Выслуга лет в свр

Выслуга лет в свр

Стаж в разведке — больше, чем жизнь
Мужская работа, 06.2010

Геворк Андреевич Вартанян родился 17 февраля 1924 года в Ростове-на-Дону в семье Андрея Васильевича и Марии Савельевны Вартанян. В 1930 году, когда Геворку исполнилось шесть лет, семья выехала в Иран. Истинной причиной отъезда было задание советской внешней разведки, сотрудником которой являлся Вартанян-старший. Прожив шесть лет в Тавризе, семья перебралась в Тегеран. Солидное положение отца — владельца лучшей в стране кондитерской фабрики, всесторонние связи — было надёжным прикрытием. Андрей Васильевич вёл активную разведывательную и агентурную работу: вербовки, поддержание связи с нелегалами. Почти никогда не пользовался финансовыми средствами Центра, обходился заработанным своими предприятиями. Андрей Вартанян был настолько грамотным и успешным предпринимателем, что заработанных им средств хватило на покупку танка для Красной Армии в годы Великой Отечественной войны.

В 1953 году Андрей Вартанян вернулся из Тегерана в Ереван, проработав в Иране на советскую разведку 23 года. Он был патриотом СССР и в таком же духе воспитывал своих детей. Именно под влиянием отца Геворк стал разведчиком. Успехи сына стали следствием отцовского воспитания. Один из рассекреченных эпизодов деятельности Героя Советского Союза связан с легендарной операцией, предотвратившей покушение немецких диверсантов на лидеров СССР, США и Великобритании во время Тегеранской конференции. Тогда исполнителю этой блестящей операции было всего девятнадцать. Нынешний стаж Геворка Вартаняна в разведке составляет 70 календарных лет, а выслуга с учётом льгот — почти 120 лет! 20 декабря 2000 года, в день 80-летнего юбилея СВР, его имя было рассекречено. Геворк Андреевич Вартанян стал третьим разведчиком, удостоенным звания Героя Советского Союза после Рихарда Зорге и Николая Кузнецова.

Судьба Героя Советского Союза Геворка Андреевича Вартаняна уникальна. Казалось бы, с самого рождения определилось его предназначение: не просто продолжить опасный труд своего отца — корифея внешней разведки, а стать настоящей легендой.

— Можно сказать, что Вы буквально родились, чтобы стать разведчиком. Ваш отец служил в разведке и именно поэтому ещё ребенком Вы с родителями покинули СССР. Чем Вам запомнилось советское детство?

— Я очень хорошо помню то время. Вообще я помню себя ещё с 5-летнего возраста. Отец с детства приучал меня к труду, давал мне различные поручения. Кроме того, он воспитывал меня так, чтобы я не испытывал страха. От дома до работы отца необходимо было пройти через поле с подсолнухами. Когда наступали сумерки, он что-то придумывал — то папиросы «забыл», то записную книжку — и отправлял меня за ними. Я шёл, подсолнухи шелестели, пугая меня. Тогда я старался беззаботно насвистывать мелодию для уверенности, а иногда быстро пробегал это расстояние. Постепенно мой страх пропал. Я вырос, и меня было трудно чем-то удивить или испугать.

— А чем на первых порах Вам запомнилась жизнь за границей?

— В Иране сначала было очень тяжело. Связь с Центром терялась, и мы оставались в трудном финансовом положении, пока налаживались контакты. Отца подозревали в связи с советской разведкой. Подозревали из-за писем, что приходили к нам. Связь была очень примитивная. Тайнопись не отличалась особым разнообразием — можно было прочитать письмо, всего лишь подержав его над свечкой. Иногда я заставал отца за этим занятием.

— Вы не могли не понимать, что Ваш отец разведчик. Но как пришло осознание, что он выполняет какое-то задание?

— Когда мне было лет десять, я начал это понимать. Тогда он сидел в тюрьме, и мы с матерью ходили его навещать. Я помню, что газеты, которые давали читать нам, детям, он передавал с матерью, как старые, прочитанные, чтобы она приносила ему новые. И он, когда хотел что-то ей сообщить, иголкой на-калывал буквы в бумаге. Я помню, что мать поднимала на свет газету и читала сообщение от отца по помеченным буквам.

— Какой язык для Вас был родным в этот период?

— В семье говорили на русском. В 1936 году, переехав в Тегеран, пришлось учить фарси. Когда приехали в Тавриз, там все общались на азербайджанском языке.

— Взрослея на чужбине, Вы оставались советским гражданином, каково это — оказаться человеком с «двойным гражданством»?

— Я всегда считал, что живу, как в СССР, потому что первые три года в Тавризе посещал девятилетнюю советскую школу. Обе сестры окончили её. Потом иранцы в 1933 году закрыли эту школу, зато белые эмигранты первой волны открыли русско-армянскую гимназию, и я поступил туда. Приходилось зубрить «Боже, царя храни» и многое другое, но, тем не менее, обучение было неплохим. Кроме того, отцу, не взирая ни на что, удавалось доставать советские газеты, и я научился читать ещё до школы. Помимо газет, в семье читали и классическую русскую литературу. В доме всегда были книги, и к двенадцати годам я практически все их перечитал. Хотя моими любимыми книгами, как и у любого мальчишки такого возраста, были произведения Жюля Верна, Дюма. А позже увлёкся детективами.

— Геворк Андреевич, а это было не опасно, находясь в чужой стране, читать советские газеты?

