Пленум по ст10 гк рф

Пленум по ст10 гк рф

Статья 10 ГК РФ. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Комментарии к ст. 10 ГК РФ

1. Статья устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав, запрещая определенное поведение. Она предусматривает общий ограничитель усмотрения субъектов гражданских прав при осуществлении ими своих прав и распоряжении правами: нельзя злоупотреблять своими правами, если это ведет к нарушению прав и интересов других лиц. Здесь имеется в виду: а) злоупотребление правом с прямым умыслом нанести ущерб интересам других лиц; б) злоупотребление правом, хотя и не имеющее такой цели, но объективно причиняющее вред другим лицам; в) злоупотребление доминирующим положением на рынке и ограничение конкуренции; г) недобросовестная конкуренция и реклама. Возможны и иные формы злоупотребления.

Первый из упомянутых видов злоупотребления, так называемая шикана, выделен по цели использования права. Классический пример шиканы — постройка гражданином забора с единственной целью: преградить соседу близкий путь к его участку. В этом нет нарушения закона, однако с позиции комментируемой нормы намерение причинить вред другому лицу предосудительно.

При втором из отмеченных видов злоупотребления правом прямого умысла ущемить интересы других лиц нет, однако поведение лица объективно вызывает такой результат. Например, строительство одного дома вблизи другого, ведущее к затемнению его окон.

К злоупотреблению правом судебно-арбитражная практика относит также нарушение общественных интересов (см. Комментарий судебно-арбитражной практики. 1997. Вып. 4. С. 77).

2. Запрет ограничивать конкуренцию и осуществлять монополистическую деятельность адресован прежде всего хозяйствующим субъектам (предпринимателям), занимающим доминирующее положение на товарном рынке.

Само доминирующее положение не является предосудительным. Коммент. статья запрещает злоупотребление им и содержит запрет в общей форме. Конкретные же индивидуальные действия (бездействие), трактуемые как злоупотребление доминирующим положением, названы в ст. 5 Закона о конкуренции. К ним относятся: навязывание другой стороне договора условий, ущемляющих ее интересы и невыгодных для нее, а также условий, не относящихся к предмету договора; включение в договор дискриминирующих условий, ставящих одну из сторон в неравное по сравнению с другими положение; установление монопольно высоких или монопольно низких цен. Запрещает ст. 5 совершение иных действий, которые имеют или могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Статья 6 Закона о конкуренции запрещает достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов (предпринимателей), если их доля на рынке определенного товара в совокупности составляет более 35% при условии, что соглашение (согласованные действия) имеет (или может иметь) своим результатом ограничение конкуренции. Этот запрет направлен и тем предпринимателям, которые не занимают доминирующего положения, но их доля на рынке в совокупности с долей другой (других) стороны соглашения превышает 35%. К упомянутым соглашениям (согласованным действиям) относятся соглашения, направленные на: установление цен, а также повышение, снижение или поддержание цен на торгах и аукционах; раздел рынка; ограничение доступа на рынок; отказ от заключения договоров с определенными продавцами и покупателями и др.

Для установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта (предпринимателя) на рынке определенного товара используются два критерия — принадлежащая ему доля рынка, а также возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товаров на рынке и на конкуренцию, т.е. наличие у предпринимателя рыночного потенциала, «рыночной власти», ставящее его в независимое от других конкурентов положение.

Установление доминирующего положения ст. 12 Закона о конкуренции отнесла к исключительной компетенции антимонопольных органов — Государственного антимонопольного комитета Российской Федерации и его территориальных органов.

В соответствии со ст. 4 Закона о конкуренции при доле рынка 65% и более доминирующее положение презюмируется, а при доле, не превышающей 35%, — исключается. В диапазоне от 35 до 65% доминирующее положение устанавливается антимонопольными органами на основе анализа конкурентной среды. Предприниматели, имеющие долю на рынке более 35%, включаются в реестр, который ведут антимонопольные органы. Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более 35%, служит источником информации для осуществления контроля и определения доминирующего положения на рынке.

