Права осужденных конституционный суд

Права осужденных конституционный суд

Права осужденных конституционный суд

С 14 декабря 2012 года вступил в силу Федеральный закон N 208-ФЗ «О внесении изменений в статьи 78 и 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статью 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», которым закреплено право осужденного ходатайствовать перед судом о замене неотбытой части наказания на более мягкое или изменении вида исправительного учреждения.

Таким образом, после внесения изменений в ст.ст. 78, 175 УИК РФ и ст. 399 УПК РФ, законодательно закреплено право осужденного обращаться самому или через адвоката (законного представителя) в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким его видом или об изменении вида исправительного учреждения.

Ранее, данное право являлось компетенцией органа или учреждения, исполняющего наказание, и суд рассматривал данные вопросы только по представлению учреждения (органа), исполняющего наказание, что противоречило позиции Конституционного Суда РФ (определения от 18 ноября 2004г. N 363-О и от 20 октября 2005г. N 388-О). Конституционный Суд РФ указывал, что УИК РФ и УПК РФ не препятствуют осужденному обращаться в суд с такой просьбой и предполагает обязанность суда рассмотреть ее по существу. Данная позиция основана на конституционном праве каждого осужденного, за преступление просить о смягчении наказания.

Кроме того, названным Федеральным законом № 208-ФЗ прописан порядок подачи ходатайства о замене неотбытой части наказания на более мягкое или изменении вида исправительного учреждения. В частности, это делается через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. К ходатайству прилагается характеристика на осужденного. В ней указываются данные о поведении лица, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, а также к совершенному им деянию. Там же приводятся сведения о возмещении осужденным причиненного в результате преступления ущерба. В отношении тех, кто отбывает наказание за преступления против половой неприкосновенности малолетнего и болен педофилией, в характеристике обязательно отражаются данные о примененных к ним принудительных мерах медицинского характера и их отношении к лечению. К ходатайству такого осужденного прилагают заключение его лечащего врача.

Наряду с этим, внесены необходимые коррективы в порядок разрешения судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

Принятые изменения, делают единообразным подход к положениям ст. 175 УИК РФ, предусматривающей порядок обращения осужденных с ходатайствами об освобождении от отбывания наказания или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

КС разрешил пожизненно осужденным одно длительное свидание в год

Конституционный суд РФ опубликовал постановление, разрешающее пожизненно осужденным длительные свидания с родными в первые 10 лет отбывания наказания. Суд постановил внести соответствующие изменения в Уголовно-исполнительный кодекс (УИК).

КС проверял конституционность пункта «б» ч. 3 ст. 125 и ч. 3 ст. 127 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), разъясняющие время и количество длительных свиданий для заключенных, отбывающих наказание в колонии строгого режима. Поводом для проверки послужили две жалобы: Николая Королева, который был приговорен Мосгорсудом к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима в строгих условиях, на его счету создание неонацистской террористической организации «СПАС», а также девять терактов, в том числе взрыв на Черкизовском рынке в центре Москвы в 2006 году (см. «Организаторы взрыва на Черкизовском рынке получили длительные сроки»), и Антона Мацынина, осужденного пожизненно за двойное убийство.

Королев и его супруга Вероника Королева неоднократно обращались в Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН) с просьбой о предоставлении им длительных свиданий. Такие заключенные, как Королев, отбывают наказание в помещениях камерного типа, и им разрешено два краткосрочных свидания – до 4 часов в год. Отбывающим наказание не в строгих условиях разрешается два длительных свидания – до 3 суток в год. В обычные условия содержания Королева могут перевести только через 10 лет заключения. Королевы хотели зачать ребенка с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, однако такая процедура, по заключению медиков, без разрешенного длительного свидания невозможна. Это, по мнению заявителей, является нарушением права на семейную жизнь, в том числе лица, не совершавшего преступлений, и противоречит Конституции, а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод в их истолковании ЕСПЧ.