— Очевидно, они были доступны. Во всяком случае, мой отец не скрывал этого.

— Как сложились судьбы Ваших братьев и сестер?

— Все они работали, так или иначе помогая Советскому Союзу. Отец и старшая сестра с мужем вернулись в СССР в 1953 году. А мы вместе с братом приехали ещё раньше — в 1951 году. Младшая сестра осталась, так как вышла замуж за иранского подданного.

— Вернувшись через много лет жизни за границей в СССР, что Вы чувствовали?

— У нас всегда было желание уехать на Родину, но нужно было продолжать работать. Как только приехали, сразу стали готовиться к поступлению в институт. Нам трудно было с родным языком — мы знали русский язык, но не в такой степени. Ни марксизма, ни ленинизма, ни истории СССР не знали вообще. А все эти экзамены необходимо было сдавать. Мы засели за книги. Сдали, поступили. Я единственный, кто выпустился с красным дипломом. Надо сказать, что жена тоже хорошо училась. На втором курсе меня даже выбрали председателем профкома, и три года я занимался ещё и общественной работой.

— Трудно было адаптироваться к жизни дома через столько лет?

— Мы сразу вжились, ничто не было нам чуждо. Отношение людей было хорошее, хотя время было тяжёлое, послевоенное. Я как надел на первом курсе свой пиджак, так все четыре года его и проносил. Точно также одевалась и моя жена. Мы видели, что остальные юноши и девушки одеты очень скромно, поэтому старались не выделяться.

— Когда Вам предложили продолжить работу за границей, трудно было принять решение?

— Мы вообще-то готовы были к такому предложению. Понимали, что имеем уникальный опыт, и он будет востребован. Даже когда учились в институте, помогали разведке. По линии Интуриста приезжали иностранцы, и меня часто подключали в качестве переводчика. Так что принять решение о продолжении службы было несложно. Когда мы выезжали из Ирана, нам старший товарищ — резидент — сказал, что после обучения мы продолжим работу. Ведь мы сами тогда настаивали на выезде в СССР именно для получения образования. Мне исполнилось 27, супруге — 25 лет, а высшего образования у нас не было, потому что получить его в Иране, не отрываясь от службы, мы не могли. Как только окончили институт, нас сразу же вывели, мы начали работать. Была молодость, задор, поучительный пример отца, поэтому мы были полностью готовы к работе в разведке.

— О работе разведчиков люди судят по фильмам. Помните сцену с Исаевым из «Семнадцати мгновений весны», когда он у камина с печёной картошкой отмечает день 23 февраля и про себя поёт песню на русском языке? Как Вам удавалось, находясь на чужбине, отмечать праздники своей страны?

— Конечно, мы тоже не отрывались от Родины, отмечали её праздники. Придумывали предлоги и ходили в ресторан. Было большим искушением слушать радио Москвы, но мы этого не делали. Если слышишь свой родной язык, то потом невольно это где-то обязательно себя проявит, сказывается человеческий фактор. Мы избегали этого, но тосковали по родной речи. Если видели где-то советских людей, то старались подойти поближе и послушать их. Мы и думали на иностранном языке, иначе при разговоре могли бы случайно выразиться, словно в переводе с русского.

— Заграница для советского человека всегда была полна соблазнов. Иногда именно этот материальный фактор становился причиной измены. Можно ли найти оправдание таким изменникам Родины, как, например, Олег Гордиевский?

— Вы правы, соблазн был велик. А что касается «соблазнившихся», в душе они всегда были предатели. Посмотрите на вековую историю других стран, таких всегда хватало. Когда мы воспитываем своих разведчиков, то первое требование, которое предъявляем — быть патриотами, любить Родину. Это самое главное. Ты только там, за рубежом, чувствуешь, как тебе нужна Отчизна. Там ты испытываешь особый трепет: без Родины ты никто. Ну а предатели наши не нужны и заграницей. Их там тоже не любят, спецслужбы из них высасывают необходимую информацию, выплачивают деньги за неё, но впоследствии эти люди становятся изгоями. Наших нелегалов, которые попадались и стойко держались, никого не выдавая, противники гораздо больше уважали.

— В следующем году 65-летие вашей семейной жизни. Как Вам удалось в столь сложных условиях нелегальной работы на протяжении стольких лет сохранить нежные отношения с супругой Гоар Левоновной?

— С женой у нас очень тёплые отношения, её брат был со мной в одной команде в Тегеране с 1940 года. Гоар я узнал, когда ей было всего 13 лет, такая шустренькая была. А потом, когда подросла, в 16 лет я завербовал её в свою группу. Её стаж в разведке меньше моего только на два года. У меня 4 февраля этого года было 70-летие работы, а выслуга с учётом льгот — почти 120 лет стажа! Когда рядом с тобой не просто женщина, а преданный и боевой товарищ, любимый человек, то и работать намного легче. С детства моя жена выполняла любое задание, которое я поручал. Мы поженились в 1946 году. И сегодня я могу сказать, что три луча Золотой звезды Героя принадлежат ей. Когда меня награждали, её тоже наградили орденом Боевого Красного Знамени. Это очень большая заслуга, среди женщин-нелегалов она единственная.

— Одно время деятельность всей системы госбезопасности оценивали, так сказать, под одну гребёнку: репрессии и подвиги смешивали, очерняли достижения нелегалов. Приходилось ли Вам сталкиваться с недопониманием работы разведки со стороны простых граждан?