Закон о конкуренции запрещает ведение конкуренции нечестными методами, направленными на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности, т.е. недобросовестную конкуренцию. Различные формы недобросовестной конкуренции перечислены в ст. 10 Закона о конкуренции, в том числе: распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки или нанести ущерб деловой репутации конкурента; введение потребителей в заблуждение относительно качества товара и др. Федеральным законом от 18 июля 1995 г. «О рекламе» (СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2864) запрещена недобросовестная, неэтичная, ложная реклама.

Ограничения усмотрения предпринимателей, занимающих доминирующее положение на рынке, в осуществлении гражданских прав, запрещение недобросовестной конкуренции и рекламы направлены на защиту прав и интересов им противостоящих лиц и являются одной из форм государственного регулирования рынка.

3. Согласно п. 2 комментируемой статьи общим последствием упомянутых нарушений является отказ суда лицу, злоупотребляющему своими правами, в защите принадлежащих ему прав. Так, при рассмотрении арбитражным судом заявления о признании недействительным решения антимонопольного органа, обязывающего энергоснабжающую организацию заключить договор на транзит электроэнергии по своим сетям от другой энергоснабжающей организации для выполнения последней обязательств перед своим контрагентом, суд не признал правомерной ссылку на ст. 209 ГК. Организация, основываясь на ст. 209 ГК, утверждала, что она вправе распоряжаться самостоятельно принадлежащими ей на праве собственности энергопроводящими сетями, и никто без ее согласия не вправе пользоваться ими. Суд отказал в защите права собственности по тем основаниям, что энергоснабжающая организация, занимающая доминирующее положение (имеющая стопроцентную долю рынка), не доказала невозможность транзита по своим сетям энергии другого лица, следовательно, ее поведение выходит за установленные ст. 10 ГК пределы осуществления права собственности. Такое поведение суд признал злоупотреблением доминирующим положением и ограничением конкуренции (см. Комментарий судебно-арбитражной практики. 1997. Вып. 4. С. 48).

Пленумы ВС РФ и ВАС РФ в Постановлении N 6/8 указали, что при разрешении споров отказ на основании ст. 10 ГК в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам.

В Постановлении Пленумов подчеркивается необходимость указания в мотивировочной части соответствующего судебного решения основания квалификации действий одной из сторон как злоупотребления правом (п. 5 Постановления).

4. Пункт 3 статьи установил презумпцию разумности действий и добросовестности поведения участников гражданских правоотношений, применяемую в тех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от такого поведения. Требование разумности и добросовестности ст. 53 ГК предъявляет к лицам, выступающим в качестве органа юридического лица. Принципом разумности и добросовестности в силу п. 3 ст. 602 и ст. 662 ГК должен руководствоваться суд при разрешении споров между сторонами: а) об объеме содержания, предоставляемого гражданину по договору пожизненного содержания с иждивением; б) о возмещении арендатору стоимости внесенных в арендованное имущество улучшений. Статья 1101 ГК предусматривает учет судом требований разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 4 Закона о конкуренции суд может признать конкуренцию недобросовестной, если действия предпринимателя противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости.

Включение нормы, презюмирующей разумность и добросовестность действий субъектов гражданских прав в ст. 10 ГК, устанавливающую пределы осуществления гражданских прав, можно рассматривать как приравнивание неразумного и недобросовестного поведения к злоупотреблению правом.

5. В п. 3 комментируемой статьи нет признаков, позволяющих признавать поведение недобросовестным и неразумным. Содержание таких понятий устанавливается судом при рассмотрении конкретного дела, т.е. оставлено на усмотрение суда.

