор. Чаще это бывает на Севере, где жилье вплотную примыкает к хозяйственным постройкам, чтобы человек не мерз, переходя из одной части в другую. 3) Избой называется сруб-четырехстенок. В хоромах или доме (оба слова означают все строение) бывает летняя и зимняя изба. Уже по названиям можно судить, что в летней избе живут в теплое время года, поэтому она не отапливается, а зимняя изба, напротив, с печью. 4) Хоромы и изба употребляются как синонимы, т. е. они равнозначны.
Обратимся к истории. Слово изба, др.-русск. истъба «дом, баня» (истобка в «Повести временных лет»), известно всем славянам. Во многих славянских языках оно употребляется в значении «комната», например чешском, словацком, польском, словенском, сербохорватском. Происходит из праславянской формы *jьstъba 2 , которая могла быть заимствована или из герм. *stuba, вероятно, «теплое помещение, баня», или из ром. *ext ŭ fa с тем же значением.
Поговорим о слове хоромы. Вы, наверное, обратили внимание на сходство слов хор о мы и хр а мы. Первое слово с полногласием -оро-, второе с неполногласием -ра-. Полногласные сочетания характерны для русского языка, неполногласные были заимствованы им из церковнославянского: вор о та – врат а , г о род – град, кор о ткий – кр а ткий. В древнерусских памятниках письменности исследователи находят пары хором – храм, хор о мина – хр а мина, значащие «дом, строение», «комната». Но, оказывается, уже тогда наметились различия в употреблении и значении этих пар. В текстах церковного содержания закрепляется форма храм, хр а мина в значении «церковь», а полногласные формы хор о мы, хор о мина остались со значением «постройка вообще».
В современных говорах мы находим такие примеры с этим словом: Иди в свою хоромину, ишь кака стоит красавица; Был большой пожар, сгорело пять хором; Хоромина – это богатая стройка: жилые и дворовые постройки.
Название дом, как и изба, распространено очень широко. Обычно они имеют тождественное значение. Иногда в диалектологических материалах сообщается, что дом – слово более новое, «городское». Но возможны и различия в значениях, подобные тем, что мы отмечали при сопоставлении названий хор о мы и изб а . Вот как эта разница осознается писателем-вологжанином В. Беловым: «Если поставить избу на подклеть, то такое строение можно назвать домом». Подкл е ть, подкл е т – нижняя часть дома, используемая для жилья или кладовой; значит, сам дом – полутораэтажная или двухэтажная постройка. Но есть, и много, примеров другого рода, свидетельствующих о синонимичности значений. В поэзии Н. А. Некрасова , выросшего в с. Грешневе Ярославской губернии, встречаем такие строки:

Как синонимы употребляются слова избушка и домик у уроженца Тверской губернии А. Н. Плещеева:

На юго-за паде мы видим ареал слова х а та. Изредка оно встречается и на других территориях. Определите по карте, где именно. Употребляясь в тех же говорах, что и название изба, хата часто совпадает с ним в значении. Но есть диалекты, в которых эти слова имеют разные значения:
в этом случае хата может обозначать кирпичную посройку, изба – деревянную; или хата – хорошую постройку, изба – плохую и наоборот: хата – плохую, а изба – хорошую.
Параллельное употребление этих двух слов в значении «крестьянское жилище» часто встречается не только в говорах, но и в художественной литературе. Например, в стихах С. А. Есенина , уроженца с. Константинова Рязанской губернии:

Есть и такие говоры, где встречается по три слова: изба, хата, дом. Писатели, наверное, сами того не подозревая, достаточно точно передают язык своего края. Туляк Н. В. Успенский пишет: «В избе прокричал один петух, за ним другой с надворья заголосил третий ветер жалобно выл под окном и посвистывал в плетневых сенях от бури хата часто вздрагивала». А в другом рассказе: «Вошла я к ним в разваленный дом, и на дворе у них только и было: курица да кочет» (к о чет – название петуха в южном наречии).
И вновь из истории. По мнению этимологов 3 , х а та – слово, заимствованное славянами из иранских языков, где оно обозначало дом земляночного типа. На то, как происходило заимствование, единого мнения нет. Одни лингвисты полагают, что славяне переняли его непосредственно от носителей иранских языков – скифов и сарматов. Другие же считают, что оно пришло в восточнославянские языки через венгерский в то время, когда предки венгров кочевали из-за Волги на свою современную родину – Венгрию.
Слово кур е нь встречается только в говорах южного наречия, где употребляется наряду с названием хата. Это слово заимствовано из чагатайского (староузбекского) языка, где kürän имело значение «толпа, племя, отряд воинов», а также «пекарня».
До сих пор мы вели речь о разных названиях крестьянского жилища, минимально касаясь несходства в типе постройки. Однако каждый, кто путешествовал по России, замечал различие домов на севере и на юге и по высоте, и в планировке, и в строительном материале, и в украшении. Действительно, этнографы, изучающие материальную и духовную культуру народа, выделяют обычно три основных типа жилых построек, свойственных русской деревне: северный, среднерусский, южный.
Для традиционного жилища Севера, где стоят долгие, суровые зимы, характерны большие рубленные из хвойных пород дом а на высоком подклете, в котором располагались кладовые или мастерские. Как говорилось выше, под одной крышей здесь объединяется жилье и двор: хозяйственные постройки для скота, хранения корма, орудий труда и проч. Двор примыкает к жилому дому, как правило, сзади и тоже часто бывает двухъярусным. Леса кругом вдоволь, поэтому в добротном материале крестьянин себя не ограничивал. Избы обильно украшены плоской или прорезной резьбой. Отапливается дом русской печью, стоящей у входа. Угол по диагонали от печи называется красным, или передним (большим, святым). Он всегда был самым почетным, в нем вешаются или ставятся на полку-божницу иконы. Под иконами располагается стол, за которым ежедневно собирается семья. Жилое помещение обычно состоит из теплой избы – зим о вки (зимней избы), сеней (моста) и летней избы, ее также называют клеть, светелка, г о рница и т. д.
Такая же планировка известна и в средней полосе России, только подклет здесь мог быть ниже и двор связывался с жильем по-разному. Он мог располагаться, как на Севере, позади, мог быть вынесен сбоку, а мог строиться совсем отдельно. Крыша у дома или двухскатная (северная черта), или же четырехскатная (южная черта). Фасад украшало резное кружево. Особенно славились им приволжские города и деревни. На улицу северные и среднерусские избы выходили своей узкой стороной, на которой было три, четыре, а то и пять окон.
Южнорусское жилище, обычно называемое хатой, строилось без подклета, пол был деревянный или глинобитный, земляной. Дома в районах, граничащих с Украиной, обмазывались глиной и белились. Жилища могли быть рублеными. Но поскольку леса в южных районах немного, дома делались кирпичными или глинобитными (саманными). В отличие от северного и среднерусского типа южнорусский дом выходил на улицу своей длинной стороной.
Строительство жилища было очень важным событием для крестьянской семьи. Вначале хозяева собирали п о мочь (см. карту 7 «Названия коллективной помощи в сельской работе») для того, чтобы привезти лес на сруб. Затем чаще всего нанимались плотники. Каждый шаг в строительстве сопровождался особыми обрядами, обращалось внимание на множество примет при выборе места под избу, при закладке дома, при подъеме сруба, при установке потолочной балки, крыши и т. д. Во многих деревнях на время строительства в будущий красный угол ставили молодое деревце – рябину, елку, березку, дуб, – чтобы был здоров хозяин и все семейство. А под углы дома было принято класть деньги и зерно – для богатства, шерсть – для тепла, ладан – для святости. И, безусловно, было много присловий, поговорок, касающихся дома:
Всего дороже честь сытая да изба крытая; Своя хатка – родная матка, Изба жильем пахнет.
На страницах художественных произведений многочисленны описания крестьянского жилища.
А. Ф. Писемский , выходец из небогатого дворянства Чухломского уезда Костромской губ., очень подробно в одном из рассказов описывает особенности родных мест: «Чухломской уезд резко отличается, например, от Нерехтского, Кинешемского, Юрьевецкого и других (Костромской губ.) – это вы заметите, въехавши в первую его деревню. Положительно можно сказать, что в каждой из них вам кинется в глаза большой дом, изукрашенный разными разностями: узорными, размалеванными карнизами, узорными подоконниками, какими-то маленькими балкончиками, Бог весть для чего устроенными, потому что на них ниоткуда нет выхода »
А вот как пишет прозаик А. И. Э ртель , уроженец Воронежской губ., об избе на своей родине: «Это была просторная сосновая изба, чистая, теплая, с деревянным полом, с «белой» печкою. На столе, накрытом грубою скатертью, лежал непочатый каравай ситного хлеба и стояла деревянная резная солонка. В высоком деревянном подсвечнике горела сальная свеча». («Белая» печь – та, которая имеет дымоход.)
У С. Т. Аксакова же в «Семейной хронике» читаем: «Несмотря, однако, на невыгодную наружность деревенских хором, в комнатах было все чисто и опрятно».
Если в приведенных текстах вам встретились непонятные слова, посмотрите их значения в 17-то мном «Словаре современного русского литературного языка» или Словаре В. И. Даля.


Внутренняя планировка севернорусского жилища (Пошехонский уезд Ярославской губ.): а – входная дверь, б – стол, в – божн и ца, г – лавки, д – посудник, е – рукомойник.

Объяснения слов:
божница – полка для икон
г о лбец – снаружи род шкафа с дверцей, а внутри – лестница, ведущая под пол;
пос у дник – полка, шкафчик для посуды;
пол а ти – высокий помост, на котором спала семья;
пов е ть – крыша над скотным двором, сеновал.

1 Официальное название страны Беларусь, однако в книге это название приводится в соответствии с принципами русской орфографии: Белорусь.

2 Под знаком * («звездочкой») дается праформа слова – древнейшая форма слова, которая обычно восстанавливается лингвистами (подробнее см. Словарь лингвистических терминов).

3 Этимолог – специалист в области этимологии (греч. etymologia из etymon – истица, основное значение слова + logos – понятие, учение). Этимология изучает происхождение и историю слов.

мирянин в своем доме

2010.12.17 | вопрос

почему крестьянское подворье называют чудом России

отвечает Александра

Начнем со следующего:

  • Западная идеология в корне отличается от русской.
  • Все дети, живущие по западным меркам, еще в детстве испытывают глубокий шок: если у нас законодательно признан человек до 30-и лет, на Западе это всего лишь возраст в 21 год.
  • Говорят, что там, на Западе, не бывает такого, как у нас бывает сплошь и рядом: родители «тянут» свое чадо, пока хватает сил. Особенно часто бывает это как-раз в крестьянских семьях, когда (как правило) чадо пьет.
  • Как за рубежом? Отпраздновали двадцать первый день рождения, а на следующий день говорят своему чаду: «Дорогой, мы тебя вырастили, воспитали, дали образование (или специальность) — теперь ты живи самостоятельно, дай нам спокойно пожить.
  • Можно сказать (по-нашему) ребенок вышвырен на улицу
  • Теперь — к Вашему настойчивому вопросу:
  • ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЧУДО РОССИИ
  • Понимать это начинаешь, только потеряв всё.
  • При Николае II в сельской местности проживало 85 % населения. Сейчас называют — 20%
  • Но разве это называется «проживать?»
  • Россия — древняя земледельческая цивилизация. Земледелие — это гениальное изобретение человечества в условиях русской равнины с умной снежной зимой и коротким жарким летом.
  • В начале XX века в России было 18 млн крестьянских подворий, которые обрабатывали 367 млн га земель.
  • Россия была богатейшей страной мира и своим хлебом, маслом, мясом кормила всю Европу и Азию в придачу. Канада от нас получала свой кусок хлеба.
  • В конце XX века (а сейчас — еще страшнее, не хочу публиковать) в Россию импортировали пшеницу из Канады и Америки, а мясомолочную продукцию завозили из Европы, Британии и Китая. Картошку (ай-яй-яй) — из Голландии. Да разве это картошка!
  • Чем на Руси были хоромы?
  • Это не просто избы.
  • Во-первых, в хоромах есть преемственность поколений.
  • Когда сын женился, к хоромам делали дополнительную пристройку специально для него и для его будущей семьи. Таким образом, молодые живут отдельно, но ведут совместное хозяйство.
  • Старики при этом знали, что какими бы немощными они не стали, рядом живут их сыновья с семьями, которые никогда их не оставят, их никуда не выкинут, как у нас происходит с Домами Престарелых.
  • Кстати, если у родителей не было хором, а был только бедный дом, они отдавали сына в примаки — в чужие хоромы к невесте.
  • Русские крестьянские хоромы являлись на земле образцом соблюдения десяти заповедей Божиих и двух Христовых.
  • Каков был устой в хоромах?
  • В будни семьи в своих половинах отдельно обедали и ужинали, хозяйки отдельно готовили на печи еду. В праздники же (православные) все собирались в центральной комнате родителей, где дети за праздничным обедам задавали вопросы родителям о своих проблемах и совместно их решали.
  • Наставления умудренных жизненным опытом родителей слушались всеми детьми (было кому на ус накручивать: семьи всегда были многодетными).
  • Где, когда, в какой стране мира это было? Нигде!
  • И как жаль, что это мы утратили сейчас.
  • Можно надеяться, что с приходом Царя это все возродится и в стране будет не ювенальная юстиция, а вновь возродятся семейные ценности, передаваемые из поколения в поколение. Ярким примером для нас является праведная жизнь, любовь к людям, служение России и мученическая смерть во исполнение пророчеств Святых Царственных Великомученников.
  • Главное – это то, что без деревни Россия не выживет, не выстоит, что бы там ни говорили о всяких модернизациях.
  • «Пока на Руси есть корова, есть крестьянское подворье и конюшня, Русь будет стоять».
  • Деревня должна возродиться. Для этого есть все основания, люди и Вера.
  • Раньше крестьянская семья была самодостаточной, а сегодня – нищета, разорение, запустение. И есть только островки благополучия, где остались настоящие хозяева, дети тех «недобитых кулаков».
  • Известно, что сейчас ежегодно 750 тысяч жителей русских сёл покидают свои родные гнёзда и уезжают в город.
  • И даже трудно сказать, каково сегодня реальное положение с численностью населения в деревне.
  • Из воспоминаний А.Проханова: «Так сложилась моя судьба, что я примерно три года жил в деревнях, в крестьянской избе. Я знаю, что такое крестьянская изба. Очень бедная крестьянская изба, вдова войны, дети погибли. Ничего более чистого, опрятного, осмысленного, скромного, чем русская крестьянская изба и крестьянское подворье, я не видел. Хотя забор утлый, иногда некому гвоздь прибить. Но все прибрано, каждой вещи свое место, свое любовное, свое нежное.
  • Оказывается — крестьянин зимой не отдыхал на печи, как в русских народных сказках говорится, во что мы верим. Он зимой ехал в Санкт-Петербург, на заработки, и клал там паркет в Зимнем дворце, между прочим — паркетчиком работал. Зарабатывал деньги, смотрел, как живут люди, приезжал, и по петербургскому образцу ночью… не ночью, а зимой — вырезал наличники себе, вот купил сервант, привез, собрал его, купил фарфоровый… и дальше говорится следующее — а по обычаю петербургскому каждое воскресенье в церкви, собранной, кстати, на крестьянские деньги – это фантастическая церковь высотой в 10-этажный дом, без единого гвоздя. В 11 часов дня по воскресеньям у них было заведено пить кофе по-петербургски. Вот вам грязь».
  • Я уже писала, что до революции Россия была преимущественно сельскохозяйственной страной, крестьяне составляли 85% населения.
  • А в России в течение последних 90 лет прекратили свое существование более 600 тысяч сел и деревень.
  • Нечерноземье — центр расселения, колыбель русской нации, откуда и пошла Земля русская, — обезлюдело, заросло кустарником и бурьяном. Нет ничего печальнее вымершего человеческого жилья! А ведь наши прародители когда-то засеивали эти бескрайние земли под одну соху и лопату. Земля-мать, земля-кормилица!
  • Земля давала независимость от других людей! — вот главное чудо подворья.
  • Хоромы были самодостаточны.
  • Мы должны вернуться к своим истокам: к земле.
  • Крестьянская семья — особый мир, где в единое целое укладывались все стороны человеческой деятельности.
  • Сам образ жизни, закрепляющий за мужчиной и женщиной их роли и обязанности, способствует развитию крепких привязанностей и к дому, и к семье, и к собственному земледельческому хозяйству.
  • Это имеет большое значение для воспитания детей.
  • В отличие от городских семей, сидящих на пайках, не гарантирующих завтрашний день, крестьянские семьи имеют больше шансов развивать свое хозяйство и планировать прибыль.
  • Поэтому в крестьянских семьях всегда было много детей, и даже в наши дни рождаемость в сельской местности на порядок выше, чем в городе.
  • Дети в деревне — первые помощники по хозяйству.
  • Дети в городе — вечные иждивенцы и обуза для родителей.
  • А теперь опишу, чем так славились крестьянские хоромы.
  • Дом (родительский) разделялся на четыре угла:
  • Передний угол — Красный угол;
  • Средний угол — Бабий кут, Хозяйственный кут;
  • Теплый угол — Печной угол;
  • Кутный угол — Полати.
  • В Красном углу — молились, решались важные для жизни семьи вопросы.
  • Бабий кут — готовили пищу.
  • Хозяйственный кут — ремонтировали обувь и прочее. Мастерили конскую упряжь.
  • Горница — принимали гостей.
  • Палаты — спали.
  • Еще в хоромах находились:
  • 1. Крестьянский дом, усадьба.
  • 2. Помещение для скота.
  • 3. Хозяйственная часть крестьянского дома. (Прядильня)
  • 4. Основное жилое помещение (сколько сыновей, столько и помещений).
  • 5. Зимняя часть дома.
  • 6. Холодное помещение для хранения продуктов.
  • 7. Непременный погреб.
  • 8. Место для хранения сена (сарай).
  • 9. Красочная передняя часть дома (выход на улицу с детскими пристройками для игры).
  • 10. Своя мельница.
  • Впечатляет?