— Руководство страны строило свою внешнюю и внутреннюю политику с учётом данных разведки. Был случай накануне распада СССР в 1991 году, когда мне предложили выступить перед избирателями в период очередной предвыборной кампании и рассказать о разведке. Заместитель главы администрации одного из районов, где мы выступали, высказалась в том смысле, что мы, разведчики, находимся на иждивении налогоплательщиков, что от нас одни расходы, а пользы никакой. Я ответил ей, что разведчик может достать такую информацию, которая сэкономит стране миллиарды. Этот случай подтолкнул нашу Службу к тому, что, передавая в народное хозяйство полученную разведчиками информацию, мы просим те или иные министерства оценить её в финансовом эквиваленте, чтобы к нам ни с каких сторон не было придирок. Так что свой бюджет мы оправдываем с лихвой.

— Сегодня много говорят о сталинских репрессиях в отношении разведчиков. Ваша семья испытала их на себе?

— Нет, такого не было. Когда делают большое дело, ошибки бывают. Сейчас ещё рано судить об этом. Валить на одного человека — это глупо. История разберётся. Сталин тридцать лет стоял во главе нашего государства. В своих мемуарах Черчилль написал о Сталине: он принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой.

— Три года назад здесь, в Пресс-бюро СВР, Вы встречались с внучкой Черчилля — Селией Сандис. Известно, что в Тегеране в 1943 году работа нашей разведки фактически помогла спасти жизнь главе правительства Великобритании. Внучка высоко оценила работу наших спецслужб в Иране. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этой встрече.

— У меня сложилось хорошее впечатление о госпоже Сандис. Она была очень откровенна, открыта. Ясно, что её сопровождали представители английской разведки. Один из сопровождавших подошел к ней и тихонько сказал о том, что мой отец был шпионом — попросил заострить на этом внимание. Английский язык я знаю хорошо и все понял. Ответил, что мы — советские разведчики — такие же шпионы для них, как и они для нас. Внучке Уинстона Черчилля мы подарили хороший коньяк «Двин», эта марка уже не выходит лет десять, но мы его нашли. Её дед очень любил именно этот коньяк.

— Вы по-прежнему трудитесь?

— До сих пор хожу на работу: в девять утра приезжает машина, с десяти до четырёх-пяти я на службе. С удовольствием работаю, коллектив отличный, чувствую, что востребован.

— И чем конкретно Вы занимаетесь сегодня?

— Подготовкой очередного разведчика к работе. Воспитательной работой с молодежью. Моя жена тоже в этом активно участвует.

Наш разговор с Геворком Андреевичем Вартаняном помогло организовать Пресс-бюро СВР России. Его руководитель Сергей Иванов не смог удер-жаться, чтобы не высказать свое мнение о легендарном разведчике:

— Геворк Андреевич — очень светлый человек! Когда он идет по длинным коридорам нашей штаб-квартиры в Ясенево, все — от молодого сотрудника до ветерана Службы — ему улыбаются. И он улыбается всем в ответ.

То, что делает Геворк Андреевич сегодня, — бесценно. Семидесятилетний опыт работы в разведке — не шутка. Каждое его слово для молодого разведчика приобретает огромный вес. Как приехать в страну, как адаптироваться, что говорить, куда ходить и не ходить, что такое город, как по нему передвигаться? Это целая наука, бесценный опыт. Кроме основной работы Геворк Андреевич много сил отдает популяризации истории нашей Службы. В настоящее время вместе с Гоар Левоновной работает над фильмом о событиях в Тегеране в 1943 году. Этот фильм станет подарком ветеранам войны и молодёжи.

Сегодня много говорят о необходимости воспитывать патриотов своей страны. Считаю, что необходимо это делать на конкретных примерах, в частности, на примере Героя Советского Союза Геворка Андреевича Вартаняна. И как воспитывать чувства современных молодых людей, если не на конкретном примере этой замечательной семьи? Геворк Андреевич и Гоар Левоновна сумели сохранить искренние чувства и уважение друг к другу. 65 лет совместной жизни, большая часть которой прошла в условиях сложнейшей работы за границей. Это не просто срок, а испытание, которое они с честью прошли, оставаясь патриотами Родины.

Контактная информация:

Главпочтамт, а/я 510

Служба внешней разведки Российской Федерации

ИДЕОЛОГИЯ УШЛА, НО ИДЕЙНОСТЬ ОСТАЛАСЬ
Военно-промышленный курьер, Москва, 04.08.2004

СЛУЖБА ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ЛИКВИДАЦИИ ПРЕДАТЕЛЕЙ И ПОСТУПАЕТ С НИМИ ПО ЗАКОНУ

Поток публикаций в российских СМИ о деятельности спецслужб почти не затронул работу Службы внешней разведки (СВР): такова ее специфика. И все же есть вопросы, на которые можно получить ответы. Публикуем интервью специального корреспондента «ВПК» с руководителем Пресс-бюро СВР РФ Борисом ЛАБУСОВЫМ.

— Борис Николаевич, на официальном интернет-сайте СВР содержится информация о том, что «в настоящее время СВР действует только в тех регионах, где у России имеются подлинные, а не мнимые интересы». Что для российской разведки сегодня является критерием значимости интересов государства?

