Постановление о защите прав потребителей 2012

Постановление о защите прав потребителей 2012

О некоторых проблемах защиты прав потребителей в свете Постановления Пленума Верховного Суда России от 28 июня 2012 года N 17 (Гошуляк Т.В.)

Дата размещения статьи: 23.05.2015

Проблема защиты прав потребителей весьма сложна, а судебная практика по ней, несмотря на значительный объем разрешенных споров в Российской Федерации, только формируется.
Действующее законодательство о защите прав потребителей включает нормы, содержащиеся в Конституции РФ, Гражданском кодексе РФ, Уголовном кодексе РФ, Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, Законе Российской Федерации «О защите прав потребителей», других законах и подзаконных актах. В данных нормативно-правовых актах содержатся нормы как специального, так и общего характера, в связи с чем в судебной практике возникают случаи неправильного толкования специальных норм, когда применяются общие правила вместо конкурирующих с ними специальных.
Подготовленное Верховным Судом РФ Постановление Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» обеспечивает правильное и единообразное разрешение вопросов, возникающих в судебной практике при рассмотрении гражданских дел указанной категории.
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2012. N 9.

В данном Постановлении содержится ряд важных разъяснений, затрагивающих сферы применения законодательства о защите прав потребителей, определение понятий существенного недостатка товара (работы, услуги), недостатка технически сложного товара, процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей, способы защиты и восстановления нарушенных прав потребителей, а также даются разъяснения по другим актуальным вопросам, возникающим в правоприменительной практике.
Так, по вопросу определения сферы применения законодательства о защите прав потребителей Верховный Суд отметил, что отношения, одной из сторон в которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой — организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом РФ (далее — ГК РФ), Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (п. 1 Постановления).
———————————
СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

В то же время, на наш взгляд, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ следует отразить положение о том, что не подпадают под действие законодательства о защите прав потребителей споры, вытекающие из отношений между гражданами, вступающими в договорные отношения между собой с целью удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд.
При этом, как справедливо указано в п. 12 Постановления, судам следует учитывать, что, «исходя из смысла пункта 4 ст. 23 ГК РФ, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица в нарушение требований, установленных пунктом 1 данной статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. К таким сделкам суд применяет законодательство о защите прав потребителей».
Таким образом, особое значение для определения сферы действия законодательства о защите прав потребителей имеет определение правовой природы заключаемых сделок и правового статуса сторон по договору. По нашему мнению, отсутствие сведений о том, что ответчик по делу является индивидуальным предпринимателем, однако фактически реализует товары, выполняет работы или оказывает услуги, т.е. выступает продавцом, исполнителем или изготовителем на постоянной основе, не является основанием для неприменения к спорным правоотношениям норм Закона о защите прав потребителей.
Кроме того, следует отметить, что в настоящее время отсутствует правовая регламентация ряда ключевых элементов, входящих в процессуальный механизм защиты прав потребителей. Так, некоторые авторы вполне обоснованно указывают на необходимость создания специальных норм, регулирующих вопросы судебной защиты прав потребителей в отношениях с иностранными контрагентами, прежде всего в отношении сроков извещения таких контрагентов по этим делам, а также четкой регламентации права потребителя защищать свои права в третейских судах .
———————————
См.: Челышев М.Ю. Закон РФ «О защите прав потребителей»: необходимость совершенствования отдельных положений // Юридический мир. 2009. N 2.

В пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда содержится важное разъяснение о том, что к отношениям по совершению нотариусом нотариальных действий, а также по оказанию квалифицированной юридической помощи адвокатами законодательство о защите прав потребителей не применяется. Данное положение, видимо, связано с особым правовым статусом нотариусов и адвокатов, предполагающим в том числе специальные виды ответственности, установленные соответствующими нормативно-правовыми актами.
В связи с этим, как представляется, в Постановлении Пленума следовало бы уделить особое внимание вопросам применения законодательства о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров оказания юридических услуг гражданам.
Полагаем, что на отношения, возникающие из договора на оказание юридических услуг, в части, не урегулированной соответствующими нормами ГК РФ, распространяется действие Закона о защите прав потребителей исходя из следующего.
В силу пункта 2 ст. 779 ГК РФ правила главы «Возмездное оказание услуг» распространяются в том числе на консультационные услуги.
В соответствии со ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде (ст. ст. 702 — 729 ГК РФ) и положения о бытовом подряде (ст. ст. 730 — 739 ГК РФ) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. ст. 779 — 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
Пункт 3 ст. 730 ГК РФ предусматривает, что к отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК РФ, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними.
Следовательно, так как договор об оказании юридических услуг — это возмездный договор, в силу которого лицо оказывает юридические услуги гражданину-потребителю, то на рассматриваемые отношения распространяется Закон о защите прав потребителей.
Вместе с тем, поскольку указанный договор по своему характеру не может в полной мере подпадать под действие гл. 3 Закона о защите прав потребителей, в силу ст. 39 названного Закона он будет распространяться на отношения, вытекающие из договора, в части, не урегулированной положениями ГК РФ, например в части общих правил (о праве граждан на предоставление информации, о компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины в предусмотренных налоговым законодательством случаях).
При этом, на наш взгляд, правовые последствия нарушения договора об оказании юридических услуг в случае отсутствия условия о стоимости таких услуг также регулируются законодательством о защите прав потребителей.
Как указано в п. 2 Обзора Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 февраля 2012 г. , отсутствие в договоре об оказании посреднических услуг, который характеризуется Верховным Судом РФ как договор оказания услуг, указание на стоимость оказываемых услуг не свидетельствует о недействительности данного договора, а лишь порождает у исполнителя право требовать от заказчика оплаты своих услуг на основании пункта 3 ст. 424 ГК РФ, в соответствии с которым в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы, услуги.
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2012. N 4.

Если рассматривать договор оказания юридических услуг как договор поручения, то данное обстоятельство, на наш взгляд, не исключает возможности распространения на данные правоотношения действия Закона о защите прав потребителей в части, не урегулированной положениями ГК РФ.
В обсуждаемом Постановлении Пленума даны важные разъяснения относительно процессуальных особенностей рассмотрения гражданских дел о защите прав потребителей. Так, в п. 24 Постановления указано, что дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, отказ в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требование имущественного характера, не подлежащее оценке, а также требование о компенсации морального вреда подсудны районному суду (ст. ст. 23, 24 Гражданского процессуального кодекса РФ).
Вместе с тем, как полагаем, в данный пункт следует включить разъяснения относительно разграничения родовой подсудности гражданских дел указанной категории между районными судами и мировыми судьями при заявлении истцом наряду с требованиями имущественного характера, не превышающими 50000 руб., требований о взыскании компенсации морального вреда, поскольку Закон о защите прав потребителей регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) .
———————————
См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 и 14 июня 2006 г. // Бюллетень ВС РФ. 2006. N 9.

Кроме того, представляется, что если требование о компенсации морального вреда является способом защиты имущественного права, когда это допускается Законом (в частности, по делам о защите прав потребителей), подсудность дела должна определяться в зависимости от цены иска по имущественному требованию, независимо от требуемой компенсации морального вреда. Данная правовая позиция была отражена в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2002 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2002 года .
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2002. N 11.

Как следует из п. 46 Постановления Пленума, при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф, независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.
При этом в указанном пункте Постановления Пленума содержится ссылка на пункт 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, однако в данном Законе отсутствует указание о взыскании суммы штрафа в пользу потребителя.
Исходя из содержания подп. 7 п. 1 ст. 46 Бюджетного кодекса РФ указанный штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя, по общему правилу, зачисляется в бюджет муниципального образования (местный бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа.
Данная правовая позиция также нашла отражение в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 г. N 10-В10-2 , приведенном в Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики при применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 1 февраля 2012 г., а также в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2006 года .
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2011. N 1.
Бюллетень ВС РФ. 2007. N 8.

В указанном Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, утвержденном 1 февраля 2012 г., имеется ссылка на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. N 14-В09-12 , в котором Верховный Суд признал правильным вывод суда кассационной инстанции о том, что потребитель не может являться получателем штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя.
———————————
Бюллетень ВС РФ. 2011. N 2.