Электронная библиотека
публикации о музее-заповеднике «Кижи»

Метки текста:

3. Традиционные интерьеры жилой части крестьянского дома

Жилая часть крестьянского дома конца XIX – начала XX вв. состояла из жилых и подсобных помещений. К жилым относились избы, горницы, в домах зажиточных крестьян – залы, светелки. К подсобными – кладовые, чуланы, сени, чердак. Главной особенностью убранства жилой части крестьянского дома была его традиционность: каждому помещению были присущи свои функции, что определяло особенности их обстановки и состав утвари. Вместе с тем, отвечая образу жизни и насущным потребностям обитателей дома, они не оставались абсолютно неизменными.

Жилая часть дома могла разделяться на две половины – летнюю и зимнюю. Количество комнат могло быть различным, это зависело и от хозяйственно–бытового уклада семьи, и от материальных возможностей владельцев строения, и, до некоторой степени, от семейных традиций.

Организация внутреннего пространства. Назначение помещения. История формирования внутреннего пространства уходит в те далекие времена, когда словом «изба» («истба», «истопа») называли отапливаемое жилое помещение, тем самым как бы противопоставляя его всему остальному, холодному нежилому пространству, окружавшему человека («Толковый словарь» В.Л.Даля сообщает, что «изба есть не что иное, как сокращенное и испорченное слово истопка»). В старину это был небольшой сруб на 7–8 венцов, над которым настилали потолок, а над ним ставили крышу на один или два ската. Внутри, у входа, складывали печь, вдоль стен встраивали лавки. Свет проникал через небольшое окошко. В ходе эволюции крестьянского жилища в его структуре стали появляться дополнительные помещения, как хозяйственные, так и жилые. При этом название «изба», а вместе с ним и архаичная организация жилого пространства, и традиционные функции этого помещения, прочно закрепляется за теми комнатами, где ставилась русская печь. С течением времени внутреннее убранство изб, конечно, постепенно менялось, поскольку менялись реальные жизненные потребности крестьянской семьи, но, вместе с тем, во многом оно продолжало сохранять свои архаичные черты.

В конце XIX – начале XX вв. изба – это довольно просторное помещение, где спали, готовили пищу, ели, выполняли различные хозяйственные работы, рукодельничали, нянчили детей… В избе мог работать ремесленник, если его занятие не требовало громоздкого оборудования или специального помещения. Здесь размещалась часть необходимой в быту утвари, рабочий инструмент, приспособления для производства некоторых видов хозяйственных работ. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Внутреннее убранство крестьянских изб. В различных районах Заонежья (и не только Заонежья) оно отличалось традиционным составом предметов обстановки и утвари, а также их строго определенным, фиксированным положением. В описании крестьянской избы, сделанном П.Н.Рыбниковым в 1860–1861 гг. [ 7 , с.24–25] , говорится о том, что изба называлась в Заонежье «фатерой», или «квартирой», все пространство подразделялось на четыре части, так называемые «углы», обозначено месторасположение углов и приводятся их названия – «печной», «дверной», «красный» (или «большой»), «задний» (или «малый», «меньшой»). Рыбников упоминает традиционные предметы обстановки: лавки, идущие вдоль стен, полки – «надлавочницы», печной столб, полки – «воронцы», рундук, прилавок и подпольницу. Сведения П.Н.Рыбникова дословно подтверждаются В.Майновым [ 2 ] , а также экспедиционными материалами, относящимися к 20–30-м годам XX в., что заставляет говорить об устойчивости интерьера крестьянской избы. Как же выглядела она в конце XIX – начале XX вв.?

Традиционно справа или слева от входной двери, в так называемом печном углу, стояла большая русская печь. Складывали ее на мощном деревянном основании – «опечье». Топили один раз в день. В заонежских домах печное устье чаще было обращено к стене, противоположной входу. Со стороны входа, вплотную к печи, находился «рундук» – невысокий деревянный ящик, под ним – лесенка, ведущая в подклет. Ставень, который закрывал люк рундука, назывался «подпольница». Над рундуком – широкая полка – «прилавок», а сбоку – шкафчик для чайной посуды. Выше прилавка в печи имелись углубления – «печурки», где сушили носки, варежки или рукавицы. На прилавок, в угол, ближе к теплу, обычно ставили деревянную квашню для теста, с тем, чтобы оно скорей подходило. Вымытую чистую квашню в перевернутом виде выставляли на лавку. Зимой на прилавке стояли шайки для пойки телят (шайка – вид бондарной посуды с одной вертикальной ручкой). Со стороны прилавка, рядом с печью, на стену вешали безмен, а в зимнее время – хомуты, мокрую одежду. На печи хранили заготовленную в большом количестве колотую лучину, а также «карды» для чесания шерсти и «щети» для чесания льна. Здесь сушили валенки, непряденую шерсть, которую складывали в лучинные корзины с низкими бортами, а иногда чесаный лен. На печи у стены держали «рубель» – приспособление для разглаживания холстов, полотенец, рубах и т.д. Со стороны устья, наверху, хранились ухваты, лопата – «пекло» и сковородник. Под потолком устраивались так называемые «грядки» – одна, две или три слеги, которые одним концом врубались в полку–воронец, а вторым – в стену. Назначение гряд могло быть самым разным: на них сушили одежду, подвешивали в связках лук на зиму, вешали скатерть, которую стелили на стол перед обедом, хранили лучинные корзины, иногда сушили овечьи шкуры. За грядку зацепляли кочергу с длинной ручкой. В маленькой нише над устьем хранились спички, могла стоять солонка и масленок для растапливания масла. Выступающая перед устьем часть печи называлась «шесток». На шестке или в печи всегда стоял чугунок или котел с теплой водой для мытья посуды. Посуду мыли, обычно, в деревянной лохани или в медном тазу, которые днем держали на прилавке, а ночью – на шестке. Чайную посуду могли мыть в чашках–полоскательницах. Под шестком, в углублении, хранилась сковорода. На стене, рядом с устьем печи, висели щипцы для углей и камней, совок для выгребания углей из печи и самоварная труба. Рядом с печью, на больших деревянных гвоздях, могли висеть сечка и медные котлы. На одной из фотографий 1926 г. видно, что на полу у печи стоит деревянное корыто, полное камней, предназначенных для нагревания воды при стирке и выпаривании деревянной посуды. Здесь же ставили тушилку для углей и самовар на скамеечке. Вплотную к печи, а именно, к углу, выходящему к центру избы, ставился «припечной» («печной») столб. В него вбивали «светец» – кованый железный зажим, в который вставлялась лучина. К нему же подвешивали и рукомойник. Под рукомойником стояла лохань для грязной воды. Рядом с рукомойником, на конике, висела «рукотерка» – кусок грубого домотканого холста для вытирания рук, а полотенце для лица – «утиральник» находилось на вешалке – «гвоздильне», рядом с обеденным столом.