— Это не законодательное положение, но об этом с первых дней существования нынешней Службы внешней разведки неоднократно заявляли ее руководители. Как известно, в начале 90-х годов Служба претерпела некоторые изменения, отказавшись от тотального ведения разведки. Ведь в современном мире совсем не обязательно физическое присутствие разведки в той или иной точке земного шара, чтобы знать, что там происходит. Мы отказались от ряда направлений деятельности, которые ранее были присущи Первому главному управлению. В результате кадровый состав бывшего Первого управления КГБ СССР как в силу материальных причин, так и ввиду целесообразности был сокращен приблизительно на 30%, и мы ушли из ряда регионов. С другой стороны, появился целый ряд новых направлений разведки, возникли новые подразделения, в том числе открытого характера. В частности, открылось направление по контролю за нераспространением оружия массового уничтожения. Появился канал партнерских связей, поскольку развились или стали более выпуклыми новые вызовы, новые общие угрозы для всего мирового сообщества: международный терроризм, наркотрафик, оргпреступность. Теперь мы присутствуем там и тогда, где и когда этого требует обеспечение национальных интересов безопасности России. Но если раньше наша внешняя разведка работала и осуществляла информационное обеспечение деятельности исключительно государственного комплекса (другого, собственно, и не было), то после изменения в Российской Федерации общественного строя мы подчас реализуем (хотя и не напрямую) нашу информацию в отечественные крупные корпорации с присутствием частного капитала. Но задачи по добыче информации ставятся нам исключительно государственными органами. То есть СВР по-прежнему работает только на государство по заданиям президента и госструктур, а затем, если это отвечает национальным интересам, добытая информация реализуется государственной структурой.

— Какие регионы мира сегодня в большей степени интересуют российскую разведку?

— Во-первых, это те регионы, откуда исходит угроза национальным интересам страны, а во-вторых, те, с которыми Россия заинтересована развивать экономическое, политическое или военно-политическое сотрудничество. География приоритетных регионов может меняться. При возникновении очага напряженности в какой-то определенной точке Земного шара разведку, естественно, будет в большей степени интересовать информация, касающаяся проблем, связанных с обстановкой в данной точке.

— Какой государственный орган (должностное лицо) расставляет приоритеты направлений разведки?

— СВР подчиняется напрямую президенту. Директор СВР регулярно докладывает информацию президенту, и задачи перед разведкой в конечном итоге тоже ставятся президентом. Есть и другие соответствующие государственные инстанции, которые обладают правом постановки задач по добыче той или иной информации перед разведсообществом России — все они прописаны в законе «О внешней разведке».

— В настоящее время часто говорят о том, что спецслужбы ранее противоборствовавших стран взаимодействуют и сотрудничают в борьбе с терроризмом, наркотрафиком, попытками распространения оружия массового поражения. Можете ли вы привести какие-то конкретные позитивные примеры такого сотрудничества?

— Мы не скрываем, что существует канал партнерских связей, но в то же время никогда не раскрываем формы и тем более информационное содержание партнерского взаимодействия, поэтому конкретных примеров приводить не буду. Естественно, уровень информационного обмена с разными партнерами различен, с кем-то обмен больше, с кем-то меньше. Но проходит определенный период времени, и интенсивность информационного обмена с одним партнером падает, а с другим, наоборот, возрастает. На это влияют очень многие факторы.

— Известно, что СВР осуществляет разведдеятельность в целях обеспечения руководства страны информацией политического, экономического, военно-стратегического, научно-технического и экологического характера. Если насчет первых трех пунктов все более-менее понятно, то от каких экологических угроз может уберечь свое государство разведчик?

— Допустим, некая иностранная корпорация собирается без огласки захоронить свои токсичные отходы производства на территории России. В данном случае цель разведки — выявить планы участников такой потенциальной сделки и проинформировать внешнеполитическое руководство России и соответствующие правоохранительные, а также природоохранные структуры России в целях недопущения загрязнения окружающей среды, которое может представлять угрозу жизни и здоровью населения того или иного района нашей страны.

Другой пример. Многие транснациональные корпорации сегодня переносят свои производства на территорию других стран, в том числе в Россию, причем не только по причине дешевизны рабочей силы. Выявление на начальном этапе, не несет ли организация того или иного производства экологические угрозы Российской Федерации — тоже может входить в задачи разведки.

— Согласно Федеральному закону «О внешней разведке», СВР в процессе своей деятельности может использовать гласные и негласные методы и средства, которые не должны причинять вред жизни и здоровью людей. Означает ли это, что современным Штирлицам запрещено применять оружие против шпионов и провокаторов других стран, собственных предателей?

— Это очень важное положение законодательства, поскольку отсутствие законодательной базы для действий органов безопасности — вещь, чреватая многими негативными последствиями, и очень хорошо, что руководители СВР на самом раннем этапе задумались об этом и в 1993 году инициировали принятие закона «О внешней разведке». На пальцах одной руки можно пересчитать страны, в которых существует четко разработанная законодательная база деятельности разведорганов. Но это отнюдь не означает, что до принятия этого закона наши разведчики ездили по всему миру и размахивали пистолетами. Но когда в прошлые годы такого рода операции проводились, разведчики не сами принимали решения об их проведении. У любой спецслужбы в любой исторический период руки длинны настолько, насколько ей позволяет их иметь политическое руководство страны. То есть говорить о какой-либо самостоятельной политике спецслужб нельзя, в противном случае это уже заговор. И сейчас время от времени вспыхивают дискуссии: следует физически уничтожать предателей или нет, — но закон есть закон, а он это делать запрещает.

— Но если разведчик вдруг узнает, что его коллега по работе собирается разгласить сведения, составляющую государственную или военную тайну?