В связи с изложенным необходимо более подробное разъяснение Верховного Суда в части определения получателя штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя. По нашему мнению, подобный штраф следует по общему правилу взыскивать в доход местного бюджета, поскольку в Законе о защите прав потребителей отсутствует специальное указание о взыскании такого штрафа в пользу потребителя.
В данном случае наложение штрафа выступает в качестве одной из форм публично-правовой ответственности изготовителя, исполнителя, импортера, продавца за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя.
В то же время в Законе о защите прав потребителей оговорены способы защиты нарушенных прав потребителей, выступающие формой частноправовой ответственности, например взыскание неустойки, возмещение убытков и т.д.

О постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 202 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Постановлением от 28 июня 2012 года N 17 « О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» ( далее также – Постановление) Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики дал судам общей юрисдикции необходимые разъяснения по вопросам применения норм материального права законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения с участием потребителей, а также по отдельным процессуальным особенностям рассмотрения в рамках гражданского судопроизводства дел о защите прав потребителей.

Принятие данного Постановления, безусловно, является одним из наиболее значимых результатов реализации перечня поручений Президента Российской Федерации от 24.01.2012 N Пр-177, которые были даны по итогам заседания Президиума Государственного совета Российской Федерации, прошедшего 16 января 2012 года в г. Саранске.

Будучи разработанным на основе материалов изучения и обобщения соответствующей судебной практики, с учетом предложений и рекомендаций Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, Постановление содержит изложение правовой позиции высшего судебного органа по гражданским делам по целому ряду принципиальных вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении дел о защите прав конкретных потребителей, группы потребителей либо неопределенного круга потребителей, включая вопросы, на которые не раз обращалось внимание со стороны Роспотребнадзора.

В этой связи, учитывая, что действенность мер, принимаемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, во многом зависит от формирующейся в рамках гражданского судопроизводства правоприменительной практики, территориальным органам Роспотребнадзора надлежит принять постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 « О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к непосредственному руководству в целях более эффективной реализации функций, связанных с защитой прав потребителей как в судебном, так и досудебном порядке.

Одновременно считаем необходимым обратить внимание на ряд отдельных положений рассматриваемого Постановления, отметив при этом нижеследующее.

1. Предметом отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, являются вполне определенные объекты гражданских прав ( см. статью 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ), надлежащее установление которых всегда имеет первостепенное значение в целях правильного определения норм права, подлежащих применению в каждом конкретном случае.

Именно поэтому в Постановлении разъясняется, что следует понимать под товаром, работой и услугой, которые гражданин приобретает ( имеет намерение приобрести), заказывает ( имеет намерение заказать) либо использует для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

В этой связи дополнительно следует иметь в виду, что, поскольку товар является вещью, применительно к нему в рамках потребительских правоотношений среди прочего применяются общие положения ГК РФ о недвижимых и движимых вещах ( статья 130), о неделимых и сложных вещах ( статьи 133 и 134), о главной вещи и принадлежности ( статья 135) ( в частности, положения пункта 3 статьи 19 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 « О защите прав потребителей» ( далее – Закон о защите прав потребителей либо Закон) о порядке исчисления гарантийных сроков на комплектующие изделия и составные части основного товара полностью корреспондируются с соответствующими диспозициями статей 135 и 134 ГК РФ).

Отдельное разъяснение дается в Постановлении относительно финансовой услуги, под которой следует понимать услугу ( т.е. действие ( комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора), оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и ( или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав ( предоставление кредитов ( займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов ( депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Соответственно, к отдельным видам обязательств, возникшим на основе договора возмездного оказания потребителю той или иной финансовой услуги, будут применяться положения главы 42 « Заем и кредит», главы 44 « Банковский вклад», главы 45 « Банковский счет» ГК РФ, Федерального закона от 27 июня 2011 года N 161-ФЗ « О национальной платежной системе», Федерального закона от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ « О ломбардах» и др.

Существо финансовой услуги как предмета гражданско-правовых отношений с участием потребителей, сформулированное в Постановлении, не отождествляется и не свидетельствует о наличии какого-либо противоречия с определением финансовой услуги, содержащемся в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ « О защите конкуренции», так как принятые в нем понятия используются исключительно для сферы применения данного Федерального закона.