От припечного столба под прямым углом расходились полки – «воронцы», которые назывались «пирожный» и «полатный» (интересно отметить, что, несмотря на существовавшее название воронца, только в двух заонежских домах исследователями было отмечено наличие полатей – дощатых настилов под самым потолком, на которых спали, в подавляющем большинстве случаев они отсутствовали). Воронцы условно делили свободное пространство избы на три неравные части. У входа, перед палатным воронцом (его местное название – «мужской», «хозяйский»), так называемый дверной угол. Здесь могли ставить кровать или стол–курятник (кровать могла стоять и в так называемом «малом» углу – см. далее. В зависимости от месторасположения кровати, курятник ставился или у двери, или в малом углу, перед печью). Рядом с курятником, а иногда у прилавка, стоял чан для воды. Чан могли передвигать с места на место, так как под ним скапливалась сырость, отчего мог испортиться пол. Чан находился в избе зимой, летом его выносили в сени. На полатный воронец клали шапки и рукавицы. Здесь же стояли берестяные корзины – «кужонки» с мукой и сущиком, берестяные коробки с солью, пустые медные котлы, перевернутые вверх дном. Второй воронец, пирожный, отделяет так называемый «задний» («малый», «меньшой») угол. Существовал обычай размещать на пирожном воронце молочные горшки, куда наливалось молоко для быстрейшего скисания, также на него ставили хлеб и пироги, после того, как они были вынуты из печи. В малом углу, напротив устья печи, мог стоять хозяйственный столик, над ним традиционно навешивали посудник. В посуднике держали горшки – «роговатики», глиняные тарелки и миски. Здесь же лежала поварешка – «уполовник», стояла кофемолка. Ложки могли храниться в ящичках посудника, обеденного стола, в шкафу у рундука, в кужонке на прилавке. Вилки хранились в специальном приспособлении рядом с печью, на стене. Это была деревянная планочка, слегка отстоящая от стены на деревянных штырях, за которую и затыкались вилки. На стене мог висеть шкафчик для чайной посуды. Также здесь ставили сундуки, в которых хранили повседневную одежду. Третья часть избы, ограниченная двумя воронцами, была наиболее светлой и просторной. Угол, образованный двумя внешними стенами, в которых прорублены окна, называли «красный» или «большой». Здесь помещался киот с иконами. Помимо образов Xриста и Богородицы в нем могли быть и образы наиболее чтимых святых, чаще всего св. Георгия

Победоносца и св. Параскевы Пятницы. За иконы с магическими целями закладывали пучки ржи -чтобы в будущем году «Бог послал такой же урожай». «Традиционно «большой угол» избы устраивался с востока, а печной угол – строго по диагонали к нему, то есть, с запада» [ 1 , с.99] . От красного угла вдоль стен, под потолком, в обе стороны расходились полки – «надлавочницы». На них мог лежать различный инструмент: приспособления для вязания сетей, витья веревок (клещицы, полицы, коготки), заготовки для плетения из бересты. Кроме того, на надлавочницах могли стоять лучинные корзины с клубками пряденой шерсти, кужонки, в которых хранились ножницы, цевки от ткацкого стана, веретена, а также кужонки с мукой, солонка, керосиновая лампа. Параллельно надлавочницам, ниже линии окон, вдоль стен врубали широкие лавки. У среднего – «красного» – окна, которое находилось напротив входа, в Заонежье ставили стол, возле него – две скамейки. Стол ставился торцом к окну, поэтому его также могли называтьи «столовым».

В каждой избе могла висеть люлька, ее подвешивали на длинной деревянной жерди – «очепе». Очеп просовывали через железное кольцо, вбитое в потолок, или вставляли между потолком и потолочной балкой – «матицей» с тем, чтобы иметь возможность свободно перемещать люльку по избе. Обычно люльку подвешивали ближе к дверному или в меньшом углу. Домотканый постельничек для младенца набивался сеном или мякиной, подушечка была перовая. Занавеску – «огибку» к люльке мастерили из старого сарафана, юбки или передника. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Во время Великого поста (обычно это конец февраля – первая половина апреля) женщины занимались ткачеством, поэтому у среднего окна по боковому фасаду устанавливался ткацкий стан. В остальное время его в разобранном виде хранили на сарае. Из других предметов обстановки, которые находились в избе, можно отметить ходунки для ребенка и табуретки, вошедшие в крестьянский обиход в 20-е–30-е гг. XX в.