Основное правовое значение комментируемой нормы состоит в том, что она закрепляет презумпцию добросовестности и разумности действий субъектов гражданских правоотношений. Любая презумпция имеет прежде всего процессуальное значение, т.к. распределяет между сторонами спорного правоотношения обязанность (бремя) доказывания. Из этой презумпции вытекает, что доказывать неразумность, недобросовестность, несправедливость поведения должен тот, кто с таким поведением связывает правовые последствия. Суд же исходит из предположения, что лицо, к которому предъявлены требования, действовало разумно и добросовестно. Так, учредители, предъявляя к лицу, которое в силу закона или учредительных документов выступает от имени юридического лица, требование о возмещении убытков, обязаны доказать, что убытки вызваны недобросовестным и неразумным поведением (см. ст. 53 ГК и коммент. к ней).

Пленум по ст10 гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 10 ГК РФ. Пределы осуществления гражданских прав

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 10 ГК РФ. Пределы осуществления гражданских прав

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 10 ГК РФ, судебная практика применения

Разъяснения ВАС РФ

Разъяснения ВС РФ

В пп. 1, 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

Добросовестность действий сторон и злоупотребление правом

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).

Последствия нарушения запрета статьи 10 ГК РФ

Если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).

Недействительность сделки, совершенной в обход закона

К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ. При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ).

Пленум по ст10 гк рф

06 сентября 2018 года Девятый арбитражный апелляционный суд поддержал позицию юристов ЮФ «Бреева, Ем…

Убытки за ненадлежащий банковский сервис

03 августа 2018 года 19 Арбитражный апелляционный суд вынес прецедентное в российской судебной практ…

Использование криптовалюты в России с 01 июля 2018 года

Сегодня мы представляем статью Натальи Бреевой об особенностях использования криптовалюты в России:…

Судебная практика

Убытки за ненадлежащий банковский сервис можно получить с банка

03 августа 2018 года 19 Арбитражный апелляционный суд, рассмотрев резонансное дело № А36-1780/2016 о…

И снова про инвестиционные контракты: риски, преимущества и правовая природа инвестиционных контрактов (по материалам судебной практики 2011-2016 гг.)

Одним из основных вопросов, который сразу же возникает при анализе представленных любому суду докуме…

Постановление Пленума ВС РФ № 7 от 24 марта 2016 года: новое о возмещении убытков и соглашении о возмещении потерь по ст. 406.1 ГК РФ

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 7 от 24 марта 2016 года дал разъяснения по вопросам прим

Статья 10 ГК РФ: право на иск или право на защиту от него?

Все чаще в последние годы арбитражные суды РФ при разрешении самых различных по степени сложности и сфере регулирования общественных отношений судебных споров ссылаются на нормы материального права, обоснованность применения и толкование которых во многом, а порой и полностью зависит от внутреннего убеждения и самостоятельного усмотрения суда.

К числу таких норм, относятся, в том числе, и нормы статьи 10 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) о злоупотреблении правом [1].

Интенсивное применение арбитражными судами таких оценочных понятий как добросовестность и злоупотребление правом становится все более актуальным в настоящее время еще и потому, что российский правопорядок, развиваясь, обнаруживает несовершенство правовых конструкций ряда норм законодательства РФ и диктует, таким образом, объективную необходимость учитывать при постановлении судебного акта не только, и даже порой не столько буквальную правую оценку фактических обстоятельств, согласно той или иной норме права, сколько оценивать поведение участников гражданских отношений, исходя из критериев добросовестности и злоупотребления правом, разумности и должной осмотрительности участников спорных отношений.