2. В пункте 2 Постановления при перечислении отдельных видов договорных отношений с участием потребителей, которые регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации определено, что Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами, также к договорам страхования ( как личного, так и имущественного).

Тем самым была разрешена коллизия, возникшая после появления Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года, в котором содержалось утверждение о том, что « отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона Российской Федерации „О защите прав потребителей“ и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются».

В этой связи применительно к договорам страхования ( так же, как и к отношениям, возникающим из договоров об оказании иных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона о защите прав потребителей) с учетом разъяснений, изложенных в абзаце 2 пункта 2 Постановления, должны применяться общие положения Закона, в частности, о праве граждан на предоставление информации ( статьи 8 – 12), об ответственности за нарушение прав потребителей ( статья 13), о возмещении вреда ( статья 14), о компенсации морального вреда ( статья 15), об альтернативной подсудности ( пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины ( пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Дополнительно в контексте сохраняющейся проблематики обеспечения защиты прав потребителей-заемщиков от недобросовестной практики навязывания при получении кредита страховых услуг обращаем внимание, что застраховать свою жизнь и здоровье гражданин-заемщик в качестве страхователя по договору личного страхования ( статья 934 ГК РФ) может исключительно при наличии его собственного волеизъявления ( которое не предполагает любого рода понуждение извне – см. в этой связи информационное письмо Росстрахнадзора от 22.11.2010 N 8934/02-03 « По вопросам личного страхования заемщиков»).

Поэтому сама возможность кредитной организации быть выгодоприобретателем по договору личного страхования гражданина в той ситуации, когда страховым случаем в таком договоре названо причинение вреда жизни или здоровью непосредственно страхователя-заемщика, выдаваемая за « меру по снижению риска невозврата кредита», даже при декларируемой вариативности в получении того же кредитного продукта без сопутствующей услуги в виде « добровольного» страхования жизни и здоровья, изначально не только не выглядит правомочной, но и содержит все признаки навязывания заемщику соответствующей услуги страховщика.

С учетом названных обстоятельств в каждом случае обременения страхованием кредитного договора с заемщиком необходима проверка всех факторов, сопутствовавших заключению как самого кредитного договора ( в контексте соблюдения банком требований статьи 16 Закона о защите прав потребителей), так и договора личного страхования в пользу лица, не являющегося страхователем ( статья 934 ГК РФ).

3. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 4 Постановления, законодательство о защите прав потребителей подлежит применению к отношениям сторон предварительного договора, если по его условиям гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести товары ( работы, услуги).

Очевидно, что установление таких обстоятельств применительно к предварительному договору в каждом случае должно предполагать следование правилам о толковании договора, установленным в статье 431 ГК РФ, согласно которым при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений и в случае неясности буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. При невозможности определить содержание договора изложенным способом данная статья предписывает выяснить действительную волю сторон, имея в виду цель соглашения. При этом предлагается « принять во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон».

Если же целью ( предметом) предварительного договора, понятие которого приведено в статье 429 ГК РФ, действительно является только обязательство сторон заключить соответствующий основной договор в будущем, а не как таковая обязанность по передаче потребителю соответствующего товара ( результата выполненной работы либо оказанной услуги), то такой договор как таковых потребительских правоотношений не устанавливает.

4. В пункте 8 Постановления даются разъяснения по поводу того, что в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, подлежат защите также права и законные интересы граждан, имеющих право на государственную социальную помощь и использующих в ходе ее реализации ( предоставления) соответствующие товары или услуги.

Указанное, в частности, означает, что если гражданам, категории которых перечислены в статье 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ « О государственной социальной помощи», имеющим право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в результате предоставления этих услуг, определенных в статье 6.2 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ « О государственной социальной помощи», был причинен вред жизни, здоровью, имуществу вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков соответствующего товара ( услуги), такой вред подлежит возмещению в полном объеме ( статья 14 Закона о защите прав потребителей, § 3 главы 59 ГК РФ). Возникшие в этой связи требования получатели ( пользователи) социальных услуг вправе предъявить к изготовителю ( продавцу) таких товаров, исполнителю услуг. Соответственно в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, должны разрешаться вопросы о компенсации таким гражданам морального вреда ( статья 15 Закона) и об альтернативной подсудности ( пункт 2 статьи 17 Закона).