— В конце концов на то он и разведчик, чтобы создать и провести некую хитрую разведкомбинацию для того, чтобы вывезти предателя в Россию, чтобы тот понес наказание здесь в строгом соответствии с российским законодательством. Приведу конкретный пример. В позапрошлом году нами совместно с ФСБ была проведена операция по выводу в Россию предателя Александра Запорожского, бывшего сотрудника СВР, который в свое время, испугавшись разоблачения, уволился и сумел выехать в США, где продолжил активно работать на тамошние спецслужбы. Операция прошла удачно — Запорожский приехал в Россию, как некогда известный террорист Савинков, ничего не подозревая, и в Шереметьево его арестовали. Он был осужден, сейчас отбывает длительное заключение.

— «СВР России считает, что у нее нет основных или второстепенных противников. » — эта строка с интернет-сайта СВР означает, что к спецслужбам любых стран нужно относиться одинаково серьезно или же что противников нет и в помине?

— К любым спецслужбам нужно относиться серьезно. Но, в принципе, это положение надо толковать иначе — здесь речь идет, в первую очередь, не о наличии или отсутствии противников. У процитированной вами фразы есть продолжение: «. — а существует основной интерес — обеспечение безопасности России». Теперь же появились еще и противники-явления, каким, к примеру, является международный терроризм. Поэтому Служба внешней разведки концентрирует свои усилия перед лицом тех вызовов, которые представляют на данный момент наибольшую угрозу для России.

— В ФСБ России были такие прецеденты, когда некогда уволившихся сотрудников вдруг вновь принимали на службу, причем на высокие должности. Практикуется ли подобное в СВР?

— В Службе внешней разведки я знаю только один пример, когда по просьбе Евгения Максимовича Примакова в конце 1991 года на работу был вновь принят находившийся в стадии увольнения по выслуге лет бывший первый заместитель начальника Центральной службы разведки СССР Вадим Алексеевич Кирпиченко. (Был такой короткий период, когда приблизительно с сентября по декабрь 1991 года существовала ЦСР СССР.) Кирпиченко тогда занял пост руководителя группы консультантов при директоре СВР и прослужил еще достаточно большое количество времени. Других примеров я не знаю. Да, были случаи, когда не сумевшие устроиться на «гражданке» бывшие сотрудники просились обратно, но даже в начале 90-х годов, когда мы испытывали трудности с подбором кадров, я не слышал, чтобы кого-то возвратили на службу. Разведка — не проходной двор, она всегда была организацией элитной в хорошем смысле этого слова, потому и отбор туда всегда был достаточно строгий.

— В какой степени отток специалистов в 90-х годах затронул СВР? Сказался ли этот процесс на достоверности, объективности и своевременности добываемой информации?

— Да, затронул, но никак не повлиял на качество развединформации. Причина проста: конечный продукт, который выходит из разведки, — это плод деятельности не одного и не двух человек. Тем более что, когда директор Службы докладывает информацию президенту, он несет за нее личную ответственность. Другой вопрос, что работать в 90-е годы было гораздо тяжелее, потому что увольнялись специалисты, эксперты в той или иной сфере, и дополнительная нагрузка ложилась на оставшихся. Да еще нужно было и новую смену готовить. И, тем не менее, справлялись. Другое дело, что на крутом переломе эпох, на смене политических элит руководить страной пришли новые люди, которые не всегда знали, что делать с добытой нами информацией. Но надо отдать им должное — многие из них учились на ходу. И научились. А что касается трудностей с подбором кадров, то сейчас многое изменилось в лучшую сторону, в том числе повысился престиж государственной службы, улучшилось материальное положение разведчиков.

— Если раньше агентура сотрудничала с КГБ СССР, в основном, по идейным соображениям, то за счет каких стимулов граждане других государств склоняются сегодня к сотрудничеству в пользу России?

— Есть понятие идеологии и есть понятие идеи. Да, партийная идеология из деятельности разведки ушла, но идейность осталась. Патриотизм, нежелание потенциального помощника смириться с существованием одной супердержавы, поиски ей противовеса в мире — это тоже идейные стимулы. Вот конкретный пример из советского прошлого — француз Жорж Пак, бывший соратником де Голля еще в Алжире. Этот человек никогда не разделял коммунистической идеологии, но, являясь одним из чиновников НАТО, помогал нам, таким образом стараясь сохранить паритет между двумя блоками, а значит, сохранить мир во всем мире. Предоставляемая им информация во многом способствовала принятию тех или иных политических решений советским политическим руководством, но при этом он не дал ни одного документа по оборонному потенциалу Франции, оставаясь патриотом своей страны. От нас он не взял ни копейки — отказывался, поскольку работал за те идеи, которые он считал близкими для себя. Такие люди есть и сейчас. Одними движет идея симпатии к новой России, которая не стремится играть роль диктатора, некоего мирового надсмотрщика. Другими же — желание помочь российской разведке в борьбе с международным терроризмом, в урегулировании региональных конфликтов и т. п.

— Опирается ли СВР в своей работе на ресурсы русской или русскоязычной эмиграции?

— «Очерки истории российской внешней разведки» содержат массу конкретных исторических примеров, когда использовались источники из числа русских эмигрантов. Но тут надо иметь в виду и то немаловажное обстоятельство, что иностранец почти всегда имеет ограниченные возможности трудоустройства, проникновения в объекты, интересующие разведку. Согласитесь, трудно представить, что американец по происхождению вдруг станет заведующим каким-либо департаментом МИД России. Аналогичная ситуация и там. Кроме того, спецслужбы страны пребывания обращают пристальное внимание на выходцев из бывшего главного государства-противника, каким некогда был для Запада СССР.