Окна в избах были небольшими. В XIX в. рамы чаще делались двойными. Если рамы были одинарные, то на зиму окна снаружи, как в старину, закрывали соломенными или дощатыми щитами. Из всех окон в избе в середине XIX в. открывалось лишь одно, «красное». Стены и полы были некрашеными. Для поддержания чистоты каждую субботу полы тщательно мыли, или, как говорили в Заонежье, «стирали», что, наверное, более точно. Для этого из золы заваривали щелок, смешивали его с песком и полученной смесью при помощи голика (веника без листьев) терли половицы. Вымытый пол до полного высыхания застилали свежей соломой или «припоном» – грубым полотнищем, сшитым из трех кусков ткани, сотканной из льняных очесов. Чтобы полы меньше пачкались, рабочую обувь крестьяне снимали в сенях или у дверей, при входе, в избе надевали валенки, если таковые имелись. Два раза в год, на Рождество и на Пасху, тщательно мыли не только полы, но и потолки, и стены. Чистыми, аккуратно прибранными были и курные избы: только потолок, балки и верхняя часть стен оставались черными, блестящими от копоти.

Теперь рассмотрим, какие же предметы, характерные для крестьянского быта, мы видим в этом помещении.

Посуда. Большую группу предметов в избе (а также в других помещениях жилой части дома) составляет посуда: обеденная, чайная, для приготовления пищи, для различных хозяйственных целей и т.д.

Обеденная посуда хранилась в посуднике в избе. Это были: большая общая глиняная или деревянная миска, в которой подавали еду, деревянные ложки, фарфоровая или фаянсовая, так называемая, «питная» чашка для молока, кваса, которым запивали пищу, и других напитков, а также медная (а иногда выточенная из дерева) солонка на высокой ножке. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Чайная посуда подразделялась на праздничную и повседневную. Праздничную хранили в буфете в горнице, если таковой не было – в навесном расписном шкафчике в избе, а повседневную – в посуднике или в шкафчике у рундука. Это могли быть фарфоровые и фаянсовые чашки с блюдцами, стеклянные стаканы с блюдцами или глиняные кружки, из которых чай пили мужчины, а также сахарницы из прессованного стекла на высоких ножках и стеклянные чайницы с притертыми крышками.

Существовала специальная посуда для приготовления пищи на «жаратке» – в конструкции печи это небольшие пазухи или ниши, находящиеся на шестке, справа и слева от устья. В них засыпали угли, которые долго оставались в тлеющем состоянии. Это было нужно для того, чтобы варить пищу, когда не топится печь. На жаратке еду готовили в кастрюле с одной длинной ручкой, ставя ее на таганок. Могли использовать и медные котлы с дужками: их подвешивали на специально укрепленном над жаратком крюке. Были также сковороды на ножках.

Для приготовления пищи в печи предназначалась следующая посуда: медные луженые котлы – в них варили кашу, уху, эмалированные чугунки для щей или мяса, реже – для каши, большие глиняные горшки, в которых заваривали «загусту», горшки меньшего размера, в которых парили репу, томили молоко. Имелись также большие чугунные сковороды – на них в печи жарили рыбу, овсяные блины.

Для кипячения воды использовались самовары. Если самоваров в хозяйстве не было, пользовались медными чайниками, их кипятили на таганке. Чайник использовали и тогда, когда необходимо было быстро согреть небольшое количество воды.

Для просеивания муки служило сито, им же пользовались для процеживания крахмала в процессе его приготовления из картофеля. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В крестьянском быту широко использовалась бондарная посуда, изготовленная из узких дощечек – «клепок», стянутых обручами. В ушатах с крышкой готовили квас, в больших бочках солили мясо, в чанах держали воду. В такой посуде можно было также хранить грибы и толченые ягоды. Вся посуда, предназначенная для ухода за скотом, тоже была, в основном, бондарной: лохани для запаривания пойла, подойники, небольшие шайки для пойки телят, кадушки для хранения молока. Эту посуду держали в кладовках или в чуланах, в избу ее заносили тогда, когда в этом была необходимость.

Очень много было и берестяной посуды, ее изготавливали из целого куска бересты (как, например, туеса, лубянки) или плели из берестяной ленты, которая называлась «сарга». Такие сосуды брали с собой на покос: в больших туесах – «лубянках» носили молоко и простоквашу, в маленьких – масло, для соли существовали берестяные солонки с деревянными крышками. Обычно эту посуду хранили в чулане или на чердаке. Для сбора ягод существовали берестяные корзины – «набирушки». В берестяных кужонках также хранили муку и крупу, широкие кужонки с низкими бортами использовались при просеивании муки. Следует учесть, что не всегда предметы обихода использовались только для одних, строго определенных целей, многое зависело и от хозяйственных потребностей: так, например, в тех же кужонках могли хранить чесаный лен, веретена и т.д.

Постельные принадлежности. В экспедиционных записях 1931 г. отмечено, что крестьяне часто спали на матрацах, набитых сеном, или на перинах. Перины были не лучшего качества – хорошие берегли для гостей. Также для гостей держали хорошие простыни, одеяла, подушки. Сами укрывались лоскутными или домоткаными рибушными одеялами, тулупами, были также меховые «одеяльницы» – сшитые углом шкуры, которыми укутывали ноги. Простыни использовали редко, да и то из самого грубого холста. Днем постельные принадлежности держали в сенях, их складывали на стоящую там кровать, а иногда – в специальный шкаф, устроенный под лестницей, ведущей на чердак. Сведения относительно размещения на ночлег членов больших крестьянских семей позволяют сказать, что спали на полу в избе, на прилавке, на лежанке, на печи, на кроватях, на лавках, приставляя к ним скамейку или деревянные щиты, второй конец которых укладывался на скамейку или на табуретки.

Люди разного возраста распределялись на ночлег примерно следующим образом: на кровати в избе могли спать родители, на лежанке и печи – старики, в горнице – те, кто помоложе. Есть сведения, что в горнице на кровати спали дети. Вместе с тем, такой порядок мог меняться в зависимости от традиций, сложившихся в каждой конкретной семье.