Аналогичным образом следует трактовать и пункт 9 Постановления, согласно которому законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями как в рамках добровольного, так и обязательного медицинского страхования ( при том, что согласно части 2 статьи 84 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ « Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» « платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования»).

5. При руководстве положениями пункта 6 Постановления дополнительно следует иметь в виду следующее:

1) В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 ( далее – Основы о нотариате) нотариальная деятельность, предусматривающая совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Более того, согласно статье 6 Основ о нотариате нотариусам запрещено заниматься самостоятельной предпринимательской и любой иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской, а также оказывать посреднические услуги при заключении договоров.

Все виды нотариальных действий и правила их совершения изложены в разделе II Основ о нотариате, а вопросы оплаты нотариальных действий разрешены в статье 22.

Отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуются в судебном порядке ( статья 33 Основ о нотариате), причем в силу соответствующих положений пункта 10 статьи 262 и главы 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ( далее – ГПК РФ) – в порядке особого производства.

2) Правовую основу деятельности адвокатов определяет Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ « Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статья 1 которого устанавливает, что « адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам ( далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

При этом адвокатская деятельность, так же, как и деятельность нотариусов, не является предпринимательской.

6. Принимая во внимание содержание пункта 12 Постановления, следует иметь в виду, что при решении вопроса о реализации территориальными органами Роспотребнадзора своих полномочий, связанных с защитой прав потребителей ( неопределенного круга потребителей) в судебном порядке ( статьи 46, 47 ГПК РФ, статьи 40, 46 Закона о защите прав потребителей), инициативное обращение в суд либо вступление в процесс для дачи заключения по делу изначально предполагают, что в каждом случае наличие потребительских правоотношений с соответствующим субъектом этих отношений ( определение которых содержится в преамбуле Закона) со статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя априори подразумевается.

Однако если суд при рассмотрении гражданского дела по спору между физическими лицами посчитает возможным применить законодательство о защите прав потребителей, сочтя, что к ответчику применимы положения пункта 4 статьи 23 ГК РФ, и в этой связи примет решение о привлечении к участию в деле государственного органа, уполномоченного давать заключение по делу в целях реализации возложенных на него функций по защите прав потребителей, такое заключение со стороны территориального органа Роспотребнадзора должно даваться применительно к фактическим обстоятельствам совершения соответствующей сделки безотносительно к факту отсутствия у физического лица, нарушившего права потребителя, государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

7. Разъясняя в Постановлении целый ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции ( тем самым это означает неподведомственность данной категории дел третейским судам).

Судам общей юрисдикции подведомственны дела по заявлениям Роспотребнадзора ( его территориальных органов) о ликвидации изготовителя ( исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя ( уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное ( два и более раза в течение одного календарного года) или грубое ( повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей ( подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), а также дела по искам к изготовителю ( продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей.

При этом районному суду ( статья 24 ГПК РФ) подсудны дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей ( например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требования имущественного характера, не подлежащие оценке, а также требования о компенсации морального вреда.

8. Пункты 25, 26 Постановления посвящены разъяснениям порядка применения правила об альтернативной подсудности дел о защите прав потребителей.

В этой связи следует иметь в виду, что все заявления о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, т.е. по месту нахождения ответчика.

Заявления же полномочных в силу закона лиц, к числу которых относится Роспотребнадзор ( его территориальные органы), поданные ими в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, направляются в суд с учетом права истца на альтернативную подсудность ( часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей).

В том случае, если исковое заявление подано в суд самим потребителем, причем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, которое не оспаривается, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Точно так же судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

9. По предложению Роспотребнадзора в Постановлении нашло отражение разъяснение процессуального статуса органа, дающего заключение по делу, каковым является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека ( ее территориальные органы) в силу взаимосвязанных положений статьи 40 Закона о защите прав потребителей и статьи 47 ГПК РФ.