— Известно, что в 80-х годах секретарь парткома Краснознаменного института Пигузов оказался предателем. Какие выводы были сделаны в АВР из этой истории? Были ли усилены меры по зашифровке кадрового состава СВР?

— Кадровые меры по зашифровке слушателей всегда принимались достаточно серьезные. Слушатели АВР не знают настоящих фамилий друг друга. Я, например, до сих пор многих своих однокашников по КИ знаю лишь по их «школьным» фамилиям. Пигузов же, будучи секретарем парткома, имел доступ к партийным документам, в которых, естественно, фигурировали настоящие фамилии. Теперь же, с одной стороны, отпала сама надобность в партийных характеристиках, с другой — уже на стадии учебы год от года принимаются все более строгие меры безопасности. В частности, при подборе кандидатов на зачисление в Академию предусматривается возможность прохождения кандидатом процедуры на полиграфе. Это вовсе не означает, что человек в обязательном порядке будет проверяться на полиграфе, однако отказ подвергнуться данной процедуре уже рассматривается, как большой «минус», так что шансов на дальнейшее зачисление в Академию у этого кандидата не остается никаких. Однако какие меры безопасности не принимай, а от предательства не застрахуешься. Эта проблема всегда была, есть и будет. И мы прекрасно отдаем себе в этом отчет, что до конца ее решить невозможно, хотя в Службе делается все, чтобы выявлять предателей на самом раннем этапе, сведя ущерб от их действий до минимума.

— А это правда, что выпускники АВР по окончании этого вуза и впоследствии не получают дипломов на руки?

— Во всем мире разведывательные учебные заведения являются учебными заведениями закрытого типа — я имею в виду именно разведку, а не контрразведывательную подготовку. Почему же мы должны быть исключением? И ни одно из этих специфических заведений никаких дипломов своим выпускникам не выдает. Логика простая: диплом без вкладыша с перечнем изученных дисциплин недействителен, а ни одно учебное заведение разведслужб во всем мире не раскрывает полностью методику своей подготовки будущих разведчиков.

Выслуга лет в свр

Родился в 1934 году. В 1956 году окончил Ленинградское пограничное высшее военно-морское училище. Служил на Черном и Балтийском морях. В разведке работал с 1959 года, в органах КГБ — с 1962 года. В 1962 году окончил военно-дипломатическую академию Советской Армии.

Работал в Бирме (1963-1967 гг),в Индии (1968-1971 гг.) Работал резидентом КГБ в Малайзии (1971-1973 гг.), зам. резидента в Японии (1975-1977 гг.). С1977 по 1987 г. служил Управление «С» ПГУ КГБ (нелегальная разведка). В 1981-1982 г. работал в Афганистане, руководил отрядом «Каскад». 1987-1991 годы — Учебный центр КГБ СССР. Работал в Афганистане, Ливии, на Кубе. Капитан первого ранга в отставке.

Родился в 1932 году. В Одессе окончил Мореходное училище и Институт инженеров морского флота, работал в комсомоле. Впоследствии окончил Высшую разведывательную школу, аспирантуру и докторантуру. С 1956 года работал в Управлении морской контрразведки КГБ, с 1959 — в Службе нелегальной разведки. Направлялся со специальным заданием на Ближний Восток (1959 — 1962 гг.), работал в Великобритании (с 1963 по 1968 гг.). Возглавлял Отдел специальных операций при Управлении нелегальной разведки (1973 по 1985 гг.), с конкретными заданиями посетил более сорока стран. Последующие пять лет занимался научно-педагогической деятельностью. В 1990 году направлен в качестве Представителя КГБ-МВД в Северную Корею. С 1995 года — в отставке по выслуге лет. Почетный сотрудник КГБ и Внешней разведки.

Родился в 1928 году. Окончив в 1951 году Московский институт стали им. Сталина, получил гражданскуя специальность инженер-металлург, после учебы (1951-1953 гг.) в Высшей школе Главного управления специальной службы при ЦК КПСС некоторое время работал криптографом в 8 Главном Управлении КГБ. Затем в 1957 г. был направлен в Военно-дипломатическую Академию главного разведывательного Управления Генерального штаба Советской Армии. По линии Первого управления КГБ находился в странах Ближнего Востока: Египет (1960-1965 гг.), Ирак (1967-1968 гг.), Ливан (1976-1978 гг.) и др. Принимал участие во многих международных конференциях по проблеме арабо-израильского конфликта. Является автором серии статей, опубликованных как за рубежом (под чужим именем), так и в отечественной прессе. Воин-интернационалист. Общий стаж в разведке свыше 40 лет. Полковник КГБ в отставке.

Работа с разведчиками Венгрии, Чехословакии, Болгарии и др. стран.

С декабря 1991 года — на пенсии.

Капчинский Олег Иванович

Родился в 1972 году в Москве. В 1995 году закончил Московскую государственную геологоразведочную академию до специальности инженер-геолог. Печататься начал в 1995 году. Публиковался в газетах «Вечерняя Москва», «Независимой газете» и других центральных периодических изданиях. Автор более 40 публикаций по истории Советского государства, в т.ч. по истории и работе спецслужб.

Член Союза журналистов Москвы.