В одно дело с жалобой Королевых был объединен запрос Вологодского областного суда по делу Антона Мацынина, приговоренного к пожизненному сроку за двойное убийство. Его жена и дочь просили разрешить им длительные свидания. Белозерский райсуд Вологодской области в апреле этого года признал незаконным отказ в предоставлении им длительного свидания и возложил на администрацию исправительного учреждения обязанность предоставлять одно такое свидание в год. Суд сослался в числе прочего на постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 30 июня 2015 года по делу «Хорошенко против России» (см. «Когда тюрьма не способствует социализации»). Однако Вологодский областной суд, рассматривая апелляционную жалобу ФСИН, нашел неопределенность в вопросе о конституционности подлежащих применению в этом деле п. «б» ч. 3 ст. 125 и ч. 3 ст. 127 УИК и направил запрос в КС.

КС, в свою очередь, нашел в законодательстве противоречия. По закону в первые 10 лет заключения пожизненно осужденного его нельзя перевести в обычные условия содержания, то есть это является запретом на длительные свидания. Однако закон говорит о том, что за хорошее поведение осужденного ему можно разрешить дополнительное свидание. КС отмечает, что на практике обычно такого не происходит. Суд посчитал, что это не позволяет индивидуализировать исправительное воздействие наказания и не соответствует российской Конституции и положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее интерпретации Европейским судом по правам человека. КС отметил, что длительные свидания не должны предоставляться в качестве поощрения по усмотрению администрации колонии . Законодателю необходимо установить условия и порядок реализации прав заключенных на длительные свидания. Даже если осужденный не отсидел 10 лет, ему полагается одно длительное свидание в год, решил КС.

С текстом постановления КС от 15 ноября 2016 г. № 24-П по делу о проверке конституционности пункта «б» части третьей статьи 125 и части третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Вологодского областного суда и жалобой граждан Н. В. Королева и В. В. Королевой можно ознакомиться здесь.

Конституционный суд РФ разрешил пожизненно осужденным длительные свидания

Москва. 17 ноября. INTERFAX.RU — Конституционный суд РФ признал право пожизненно заключенных, в том числе отсидевших менее 10 лет, на длительные свидания и постановил внести соответствующие изменения в Уголовно-исполнительный кодекс (УИК).

Как следует из постановления, опубликованного на официальном сайте суда, в КС обратились супруги Королевы и Вологодский суд по делу Антона Мацынина. Согласно позиции заявителей, действующие нормы УИК РФ нарушают право на семейную жизнь пожизненно осужденных, запрещая им длительные свидания с супругами в течение первых 10 лет отбывания наказания.

Изучив дело, суд признал действующую норму нарушающей права осужденных. Согласно закону, за хорошее поведение осужденным к лишению свободы могут разрешить дополнительное длительное свидание, однако на практике этого не происходит. Закон трактуется как исключающий предоставление поощрения до перевода в обычные или облегченные условия отбывания наказания. При этом в первые 10 лет заключения, независимо от поведения пожизненно осужденного, его перевод в более щадящие условия невозможен. Это может рассматриваться как запрет на длительные свидания.

Согласно позиции КС, такой подход не позволяет индивидуализировать исправительное воздействие наказания, не соответствует российской Конституции и положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее интерпретации ЕСПЧ. При этом КС отметил, что поставленная конституционная проблема не может быть решена единственным способом — предоставлением свиданий в качестве поощрения по усмотрению администрации уголовно-исполнительного учреждения.