На этот счет в пункте 27 Постановления говорится о том, что в данном случае привлечение такого органа в процесс в качестве третьих лиц, чей процессуальный статус установлен статьями 42, 43 ГПК РФ, не допускается, а само заключение может быть дано как в устной, так и в письменной форме.

По общему правилу, закрепленному в статье 189 ГПК, слово для заключения по делу предоставляется представителю государственного органа после исследования всех доказательств, после чего при отсутствии у других лиц, участвующих в деле ( их представителей), дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и переходит к судебным прениям ( статья 190 ГПК РФ).

В Постановлении особо отмечено, что заключение по делу не относится к доказательствам по делу ( статья 55 ГПК РФ), а суждения суда в отношении заключения должны быть отражены в мотивировочной части решения.

10. В разделе Постановления о способах защиты и восстановления нарушенных прав потребителей конкретизированы многие вопросы, связанные с порядком исчисления договорных и законных неустоек, предусмотренных положениями статей 23, 23.1, 28, 30, 31 Закона о защите прав потребителей.

При этом указывается, что применение статьи 333 ГК РФ ( об уменьшении неустойки) по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях, по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Одновременно Постановлением разрешается вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со статьей 330 ГК РФ « должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения».

В этой связи в Постановлении сказано, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем ( исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный Законом особый способ обеспечения исполнения обязательств ( статья 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия ( статья 307 ГК РФ), а не как судебный штраф ( статья 105 ГПК РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям пункта 2 части 1 статьи 3.2 и статьи 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ( далее – КоАП РФ) является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу части 1 статьи 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях.

11. Особое внимание необходимо обратить на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешения судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями ( физическими лицами), тем более, что он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров ( информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 146).

Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств, одной их сторон которого является субъект, осуществляющий лицензируемый вид деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы.

Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика ( физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону ( тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Так как по общему правилу не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника ( пункт 2 статьи 388 ГК РФ), Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку ( иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки ( статья 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения ( статья 178 ГК РФ).

Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите.

При этом основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его ( т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности, изначально регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте ( пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 « О банках и банковской деятельности»), в связи с чем любая « договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения, в принципе ничтожна.

В этой связи по-прежнему не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком ( физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке.

При этом при оценке ( в контексте содержания пункта 51 Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с « согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика ( с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда ( пункт 45 Постановления).

Смотрите еще:

  • Воинская часть 2049 город бикин ФОРУМ.ПОГРАНИЧНИК В/ч 2049 больше нет? Циклон707 04 Dec 2013 Сделал запрос в отряд о награждениях, получил ответ с обратным адресом: г. Бикин, в/ч 9783"В". Получается наш отряд расформировали, присоединили к Хабаровскому отряду? Кто что […]
  • Возврат обеспечительного платежа при расторжении договора аренды Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 апреля 2013 г. N Ф05-2776/13 по делу N А40-42841/2012 (ключевые темы: арендная плата - арендодатель - обеспечительный платеж - односторонний порядок - […]
  • Выселение из жилых помещений рб Некоторые аспекты выселения граждан из жилых помещений по требованию собственника Конституцией Республики Беларусь гражданам гарантировано право на жилище. В статье 48 Основного закона нашего государства закреплено положение о том, что […]
  • Уфа земельные участки ижс Земельные участки под ИЖС в Уфе Уфа - Иглино, 100 км Подробнее Уфа - Оренбург, 35 км Подробнее Уфа - Акбердино, 17 км Подробнее Уфа - Оренбург, 28 км Подробнее Бирский тракт, 197 км Подробнее Уфа - Москва, 10 […]
  • Дневник практики в ск рф Отчёт по практике МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПО ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВУ «Государственного права и правоохранительной деятельности» О прохождении учебной практики в Главном следственном управлении Следственного […]
  • Кувшиновский мировой суд Дело № 11-13/2011 Дело № 11 - 13/2011 09 ноября 2011 года г. Кувшиново Кувшиновский районный суд Тверской области в составе председательствующего судьи Иванковича А.В., при секретаре Чернышевой Н.А., рассмотрев в открытом судебном […]
admin

Обсуждение закрыто.