Родился в 1920 году в Краснодаре.Окончил в 1941 году Московский институт стали им. Сталина, по набору ЦК КПСС направлен в органы НКГБ. В 1943 году окончил курсы усовершенствования офицеров контрразведки СМЕРШ. До 1944 года служил в военной контрразведке, участвовал в обороне Москвы. Был направлен во внешнюю разведку. С 1943 по 1953 год был начальником отдела Восточной нелегальной разведки, а также начальником Европейского отдела и старшим Советником в Румынии. В 1953-56 гг. — начальник разведслужбы аппарата уполномоченных КГБ в Германии. С 1959 по 1965 год — Служба «А». В 1965 году ушел в отставку в звании подполковника. В настоящее время занимается журналистикой.

Полянский Алексей Иванович

Родился в 1947 году в городе Москве. В 1969 году окончил московский полиграфический институт. В 1971 году закончил школу КГБ. Работал корреспондентом ТАСС в Таиланде и Индии. Член Союза журналистов России, кандидат исторических наук.

Сергей Иванович Дивильковский

Потомственный дипломат. Родился в 1930 году в Париже. В 1954 году по окончании Московского Государственного института международных отношений стал работать в МИД СССР. Находился в долгосрочных командировках в Канаде (1960-1965 гг.) и в Демократической Республике Вьетнам (1967-1970 гг.). Во время пребывания в ДРВ в качестве первого секретаря, а затем советника посольства СССР осуществлял функции связи между посольством и руководством Национального Фронта Освобождения Южного Вьетнама, возглавлявшего сопротивление агрессии США в этой стране. С 1970 г — референт Отдела ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. В 1980 г. был направлен в качестве советника Постоянного представительства СССР при ООН в Нью-Йорк,где выполнял функции представителя отдела международной информации ЦК КПСС («советник по информации»). В 1982 году переведен на ту же должность в посольство СССР в США (Вашингтон), одновременно стал руководителем пресс-группы посольства. По возвращении из Штатов в 1985 году некоторое время работал в отделе международной информации, а с 1986 года — в Международном отделе ЦК КПСС в должности консультанта. В 1989 году по личному распоряжению «главного идеолога» КПСС и «архитектора перестройки», члена Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлева был выведен из штата отдела. Уйдя на пенсию, стал активно заниматься общественной, а в последнее время также литературной работой.

Вооруженные силы

Военным добавят срок

СМИ узнали о возможном повышении срока выслуги лет для военных пенсий

Силовые ведомства подготовили законопроект, в котором предлагается увеличить нижний предел выслуги лет, дающий военнослужащим право получать военную пенсию, на пять лет — с 20 до 25. Документ разрабатывался с начала весны по соответствующему распоряжению президента Владимира Путина.

Ведомства, в которых предусмотрена военная служба, разработали законопроект об увеличении минимального предела выслуги лет, дающего право на получение военной пенсии, с 20 до 25 лет. Об этом сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на источник, близкий к руководству одного из российских силовых ведомств. Эту информацию изданию также подтвердил собеседник в Минобороны.

Документ предлагает внести изменения в российский закон «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исправительной системы, Федеральной службе войск национальной гвардии, и их семей» от 12 февраля 1993 года.

Интервью «Газеты.Ru» с главой Комитета Госдумы по обороне Владимиром Шамановым

Работа по подготовке проекта закона велась с марта этого года по соответствующему решению президента России Владимира Путина. 22 мая начальник главного управления кадров Минобороны генерал Виктор Горемыкин доложил о подготовке документов замглавы ведомства генералу Дмитрию Булгакову, рассказали в министерстве.

Как пояснил газете высокопоставленный сотрудник администрации президента, в подготовке законопроекта участвовали представители всех ведомств, связанных с несением военной службы. «Тема очень тонкая, предстоит еще ряд консультаций на уровне финансово-экономического и социального блоков правительства, а также всех заинтересованных сторон», — добавил он.

Предполагаемые сроки принятия поправок собеседники издания не уточнили, однако, по их мнению, логично будет принять документ уже после президентских выборов, которые состоятся в марте 2018 года.

Авторы законопроекта также не раскрывают механизм увеличения нижнего порога выслуги лет: будет ли для этого введен переходный период, пока неизвестно. Также неясно, как принятие поправок отразится на бюджете.

Издание уточняет, что принятие законопроекта потребует внесения поправок в 13-ю статью настоящего закона (условия, определяющие право на пенсию за выслугу лет) и в 14-ю (размеры пенсии).

На данный момент уже известно, что поправки, в случае их принятия, не коснутся тех военнослужащих, у которых окончание контракта совпадает с 20-летием выслуги. Всем остальным для того, чтобы иметь право на получение военной пенсии, придется отслужить на пять лет дольше.

Идея увеличить нижний порог выслуги лет обсуждалась уже давно. В 2013 году военные предлагали разделить этот процесс на два этапа: до 2019 года выплачивать всем военнослужащим, отслужившим свыше 20 лет, но не вышедшим на пенсию, надбавку в размере 25% от той пенсии, которую они могли бы получать, а с 1 января 2019 года окончательно установить 25-летний нижний предел выслуги. Однако после проведенных тогда расчетов выяснилось, что в федеральном бюджете недостаточно средств для дополнительных выплат, необходимых для переходного периода.

В 2015 году обсуждение этого вопроса возобновил глава Минфина Антон Силуанов. В правительстве допускали, что срок службы, необходимый для военной пенсии, может быть повышен сразу до 30 лет, однако этот вариант был отвергнут.