Суд постановил федеральному законодателю исправить ситуацию. При этом, впредь до внесения в закон надлежащих изменений, осужденному к пожизненному лишению свободы, даже если он еще не отсидел 10 лет, должно предоставляться право, по крайней мере, на одно длительное свидание в год.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2003 г. N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича

Комментарии Российской Газеты

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего А.Л. Кононова, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

с участием представителя заявителя — адвоката Н.В.Пономаревой и представителя Совета Федерации — доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99 и 86 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 УИК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Грузии З.Р. Шенгелая на нарушение его конституционных прав положениями частей первой и второй статьи 118 УИК Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации примененные в деле заявителя положения части первой и пункта «г» части второй статьи 118 УИК Российской Федерации, в силу которых запрещаются свидания осужденным к лишению свободы, водворенным в штрафной изолятор исправительных учреждений, а осужденным, переведенным в порядке взыскания в помещение камерного типа, позволяется иметь с разрешения администрации исправительного учреждения только одно краткосрочное свидание в течение шести месяцев.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.Д. Рудкина, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Генерального прокурора Российской Федерации — О.Б. Лысягина, от Министерства юстиции Российской Федерации — О.В. Филимонова, от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации — В.И. Селиверстова, от Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации — В.Ф. Абрамкина, от Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации — Ю.М. Боровкова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. З.Р. Шенгелая, осужденный за совершение разбоя (пункты «а», «б» части третьей статьи 162 УК Российской Федерации) к двенадцати годам лишения свободы и отбывавший наказание в колонии общего режима, по постановлению суда был переведен на три года на тюремный режим отбывания наказания. Как в период нахождения в колонии, так и в период нахождения в тюрьме за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания он подвергался дисциплинарным взысканиям в виде перевода в помещение камерного типа и водворения в штрафной изолятор. При этом администрация названных учреждений со ссылкой на положения статьи 118 УИК Российской Федерации отказывала адвокату, приглашавшемуся по просьбе З.Р. Шенгелая для оказания помощи в подготовке жалоб на приговор, другие судебные решения и на решения администрации исправительных учреждений о наложении дисциплинарных взысканий, в предоставлении свиданий с клиентом.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации З.Р. Шенгелая утверждает, что в соответствии с примененными в отношении него положениями части первой и пункта «г» части второй статьи 118 УИК Российской Федерации — во взаимосвязи со статьей 89 того же Кодекса, регламентирующей порядок предоставления свиданий осужденному к лишению свободы, — осужденный, переведенный в штрафной изолятор или в помещение камерного типа, лишается права на свидания с адвокатом, причем на неопределенное время, поскольку эти виды дисциплинарных взысканий могут назначаться подряд неограниченное число раз в связи с новыми нарушениями. Тем самым, по мнению заявителя, ущемляются его права на получение квалифицированной юридической помощи и на защиту его прав и свобод, в том числе путем обжалования приговора, других судебных решений, а также решений администрации исправительного учреждения о наложении дисциплинарных взысканий, что противоречит статьям 45 (часть 1), 48 (часть 1) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются положения части первой и пункта «г» части второй статьи 118 УИК Российской Федерации, которыми устанавливаются ограничения права осужденных, водворенных в штрафной изолятор или переведенных в помещение камерного типа, на свидания, во взаимосвязи с положениями статьи 89 данного Кодекса, регламентирующими предоставление осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

2. Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1), а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления — право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (часть 2). Исходя из того, что Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а также при исполнении приговора. Само по себе осуждение лица за совершенное преступление и даже назначение ему в качестве наказания лишения свободы не могут признаваться достаточным основанием для ограничения его в праве на защиту своих прав и законных интересов путем обжалования приговора и других решений по уголовному делу, заявления ходатайств о смягчении назначенного по приговору суда наказания, возражения против представления администрации учреждения, исполняющего наказание, об изменении назначенного судом наказания на более тяжкое или об изменении режима отбывания наказания.

С учетом особенностей статуса осужденного право на квалифицированную юридическую помощь гарантируется ему не только для обеспечения возможности отстаивать свои интересы в рамках уголовного процесса, но и для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание. То обстоятельство, что осужденный, отбывающий наказание в виде лишения свободы, и тем более водворенный в штрафной изолятор или переведенный в помещение камерного типа, находится в подчиненном, зависимом от администрации исполняющего наказание учреждения положении и ограничен в правомочиях лично защищать свои права и законные интересы, предопределяет особую значимость безотлагательного обеспечения ему права пригласить для оказания юридической помощи адвоката (защитника) и реальной возможности воспользоваться ею.