В качестве примеров, наглядно иллюстрирующих неумолимое возрастание вышеуказанных критериев, хотелось бы привести правовую позицию, высказанную Высшим арбитражным судом РФ (далее — ВАС РФ) в следующих делах: Постановление Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 N 6132/08 по делу N А45-10354/07-35/366 (Президиум ВАС поддержал позицию о том, что приобретение имущества по цене, значительно ниже рыночной, то есть явно несоразмерной действительной стоимости этого имущества, свидетельствует о недобросовестности приобретателя), Постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4651/09 по делу N А12-11675/08-С63 (Президиум подтвердил правомерность выводов нижестоящих судов о том, что иск в части расторжения договора купли-продажи доли в уставном капитале общества правомерно удовлетворен, так как ответчиком допущено существенное нарушение договора купли-продажи, поскольку оплата приобретенной доли произведена им с просрочкой — по истечении десяти месяцев с момента установленного условиями договора срока оплаты, что свидетельствует о недобросовестности ответчика и совершении им действий, заведомо направленных на нарушение прав и законных интересов истца), Определение ВАС РФ от 04.06.2009 N ВАС-7003/09 по делу N А12-13613/08-С67 (суд, отказывая в иске, обоснованно исходил из того, что к истцу не перешло право собственности на спорное имущество ввиду ничтожности договора купли-продажи, заключенного с нарушением требований статьи 10 ГК РФ).

Вышеизложенные примеры, на наш взгляд, позволяют уверенно говорить о существенном увеличении значения критериев добросовестности, разумности и злоупотребления правом для судебной практики новейшего времени.

Актуальность и исключительная важность правильного толкования и применения статьи 10 ГК РФ, содержащей один из вышеназванных оценочных критериев, а именно злоупотребление правом, подтверждается, в том числе, появлением 25.11.2008 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Информационное письмо).

В июле 2008 г. в интервью один из разработчиков указанного Обзора, главный консультант Управления анализа и обобщения судебной практики ВАС РФ, Д.В. Новак пояснил, что идея такого Обзора появилась еще несколько лет назад, однако на тот момент не было того объема судебной практики, который можно было бы обобщать [2].

Стоит ли говорить о том, что проблема злоупотребления правом крайне многогранна и содержит в себе многочисленные материально-правовые и процессуально-правовые аспекты, поэтому в настоящей работе автор хотел бы остановиться лишь на отдельных указанных ниже материально-правовых вопросах злоупотребления правом.

Целью настоящей работы автор видит, прежде всего, исследование вопросов правового основания для применения ст.10 ГК РФ судами, возможно ли применение ст.10 ГК РФ только в узком значении, в качестве средства защиты, или же злоупотребление правом может использоваться как орудие нападения для признания сделки недействительной, каково соотношение позиции судов арбитражной системы, выраженной в судебных актах по применению ст. 10 ГК РФ, с позицией арбитражных судов по другим делам, можно ли говорить о существовании единообразной судебной практики применения судами ст. 10 ГК РФ?

Отдельно хотелось бы уделить внимание вопросу применения судами ст. 10 ГК РФ в отдельных судебных разбирательствах, осложненных наличием иностранного элемента, в которых в качестве применимого для регулирования сделки материального права сторонами избрано иностранное право, а в договоре содержится арбитражная оговорка о рассмотрении спора не в российском государственном арбитражном суде, а в иностранном третейском арбитраже.

Правовые последствия злоупотребления лица правом: право на иск или отказ в иске?

Следует отметить, что ни в научной среде, ни в судебной практике единого мнения по поводу того к чему же все таки ведет злоупотребление правом и является ли ст. 10 ГК РФ средством защиты или нападения не существует.

В соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Дословное толкование данной нормы, как представляется автору, позволяет сделать вывод о том, что единственным правовым последствием злоупотребления лицом правом может быть лишь отказ суда в защите данного права.

Отсюда возникает тезис о том, что исходя из буквального толкования нормы ст. 10 ГК РФ правовой механизм п. 2 ст. 10 ГК РФ может быть использован исключительно как механизм защиты от лица, злоупотребившего правом.

Вместе с тем, столь узкая трактовка обоснованности применения ст.10 ГК РФ судами подвергается серьезной критике, как со стороны ряда теоретиков, так и со стороны практикующих юристов, а также опровергается позицией судов.

Итак, попытаемся, проанализировать точки зрения и выявить слабые и сильные стороны сторонников и противников широкого и узкого толкования возможности применения судами ст.10 ГК РФ.