Назначение помещения. Особенности обстановки. В конце XIX – начале XX вв. горницей называли парадную комнату, предназначенную для приема гостей, для отдыха старших членов семьи. По рассказам местных жителей, в воскресные и праздничные дни вся семья собиралась здесь за чайным столом, вернувшись после молебна из храма. По будням в горнице могли выполнять чистую работу, требовавшую хорошего освещения, прежде всего речь идет о женских рукоделиях – вышивке, шитье, изготовлении кружева и т.д. Вместе с тем, есть сведения, что горница в некоторых домах оставалась комнатой, предназначенной только для приема и размещения гостей.

Горница появляется в структуре северного дома–комплекса относительно поздно. Так, в описании традиционного крестьянского жилища, сделанном П.Н.Рыбниковым, о ней не сказано ничего. Вместе с тем, в доме Ошевнева, построенном в 1876 г., горница существовала изначально, и это был далеко не единичный пример.

По размерам эти комнаты были несколько меньше изб и сильно отличались от них как характером использования помещения, так и обстановкой. Традиционное убранство крестьянских горниц конца XIX – начала XX вв. формировалось под влиянием городской, по преимуществу, мещанской культуры того времени: уход крестьян в города на заработки в этот период принял массовый характер, что повлекло за собой и более тесное знакомство с городскими бытом, и стремление привнести его черты в деревенскую жизнь. Часть заонежан, отправившихся в молодые годы на выучку или на заработки в С.–Петербург, со временем возвращались на родину, владея той или иной профессией и достаточными средствами, они открывали собственные мастерские, в частности, столярные. Развитие в крае кустарного производства давало зажиточной части деревенского населения возможность обзаводиться мебелью, изготовленной по городским образцам. Чаще всего ее ставили в парадных комнатах, наряду с предметами интерьера фабричного производства, приобретенными на ярмарках или привезенными из городов: зеркалами, подвесными и настольными керосиновыми лампами, настенными часами и т.д.

По своему убранству горница мало походила на избу, вместе с тем здесь тоже чувствовалось стремление к зонированию жилого пространства, определенному порядку расстановки вещей. У входа, вдоль стены, складывали печь–лежанку. На лежанке стояли парадные самовары (также их могли ставить на комод или на специальный столик). В красном углу помещали большое количество образов и лампадку, которую зажигали по праздничным дням. В каждой горнице, торцом к окну, обязательно стоял стол, как правило, раздвижной. Возле стола – стулья, они могли быть самой простой формы, а иногда – гнутыми, «венскими». Диван чаще располагался под окнами, вдоль стены. Поперек горницы, деля ее на две половины, стояли буфет для чайной посуды и «платеной» шкаф (если таковые были в доме), за ними – одна или две кровати, при этом одну ставили вдоль стены, а вторую – торцом к ней, вдоль задней стенки буфета. Часто в горницах держали сундуки, причем число их могло соответствовать количеству девиц на выданье. На стенах под стеклом, в обрамлении покупных рамок, висели портреты родственников и членов императорской фамилии. Рядом – зеркала украшенные вышитыми полотенцами – «образниками», часы. В углу, у окна, могла стоять швейная машина. Освещались горницы керосиновыми лампами, очень красивыми, зачастую, также как и часы, они были европейского производства. Конечно, чтобы обставить горницу таким образом, хозяин должен был располагать немалыми средствами – и мебель, изготовленная на заказ, и прочие предметы стоили дорого и были доступны далеко не всем.

Помимо горницы, на втором этаже зажиточных крестьянских домов могла быть оборудована комната, носившая название «зала». Это еще одно парадное помещение, предназначенное для приема гостей. В зале могла стоять мягкая мебель: стулья, диваны, банкетки, а также круглый стол, мраморный шахматный столик, граммофон. На стенах – часы с боем, зеркала, фотографии в рамках. На окнах -занавески из тюля или коленкора, комнатные цветы. Стол застилался вязаной крючком кружевной скатертью или салфеткой. В красном углу традиционно помещались иконы. В зале никогда не было кроватей. Стены, также как и в горнице, могли быть оклеены обоями, нижнюю часть стен украшали филенчатые панели, окрашенные разноцветной масляной краской, потолки тоже красили, но в белый цвет. Для отопления этого помещения ставили лежанки или печи – «голландки», иногда они были облицованы изразцами. Как было сказано выше, зала предназначалась для гостей. Интересно, что, по сообщениям отдельных заонежан, в их домах залой называли красиво отделанную комнату, в которой, как и в светелке, вообще не было мебели, так как она служила исключительно спальным помещением в дни приезда родственников и гостей.

4. Светелка.

Светелками называли комнаты, расположенные на чердаке. Туда, из летних сеней или из чулана, вела лесенка. На сегодняшний день накоплено немного сведений относительно их убранства и характера использования. Известно, что светелки, как правило, не отапливались и могли использоваться только в теплое время года как запасное жилое или спальное помещение. Есть сведения, что светелки, подобно горницам и залам, имели стены, отделанные панелями, окрашенные потолки. Вместе с тем, трудно сказать, как именно они обставлялись. По некоторым данным, в светелках вообще не было мебели, там могли устраиваться на ночлег гости или молодежь, расстилая постельное принадлежности прямо на полу. В богатых домах в светелку могли селить наемных работников. Иногда там хранилась верхняя одежда, уложенная в большие плетеные корзины – «коробейки». Вообще следует помнить, что залы и светелки появляются в структуре дома достаточно поздно, во многом их обстановка и характер использования зависели от традиций, сложившихся в той или иной конкретной семье. Часто это действительно были помещения, в которых не жили – потребность в них возникала лишь тогда, когда численность людей в доме была выше обычной. Скорее всего, эти комнаты возникают в связи с изменением хозяйственно–бытового уклада семьи в пореформенный период – имеется ввиду массовый отход крестьян на заработки в города в зимний период и их возвращение домой к началу весенних полевых работ.

Кроме перечисленных выше комнат, в жилой части дома находились и различные подсобные помещения: сени, чуланы, кладовые, а также чердак.