Реализация осужденным права на помощь адвоката (защитника), как и права на квалифицированную юридическую помощь в целом, в том числе по вопросам, связанным с применением дисциплинарных взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания, предполагает создание условий, позволяющих ему сообщить адвокату о существе своих требований по тому или иному вопросу и предоставить всю необходимую для их отстаивания информацию, а адвокату — оказать своему доверителю консультативную помощь и согласовать с ним действия по защите его прав и законных интересов.

В этих целях Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что обвиняемый — вне зависимости от стадии уголовного судопроизводства — имеет право пользоваться помощью защитника и иметь свидания с ним наедине и конфиденциально, а защитник в свою очередь вправе иметь свидания с подзащитным, знакомиться с материалами уголовного дела, подготавливать и подавать жалобы в защиту его интересов (статьи 16, 47 и 53).

Право на получение юридической помощи гарантируется осужденным и Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (статья 12). Для ее получения осужденному, согласно части четвертой статьи 89 УИК Российской Федерации, по его заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи; по желанию осужденного и указанных лиц свидания могут предоставляться наедине.

Введенным в действие с 1 июля 2002 года Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» также предусматривается, что адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации (статья 6).

Закрепляя право адвоката на свидание с обвиняемым или иным доверителем, законодательство Российской Федерации гарантирует, что число свиданий и их продолжительность не могут быть ограничены (пункт 9 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации, подпункт 5 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

3. Непосредственное общение с адвокатом — важная составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи, которое в силу Конституции Российской Федерации ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе в части определения количества и продолжительности предоставляемых в этих целях свиданий. Федеральный законодатель, как следует из статей 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 55 (часть 3), вправе конкретизировать содержание закрепленного в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации права и устанавливать правовые механизмы его осуществления, условия и порядок реализации, но при этом не должен допускать искажения существа данного права и введения таких его ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями. Данная правовая позиция, сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 октября 2001 года по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 УПК РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», сохраняет свою силу.

Право каждого задержанного или находящегося в заключении лица связываться и консультироваться с адвокатом провозглашено и в утвержденном Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, предусматривающем предоставление необходимых для этого времени и условий и недопустимость временных отмены или ограничения права на посещение заключенного адвокатом без промедления и цензуры, кроме исключительных обстоятельств, которые определяются законом или установленными в соответствии с законом правилами, когда, по мнению судебного или иного органа, это необходимо для поддержания безопасности и порядка (пункты 1, 2 и 3 принципа 18).

Конституционные положения о праве на получение квалифицированной юридической помощи применительно к осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, конкретизированы в части четвертой статьи 89 УИК Российской Федерации, которая связывает предоставление свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи осужденным, только с подачей осужденным соответствующего заявления. Каких-либо дополнительных, носящих ограничительный характер условий предоставления осужденному свиданий с адвокатом закон не предусматривает, из чего следует, что администрация не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом.

Это согласуется с выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 октября 2001 года правовой позицией, согласно которой выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а реализация закрепленного в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации права подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена разрешением соответствующего должностного лица или органа.

Об уведомительном, а не разрешительном, характере предусмотренного частью четвертой статьи 89 УИК Российской Федерации порядка предоставления осужденному свиданий с адвокатом свидетельствует, в частности, закрепление в параграфе 14 принятых на основе Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (утверждены приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 30 июля 2001 года N 224) положения, согласно которому количество и продолжительность свиданий осужденного с адвокатом не ограничиваются.