Поскольку применение ст.10 ГК РФ судами в качестве средства защиты от лица, злоупотребляющего правом не вызывает ни у кого сомнения, постараемся лишь тезисно обозначить когда же лицо вправе ссылаться на ст. 10 ГК РФ в суде:

  • — нарушение права вызвано единовременным целенаправленным недобросовестным действием со стороны Истца, обратившегося в суд. Правовые последствия – отказ в защите права Истца (п.1 Информационного письма).

К аналогичным правовым последствиям ведет злоупотребление правом (abuse of rights) и в большинстве европейских правопорядков.

Так несоблюдение сторонами сделки неких обязательных в соответствии с законодательством места заключения сделки юридических формальностей (formalities), имеющее место в связи с целенаправленным злоупотреблением правом одной из сторон сделки, не является основанием для отказа в защите права потерпевшей стороне и защиты стороны, сознательно допустившей данное нарушение: However, it is accepted that there are a few cases where non-compliance with the prescribed formalities does not lead nullity. In our case, Eric`s conduct is so evidently abusive (venire contra factum proprium), that he must be compelled by the courts to transfer the property» (according to Greece legislation) [3];

  • злоупотребление правом может иметь место лишь при условии наличия у лица соответствующего права (п.2 Информационного письма);
  • злоупотребление правом, заключается в осознанном систематическом использовании принадлежащего лицу права без намерения создать реальные юридические последствия в результате реализации принадлежащего ему права, а направлено на причинение вреда другому лицу (п.4 Информационного письма);
  • злоупотребление правом вызвано такими действиями лица, которые ставили другую сторону в положение, когда она не могла реализовать принадлежащие ей права. Очень важно в этой связи отметить, что Президиум ВАС в п.5 Информационного письма указал, что непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика;
  • реализация лицом права имеет основной целью не реальное исполнение заключенной им сделки, а стремление скрыть принадлежащие ему активы, на которые может быть обращено взыскание третьими лицами (п.10 Информационного письма).

Вместе с тем, анализ судебной практики за 2008-2009 гг. позволяет сделать вывод о том, что суды всё чаще склоняются к тому, что норма ст. 10 ГК РФ об отказе в защите должна носить активный характер и не ограничиваться пассивным поражением заявленного требования.

Впервые более или менее системно об активном характере нормы ст. 10 ГК РФ было указано в Постановлении Президиума ВАС от 20.05.2008 N 15756/07, где суд продемонстрировал готовность при наличии обстоятельств, свидетельствующих о наличии факта злоупотребления правом одной из сторон сделки, на основании пункта 2 статьи 10 и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признать спорные сделки недействительными.

Представляется, что именно вышеуказанное Постановление Президиума ВАС от 20.05.2008 N 15756/07 во многом и определило наступательный вектор ст. 10 ГК РФ, которому последовательно следует Президиум ВАС РФ, а за ним и нижестоящие суды в два года.

Определением от 08.08.2008 N 8207/08 по делу N А40-48536/07-53-426 ВАС РФ указал об общеобязательной для нижестоящих судов позиции ВАС, выраженной в Постановлении от 20.05.2008 N 15756/07, а также правовых последствиях постановления судами нижестоящих инстанций судебных актов, противоречащих данной судебной практике.

Позиция ВАС РФ о наступательном характере ст. 10 ГК прослеживается и в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» согласно которой, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам [4].

Впрочем, еще задолго до появления Постановление Президиума ВАС от 20.05.2008 N 15756/07 Президиум ВАС РФ в Постановлении от 31.10.2000 N 796/00 поддерживал позицию судов нижестоящих инстанций о возможности применения ст.10 ГК РФ для признания недействительной сделки, если целью сделки является уклонение от погашения долгов [5].

Вместе с тем, по мнению автора, стоит отметить отсутствие какой-либо чёткой логики в позиции арбитражных судов относительно применения норм о злоупотреблении правом, а соответственно и отсутствие единообразной устоявшейся судебной практики по этому вопросу.