Это довольно просторное помещение отделяло жилую часть дома от хозяйственной, оно служило своеобразным тамбуром, предохранявшим жилые комнаты от проникновения холодного воздуха с улицы и неприятных запахов из хлевов. В сенях могли ставить большой ларь для хранения муки, летом – чан для воды. Там устраивали полки, на которых лежали смазанные и обмотанные тряпками серпы. На стене, как правило, находилась топорница. В сени выносили свежеиспеченный хлеб – остужать, тут же мог стоять блинный столик, который вносили в избу, когда стряпали, а также корыто для стирки белья и стол с каменными жерновами для размола муки. Здесь устраивали шкаф, а иногда – встроенную кровать для хранения постельных принадлежностей. В сенях стоял и шкаф для молочных продуктов, в нем же могли держать и стряпню – хлеб, выпечку, их складывали в лучинные корзины, чтобы мыши не погрызли. Если молочного шкафа в доме не было, продукты и стряпню могли хранить в молочной кладовой (если таковая была) или в чулане.

Чуланы могли использоваться для хранения различного хозяйственного инвентаря, посуды, запасов продуктов и т.д. В тех чуланах, где хранили молочные продукты, держали и различную предназначенную для них посуду: глиняные горшки, деревянные кадушечки, горшки–роговатики, подойники. В чуланах могли стоять чаны с солеными грибами и толчеными ягодами, по преимуществу, это была брусника. Клюкву сохраняли по–другому: ее насыпали в корзины, которые подвешивались к потолку. На деревянных гвоздях развешивали вяленую рыбу и мясо. В чулане мог стоять и ларь для муки, здесь лежали различные сопутствующие предметы, которые использовались для хранения, насыпания и просеивания муки и круп: совки, решето, сито, кужонки с низкими и высокими бортами и др. В этом помещении держали и различную утварь, которая не была в постоянном использовании, например, как было сказано выше, посуду, которую брали на покос. Если в доме было два чулана, то один из них – светлый, иногда обустраивали как чистую жилую комнату–боковушку, в которой не было ни полок, ни воронцов, а вместо лавок могли стоять самодельные стулья. П.Н.Рыбников отмечал, что здесь «… главную принадлежность составляет самовар и небольшой шкафчик с чайными чашками – это вообще столовая, гостинная и приемная комната» [ 7 , с.25] . У некоторых крестьян в таких чуланах стояли сундуки, обитые железом, в которых хранились праздничное платье и белье, ценности и деньги.

Чердачное помещение тоже служило для хранения различной домашней утвари: кадушек, бочек, корыт, пустых корзин, кошелей, старой мебели и т.д. На чердаке могли стоять жернова и крупорушки, там сушили кожи, зимой развешивали белье. В некоторых домах под крышей были оборудованы светелки. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Из сказанного выше видно, что жилая часть дома была хорошо приспособлена для проживания в ней большой крестьянской семьи. Отвечая на протяжении долгого времени старым традициям, связанным с устройством различных помещений, особенностями их обстановки и характером использования, она, вместе с тем, постепенно развивалась, приспосабливаясь и к изменениями в хозяйственно–бытовом укладе заонежан, и к веяниям времени, которые влекли за собой и появление новых предметов быта, и новых традиций.

Использованная литература и источники:

  1. Логинов К.К. Интерьер крестьянской избы в обрядности и верованиях заонежан // Заонежье, 1992. – С.99–117.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб., 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962. – С.124.
  4. Материалы экспедиций Воробьевой С.В. по Заонежью в 1982 и в 1987 гг. НА музея «Кижи». №№ 101, 181, 182.
  5. Материалы экспедиций Трифоновой Л.В. по Заонежью в 1987 г. НА музея «Кижи». №№ 183, 184.
  6. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  7. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.
  8. Трифонова Л.В. Традиционный интерьер заонежского жилища и связанный с ним бытовой уклад // Заонежье. Петрозаводск. 1992. – С.85–97.

Основная рекомендуемая литература:

  1. Габе Р.М. Интерьер крестьянского жилища // Архитектурное наследие. М., 1955. №5.
  2. Майнов В. Поездка в Обонежье и Корелу. СПб, 1877.
  3. Маковецкий И.В. Архитектура русского народного жилища. М., 1962.
  4. Романов К.К. Жилой дом в Заонежье // Крестьянское искусство в СССР. Л., 1927. – С.21–50.
  5. Рыбников П.Н. Этнографические заметки о заонежанах // Памятная книжка Олонецкой губернии. Петрозаводск, 1866. 4.2. – С.1–38.

// Традиционная культура русских Заонежья
Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. 178 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Смотрите еще:

  • Новый федеральный закон о гражданстве рф ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 12.11.2012 с изменениями, вступившими в силу с 13.11.2012) "О ГРАЖДАНСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ Принят Государственной Думой 19 апреля 2002 года Одобрен Советом […]
  • Сколько идет заказное письмо из новосибирска до москвы Сколько идет заказное письмо из новосибирска до москвы Из города в город идёт (без учёта дня приёма). А если города нет в списке? Вместо города (поселка), которого нет в списке, укажите административный центр субъекта РФ, где находится […]
  • Разбой это нападение § 7. Ответственность за разбой Разбой (ст. 162 УК) является самым опасным преступлением из группы хищений. Объектом разбоя являются не только отношения собственности, но и личность. Поэтому разбой является двухобъектным преступлением. […]
  • Положение о получении вида на жительство Положение о получении вида на жительство УТВЕРЖДЕНО Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 ноября 2002 г. N 794 ПОЛОЖЕНИЕ О выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жительство I. Общие положения 1. […]
  • Как продать авто с украинской регистрацией в россии Украинцы в России На своем авто с украинскими номерами вы можете въехать на три месяца. Вернее, можете авто ввезти на такой срок официально. Потом можно вывезти и опять ввезти. Только не забывайте про новые правила пребывания […]
  • Свободы и права женщин Свободы и права женщин Перепечатка разрешена при условии указания указания организаций, осуществлявших поддержку. Какие права есть у женщин в новой России? В последнее время о равных правах мужчин и женщин много говорят. Однако лишь […]
admin

Обсуждение закрыто.