Не вытекает право администрации учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, отказать осужденному в свидании с адвокатом и из рассматриваемых положений статьи 118 УИК Российской Федерации, содержащих запрет на свидания для осужденных, водворенных в штрафной изолятор (часть первая), и ограничение количества свиданий одним краткосрочным свиданием в течение шести месяцев для осужденных, переведенных в единое помещение камерного типа, помещение камерного типа или одиночную камеру (пункт «г» части второй). Названные положения устанавливают особые условия содержания осужденных к лишению свободы в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах и не содержат каких-либо предписаний, регламентирующих получение осужденным юридической помощи, в том числе предоставление ему свиданий с приглашенным адвокатом, и, следовательно, не могут расцениваться как затрагивающие право на квалифицированную юридическую помощь.

Как следует из статьи 89 УИК Российской Федерации, законодатель, предусматривая предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются им в целях сохранения социально-полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой — свидания с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи. Именно с учетом различий в правовой природе и сущности этих видов свиданий, законодатель, хотя и использует для их обозначения один и тот же термин, вместе с тем по-разному подходит к их регламентации исходя из того, что, если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведения, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами, как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в статье 48 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, не требует подобного урегулирования. Свидетельством нетождественности указанных видов свиданий является и то, что свидания с адвокатами и лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, не засчитываются в число свиданий с родственниками и иными лицами (параграф 14 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений).

Таким образом, положения части первой и пункта «г» части второй статьи 118 УИК Российской Федерации — по их конституционно-правовому смыслу в системе норм — не могут расцениваться как допускающие возможность ограничения права осужденного, переведенного в период отбывания наказания в виде лишения свободы в штрафной изолятор или помещение камерного типа, на свидания с адвокатом или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

Иное истолкование данных положений лишило бы этих лиц возможности в полной мере воспользоваться гарантированными им Конституцией Российской Федерации правом на получение квалифицированной юридической помощи и правом на судебную защиту, ограничение которых, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть оправдано целями, указанными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, и недопустимо ни при каких обстоятельствах (постановления от 13 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 УПК РСФСР, от 27 марта 1996 года по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», от 27 июня 2000 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР).

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать положения части первой и пункта «г» части второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со статьей 89 данного Кодекса эти положения не предполагают, что установленные ими ограничения распространяются на свидания осужденных, находящихся в штрафных изоляторах и помещениях камерного типа, с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, и тем самым не препятствуют получению ими квалифицированной юридической помощи.

Конституционно-правовой смысл указанных положений, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд Российской Федерации

Одиноким предоставляется

Положения статей 125 и 127 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ КС изучал по просьбе супругов Николая и Вероники Королевых, а также Вологодского областного суда, который рассматривает жалобу супруги Антона Мацынина Олеси. И Королев, и Мацынин были осуждены к пожизненному отбыванию наказания за совершение особо тяжких преступлений: первый — за совершение теракта на Черкизовском рынке и убийство китайского предпринимателя, второй — за расправу над родителями своей бывшей девушки Анны.

Оба преступника женаты, и супруги хотят иметь от них детей. Однако в соответствии со статьей 127 УИК первые 10 лет все осужденные пожизненно проводят в так называемых «строгих условиях»: их содержат в камерах, разрешают одну прогулку в день длительностью полтора часа и два краткосрочных — по три часа — свидания в год.

Послабление этого режима ранее чем через 10 лет по закону невозможно ни при каких условиях. Длительные свидания предоставляются осужденным пожизненно после перевода из строгих условий содержания в обычные. И получается, что до истечения этого срока наказание отбывают и жены: а это нарушение права на семейную жизнь. Изучив обстоятельства дела, КС действительно обнаружил неопределенность в сложившейся правоприменительной практике.

Дело в том, что статьи 113 и 114 кодекса в качестве одной из мер поощрения для заключенных содержат возможность предоставления дополнительного краткосрочного или длительного свидания, не оговаривая при этом ни ограничения, ни исключения применения такой меры положительного воздействия в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы. Однако в правоприменительной практике поощрения такого рода для них исключаются. Судьи также отметили, что хотя пожизненное наказание и является в некоторых случаях заменой смертной казни, но вместе с тем не исключает для заключенного возможности просить о помиловании, смягчении наказания или даже амнистии. В этом случае особое значение приобретает возможность его исправления, возвращения к нормальной жизни.