В то время как согласно П.8 Информационного письма суд на основании положений статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом, ФАС Московского округа в Постановлении от 15.05.2009 N КГ-А40/4028-09 по делу N А40-2237/08-27-27 указал, что применение ст. 10 ГК РФ судом предусматривается, в частности, при обращении лица в суд за защитой права, при этом норма ст. 10 ГК РФ не содержит указаний на то, что на ее основе допускается предъявление требования о признании действий злоупотреблением правом и это не следует из ее смысла.

Непонятен в рассматриваемом контексте и смысл п. 5 Информационного письма о том, что непосредственной целью санкции ст. 10 ГК РФ является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления, при том, что на примере Постановления от 20.05.2008 N 15756/07 высшая судебная инстанция судов арбитражной системы продемонстрировала готовность использовать ст. 10 ГК РФ в качестве секретного оружия, своего рода палочки-выручалочки, когда, по мнению суда, применить иные нормы о недействительности сделки нельзя, но и допускать правомерность сделки также недопустимо.

Еще больше вопросов о том, когда же все-таки судам следует применять при разрешении споров ст. 10 ГК РФ создает анализ правовой позиции Президиума ВАС РФ в Постановлении от 24.03.2009 N 8207/08 по делу N А40-48536/07-53-426.

В рассматриваемом деле, суды не усмотрели оснований для применения ст. 10 ГК РФ, вопреки: а) очевидной реализации схемы по отчуждению активов общества в обход требований ст. 83 Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» [6]; б) явно заниженной цене продажи зданий и явно завышенной цене продажи акций (вопреки позиции о значении стоимости объекта, выраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 N 6132/08, для установления добросовестности сторон сделки); в) очевидной аналогичности спора позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 20 мая 2008 г. N 15756/07.

И это при том, что, как нам видится, применение ст. 10 ГК РФ теоретически в Постановлении от 24.03.2009 N 8207/08 было бы гораздо более обоснованным, нежели чем в Постановления от 20.05.2008 N 15756/07, в котором ничто не мешало суду отказать истцу в удовлетворении заявленных требований о признании сделки недействительной и указать на возможность предъявления иска об убытках к генеральному директору, действовавшему вопреки интересам общества, руководствуясь ст. 71 и 84 ФЗ «Об акционерных обществах».

В чём угроза несистемного применения судами ст. 10 ГК РФ или глава о том, помешает ли выбор применимого права российскому государственному арбитражному суду признать сделку недействительной по ст. 10 ГК РФ (на примере судебных актов, вынесенных в отношении ОАО нефтяная компания «Юкос»)

Особое место в новейшей судебной практике РФ занимают Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.08.2008 N Ф04-4947/2008(9734-А67-39) по делу N А67-3020/2007, Постановление ФАС Поволжского округа от 01.08.2008 по делу N А55-8968/07, Постановление ФАС Московского округа от 07.09.2006 N КГ-А40/7419-06 по делу N А40-69739/05-1-362.

Уникальность применения ст. 10 ГК РФ в указанных судебных актах, с нашей точки зрения, объясняется целом рядом причин.

Во-первых, данные судебные акты демонстрируют насколько большая роль отводится судейскому усмотрению в толковании таких «резиновых норм» российского законодательства как ст.10 ГК РФ и чем это грозит участникам оборота.

Выйдя за пределы предоставленных суду полномочий кассационные инстанции сразу трёх вышеуказанных округов оценили заключенные сторонами договоры поручительства, как ничтожные, с точки зрения их экономической целесообразности прибегнув для этого к ст. 10 ГК РФ: «…судебная коллегия находит правомерным вывод суда в обжалуемых актах о ничтожности договора поручительства от 25 мая 2004 года, поскольку он был заключен ОАО «Юганскнефтегаз» в интересах ОАО «Нефтяная компания «Юкос» ввиду злоупотребления указанной Нефтяной компанией своим правом, которым та обладала и благодаря которому она данным договором оказала влияние на хозяйственную деятельность ОАО «Юганскнефтегаз», в результате чего данное Общество было вынуждено его заключить, хотя эта сделка и не отвечала по своему характеру его интересам в сфере предпринимательской деятельности» [7].