Нестабильная экономическая ситуация, наблюдавшаяся в России три года назад, также вынудила Минфин задуматься об отказе от увеличения выплат военным пенсионерам.

Силуанов и глава Минобороны Сергей Шойгу смогли урегулировать все вопросы и найти дополнительное финансирование только после того, как в ситуацию вмешался Путин.

В прошлом месяце глава государства подписал закон об увеличении пенсионного возраста для госслужащих. Согласно документу, пенсионный возраст чиновников увеличился до 65 лет у мужчин и до 63 лет у женщин. Закон также предусматривает постепенное увеличение минимального срока гражданской госслужбы, необходимого для пенсии за выслугу лет, с 15 до 20 лет.

Сейчас «военные пенсионеры», которые после выхода в запас (отставку) продолжают работать на должностях, не относящихся к военной службе, имеют право на вторую, «гражданскую», пенсию по линии Пенсионного фонда России по достижении установленного государством возраста выхода на пенсию (для женщин — 55 лет, для мужчин — 60 лет) и минимально необходимого трудового стажа (в 2017 году составляет восемь лет и будет увеличиваться на один год до 15 лет к 2024 году).

В марте председатель комитета Госдумы по обороне экс-командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов рассказал в интервью «Газете.Ru», что средний размер пенсии в 2016 году составил: для пенсионеров военной службы — около 23 тыс. рублей, для пенсионеров правоохранительной службы — 17 тыс. рублей, для органов безопасности — 30 тыс. рублей.

По его словам, для исчисления «военной» пенсии учитываются оклад по воинской должности или должностной оклад, оклад по воинскому званию или оклад по специальному званию и надбавка за выслугу лет (стаж службы).

Интервью «Газеты.Ru» с советником министра обороны Андреем Ильницким

Оклады военных судей, прокуроров и следователей устанавливаются относительно оклада первого лица соответствующего ведомства. Оклады в остальных ведомствах установлены постановлением правительства Российской Федерации. При этом оклады по званиям для всех одинаковые, а размеры окладов по типовым должностям в Службе внешней разведки, Федеральной службе безопасности, Федеральной службе охраны и Службе специальных объектов при президенте примерно на 20% больше, чем в Вооруженных силах и других войсках и воинских формированиях. Это обусловлено спецификой выполняемых задач этими органами и более строгим отбором.

В России уже более пяти лет не происходило индексации денежного довольствия военнослужащих.

«Гарантия защиты денежного довольствия военнослужащих от обесценивания оказывается невыполненной на протяжении уже пяти лет, то есть фактически за все время действия федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», — объяснял Шаманов.

Положения этого закона, которые предусматривают, что размеры окладов по воинским должностям и окладов по воинским званиям ежегодно индексируются с учетом уровня инфляции начиная с 2013 года, приостанавливаются ежегодно отдельным федеральным законом.

Однако, по словам Шаманова, индексация «военной» пенсии проходила путем увеличения так называемого понижающего коэффициента, который в соответствии со ст. 43 закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу. » в 2012 году составлял 54%, а с 1 февраля 2017 года составил 72,23%. Ее реальное увеличение составило: за 2013 год — на 8,2%, за 2014-й — на 6,2%, за 2015-й — на 7,5%, за 2016-й — на 4%, а с 1 февраля 2017 года — на 4%. Таким образом, за последние пять лет — с 2013 по 2017 год — «военная» пенсия увеличилась на 30%. А с 2011 по 2017 год «военная» пенсия увеличилась на 90%.

Смотрите еще:

  • Земельный участок с приобретенным домом это Различия между объектами в декларации Ирина Е / 17 ноября 2014 г. Добрый день! Подскажите, в чем различия при заполнении декларации наименование объекта: дом с земельным участком от земельный участок с приобретенным домом? В моем договоре […]
  • 2 устав организации объединенных наций Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) УставОрганизации Объединенных Наций(Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) Мы, народы объединенных наций, преисполненные решимости избавить грядущие поколения от бедствий […]
  • Заявление на возврат излишне уплаченных страховых взносов в фсс образец Приложение N 3. Форма 23-ФСС РФ "Заявление о возврате сумм излишне уплаченных страховых взносов, пеней и штрафов в Фонд социального страхования Российской Федерации" Информация об изменениях: Приказом ФСС РФ от 20 июля 2015 г. N 305 в […]
  • Дети благовещенска усыновление Усыновление амурских детей иностранцами сократилось вчетверо 848 детей-сирот в Приамурье в 2014 году были переданы в семьи. С 1 января 2015 года опека и попечительство переходят из ведения минобрнауки Амурской области к региональному […]
  • Регистрация права собственности в росреестре госпошлина Госпошлина в Росреестр: реквизиты, квитанция, возврат Актуально на: 19 июня 2017 г. Образец платежного поручения для уплаты пошлины при подаче заявления непосредственно в Росреестр Государственную регистрацию прав на недвижимое имущество […]
  • Сдать дом в эксплуатацию белгород Постановление главы администр. г. Белгорода от 19.05.1997 N 735 "О ПОРЯДКЕ ВВОДА в ЭКСПЛУАТАЦИЮ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЖИЛЫХ ДОМОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ГРАЖДАНАМ на ПРАВЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ" (вместе с "ВРЕМЕННЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ О ПОРЯДКЕ ВВОДА в […]
admin

Обсуждение закрыто.