— При регламентации порядка предоставления длительных свиданий федеральный законодатель не может не учитывать, что они не только потенциально способствуют исправлению осужденного, но и обеспечивают реализацию прав членов его семьи в сфере семейных отношений, — отдельно подчеркнул КС. В связи с этим, а также с учетом положений международных правовых актов и решений ЕСПЧ КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения УИК в той мере, в которой «они не предусматривают возможность предоставления длительных свиданий лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, в первые десять лет отбывания наказания». Законодателю надо разработать механизм, позволяющий таким осужденным реализовать это право.

Конституционный Суд РФ признал за осужденными, которым назначено пожизненное лишение свободы, право на одно длительное свидание в год

Постановлением Конституционного Суда РФ от 15.11.2016 № 24-П признаны несоответствующими Конституции РФ положения п. «б» ч. 3 ст. 125 УИК РФ и ч. 3 ст. 127 УИК РФ в той мере, в какой они исключали возможность предоставления длительных свиданий лицам, осужденным к пожизненному лишению свободы, в течение первых 10 лет отбывания наказания.

Так, согласно п. «б» ч. 3 ст. 125 УИК РФ осужденные, отбывающие наказание в обычных условиях в исправительных колониях особого режима, имеют право на два длительных свидания в течение года.

Вместе с тем, в силу ч. 3 ст. 127 УИК РФ осужденные, отбывающие пожизненное лишение свободы, по прибытию в исправительную колонию особого режима помещаются в строгие условия отбывания наказания. Перевод из строгих условий отбывания наказания в обычные условия отбывания наказания производится по отбытии не менее 10 лет в строгих условиях отбывания наказания.

Таким образом, до принятия Конституционным Судом РФ постановления от 15.11.2016 осужденные к пожизненному лишению свободы могли рассчитывать на длительное свидание с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками только лишь после перевода на обычные условия отбывания наказания при отбытии в исправительном учреждении 10 лет.

Конституционный Суд РФ посчитал данные требования УИК РФ не соответствующими нормам Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признал за указанной категорией осужденных право на одно длительное свидание в год в течение первых 10 лет пребывания в колонии особого режима.

Данные нормы будут действовать до внесения в федеральное законодательство соответствующих изменений.

По материалам, предоставленным старшим помощником прокурора области по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний

Смотрите еще:

  • 2281 ук рф до 2012 Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2012 г. N 45-Д12-16 Суд изменил приговор и смягчил назначенное наказание, переквалифицировав действия осужденного как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в […]
  • Перечень документов на получение квартиры военнослужащим Постановка в очередь и получение жилья военнослужащему с выслугой более 20 календарных лет Я военнослужащий, первый контракт заключен в 1993 году. В 2003 г. уволился по окончанию контракта. В 2004 году призвался и заключил очередной […]
  • Сколько компенсация за жилье военнослужащим Новые правила расчета денежной компенсации за наем жилья военнослужащим Согласно изменениям в порядок выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений (постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 […]
  • Монография правонарушения Список трудов автора Белоновский В.Н. Правонарушения и юридическая ответственность в избирательном праве. Историческая практика и современность / Под ред. проф. А.С. Прудникова. - М.: ЮНИТИ- ДАНА, 2005. Белоновский В.Н., Белоновский А.В. […]
  • Кувшиновский мировой суд Дело № 11-13/2011 Дело № 11 - 13/2011 09 ноября 2011 года г. Кувшиново Кувшиновский районный суд Тверской области в составе председательствующего судьи Иванковича А.В., при секретаре Чернышевой Н.А., рассмотрев в открытом судебном […]
  • Ст 24 ч 5 Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела См. комментарии к статье 24 УПК РФ 1. Уголовное дело не […]
admin

Обсуждение закрыто.