Во-вторых, указанные судебные акты нарушают принцип единообразия судебной практики.

Так в Постановлении от 28.11.2006 N 9148/06 по делу N А40-38280/05-134-314 Президиум ВАС (дело Джой-Лад Дистрибьюторс Инт. Инк.), пожалуй, впервые четко сформулировал условия удовлетворения судами так называемых косвенных исков, указав на необходимость подтверждения истцом статуса акционера Общества как на момент совершения Обществом оспариваемой сделки, так и на момент предъявления иска [8].

В Постановлении же от 07.09.2006 N КГ-А40/7419-06 по делу N А40-69739/05-1-362 ФАС Московского округа вопреки обязательной для него позиции Президиума ВАС по делу N А40-38280/05-134-314 указал напротив: «Доводы в жалобе заявителя о том, что истцы не вправе были предъявлять настоящий иск, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они в настоящее время (на момент рассмотрения дела) являются акционерами ОАО «Юганскнефтегаз» со всеми вытекающими из данного обстоятельства правовыми последствиями и вправе защищать свои законные интересы, тем более что их права были нарушены спорной сделкой. Помимо этого, они обладают таким правом и в силу положений, закрепленных в ст. ст. 1, 10, 166, 361 ГК РФ, ст. 4 АПК РФ.».

При этом, указанное Постановление ФАС МО от 07.09.2006 совершенно не дает ответов на вопросы о том, как сделка, совершенная обществом может нарушать права акционера на момент её совершения таковым еще не являвшимся, какие конкретно права и законные интересы заявителя косвенного иска были нарушены заключением обществом оспариваемой сделки и как удовлетворение иска может привести к восстановлению нарушенного, хотя и не существовавшего на момент принятия соответствующего решения права, а также, почему собственно истцами были предъявлены иски о признании сделок ничтожными, а не оспоримыми, вопреки требованиям ГК РФ и Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

Наконец, в-третьих, указанные судебные акты легитимируют противозаконные схемы обхода соглашения сторон о применимом праве, арбитражной оговорки, срока исковой давности, подрывая доверие к российской судебной системе и значительно снижая уровень инвестиционной привлекательности РФ.

Следует отметить, что при принятии указанных постановлений судами осознавалось, что подача косвенных исков акционерами в рассматриваемых случаях была направлена на то, чтобы сорвать признание и приведение на территории РФ исполнение судебных актов, принятых международными арбитражами, однако, вопреки требованиям п. 5 ст. 148 АПК РФ исковые заявления не были оставлены без рассмотрения судами.

Таким образом, суды вопреки lex contractus, избранного сторонами при заключении договора, со ссылкой на то, что статут сделки распространяется только на стороны сделки, к которым истцы в данном случае не относились, своими выводами нивелировали значение принципа свободы волеизъявления сторон в избрании права, регулирующего отношения сторон по сделке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог всему вышеизложенному, прежде всего, хотелось бы отметить, что анализ судебной практики применения арбитражными судами ст. 10 ГК РФ за последние несколько лет, позволяет сделать вывод о значительно увеличивающейся роли в отправлении правосудия оценочных норм ГК РФ, к которым, безусловно, относятся нормы о злоупотреблении правом ст. 10 ГК РФ.

Изменилось и толкование судами ст.10 ГК РФ, в результате чего нормы данной статьи, традиционно рассматривавшейся исключительно в качестве механизма защиты от лица, злоупотребившего правом, в настоящее время понимаются судами значительно шире.

Практика применения судами ст. 10 ГК РФ в 2008-2009 гг. позволяет уверенно говорить об активном применении ст.10 ГК РФ судами для признания сделок недействительными.

Вместе с тем, подобные тенденции новейшей судебной практики обозначили и целый ряд острых проблем, необходимость оперативного разрешения которых диктуется недопустимостью различной правой квалификации одних и тех же фактических обстоятельств, а именно:

  • отсутствие единообразного подхода к применению судами ст. 10 ГК РФ в качестве «оружия нападения либо защиты»;
  • отсутствие выработанных практикой единых критериев для применения судами ст. 10 ГК РФ в качестве механизма оспаривания сделок;
  • отсутствие единообразия применения судами ст. 10 ГК РФ во взаимосвязи с правовой позицией Президиума ВАС по другим делам.

Не стоит забывать, что обратной стороной применения в качестве правового основания для оспаривания сделок ст. 10 ГК РФ может стать защита недобросовестной стороны по договору.

По нашему мнению, широкое применение судами ст. 10 ГК РФ в качестве правового основания для оспаривания сделок (как, например, в делах нефтяной компании «Юкос» и Кардиологического санаторного центра «Переделкино»), серьезно угрожает стабильности гражданского оборота и подрывает авторитет не только российской судебной системы, но и отрицательно влияет на инвестиционную привлекательность РФ.

Завершить настоящую работу хотелось бы цитатой из интервью заместителя председателя ВАС РФ В.В. Витрянского, по нашему мнению, максимально точно указавшего на то, когда следует применять ст. 10 ГК РФ при разрешении споров: «Я хотел бы призвать своих коллег не увлекаться возможностью решать споры на основе правил о злоупотреблении правом. Указанные нормы не рассчитаны на широкое повседневное применение. Скорее наоборот, обращение к ним оправданно лишь в тех случаях, когда отсутствуют иные возможности защитить права добросовестной стороны экономических отношений» [9].

Емельянов Валерий Станиславович, LL.M (The University of Manchester)
e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
©2011 год

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ//Собрание законодательства РФ.1994. N 32. ст. 3301.

2. Новак Д.В. Право во вред//эж-ЮРИСТ.2008. № 27 (532).

3. R. Zimmermann, S. Whittaker. Good Faith in European Contract Law.Cambridge. 2000. Р. 260.

4. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»//Вестник ВАС РФ.2009.№7.

5. Постановление Президиума ВАС РФ от 31.10.2000 N 796/00// Вестник ВАС РФ.2001.№ 1.

6. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»//Собрание законодательства РФ.1996. N 1. ст. 1.

7. Постановление ФАС Московского округа от 07.09.2006 N КГ-А40/7419-06 по делу N А40-69739/05-1-362

8. Постановление Президиума ВАС РФ от 28.11.2006 N 9148/06 по делу N А40-38280/05-134-314//Вестник ВАС РФ.2007.№2.

9. Витрянский В.В. Интервью: Мы с нетерпением ожидаем принятия Закона о корпоративных спорах //Юрист.2009.N 1.

Смотрите еще:

  • Ст 120 п2 Статья 120 Конституции РФ 1. Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. 2. Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает […]
  • Досрочное погашение кредита или вклад Сравним: что выгоднее, вклад или погашение кредита? Есть кредит. Появляются свободные деньги. Что же сделать, открыть вклад или погасить досрочно кредит? Давайте попробуем посчитать и сравнить. Что же выгоднее, погасить досрочно […]
  • Статья 228 ук рф все части 2018 УДО по 228 статье в 2018 году Вернуться назад на УДО 2018 Когда осужденные по статьям 228 и 228.1 имеют право на условно-досрочное освобождение от отбывания наказания: 1. Ч. 2 ст. 228 и все части ст. 228.1 УК РФ - три четверти срока […]
  • Закон 159 статья Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Федеральным законом от […]
  • Ст12 21 1 коап рф Статья 12.21.1 КоАП РФ - Нарушение правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства 1. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых габаритов транспортного […]
  • Дипломная договор займа Дипломная. Договор займа 2013 ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОНЯТИЯ «ДОГОВОР ЗАЙМА» В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ 5 1.1. Понятие и история развития договора займа 5 1.2. Стороны договора займа 10 1.3. Характеристика […]
admin

Обсуждение закрыто.