Жилое помещение пригодное для постоянного проживания

Жилое помещение пригодное для постоянного проживания

К вопросу о критериях определения «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения» (Уруков В.Н.)

Дата размещения статьи: 12.12.2017

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание. Здесь, очевидно, для правоприменителя важно определиться с таким правовым понятием, как «единственное пригодное для постоянного проживания помещение», в случае, когда должник имеет в собственности более одного жилого помещения или жилого дома. Как видим, вопрос не только о пригодности конкретного жилья, но и определения его как единственного имеет существенное значение для применения нормы ст. 446 ГПК РФ.
———————————
Пригодность жилого помещения определяется с учетом достигнутого в данном городе или ином населенном пункте уровня благоустройства. См.: Толстой Ю.К. Жилищное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 37.

Практическое применение норм закона о «единственном пригодном для постоянного проживания жилом помещении» вызывает определенные трудности у правоприменителей, особенно в случаях, если у гражданина в собственности имеется несколько жилых помещений. Резонно возникает вопрос: в таком случае какое из них для гражданина является «единственным пригодным для проживания жилым помещением»? Кажущаяся внешняя простота конструкции «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения» на самом деле порождает неопределенные ситуации при разрешении конкретных судебных и иных споров в правоприменительной практике. Сложность заключается в том, что как в нормах жилищного законодательства, так и в других нормах российского законодательства не раскрывается понятие «единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение» и не раскрываются критерии для определения «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения». Этот вопрос приобретает все более актуальный и злободневный характер. Особенно это важно в случае обращения взыскания на одно из нескольких жилых помещений, которые принадлежат должнику на праве собственности.
К примеру, Определением Арбитражного суда ЧР по делу N А79-8222/2013 Заявителю отказано в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т., а именно об исключении из конкурсной массы — жилой дом, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28. Суд, отказывая ИП Т. в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. жилого дома, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, указали, что для Т. этот жилой дом с земельным участком стоимостью, превышающей сто минимальных размеров оплаты труда, не является единственным жильем для проживания, поскольку она имеет в собственности другое жилье в общежитии площадью 31,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Алатырь, ул. Гончарова, д. 115. Постановлением Первого апелляционного арбитражного суда от 2 марта 2016 г. по делу N А79-8222/2013 жалоба ИП Т. оставлена без удовлетворения, а определением Арбитражного суда ЧР по делу N А79-8222/2013 было отказано в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. .
———————————
Дело N А79-8222/2013. Арбитражный суд Чувашской Республики // СПС «КонсультантПлюс».

Насколько такое решение суда соответствует требованиям нормального гражданского оборота и норм закона? Прежде всего, хотел обратить внимание на то, что суд подменил понятие «единственное пригодное для проживания жилое помещение» понятием «единственное жилье для проживания». Эта подмена искажает действительный смысл нормы ст. 446 ГПК РФ, поскольку, как правильно указывается в литературе, «единственное пригодное для проживания жилое помещение» и «единственное место жительства» не являются одним и тем же понятием .
———————————
Савельев Д.Б. Проблема обращения взыскания на часть единственного жилого помещения должника-гражданина // Юрист. 2016. N 3.

Суды, отказывая ИП Т. в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. жилого дома, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, указали, что для Т. этот жилой дом с земельным участком стоимостью, превышающей сто минимальных размеров оплаты труда, не является единственным жильем для проживания, поскольку она имеет в собственности другое жилье в общежитии площадью 31,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Алатырь, ул. Гончарова д. 115.
Какие же критерии следует учитывать при разрешении вопроса о единственном пригодном для проживания жилом помещении? Как представляется автору, при определении критерия «единственного пригодного для проживания жилого помещения» прежде всего следует обратить внимание на такой критерий, как минимальная обеспеченность должника жилым помещением, установленный законом. Согласно нормам п. п. 4 и 5 ст. 50 ЖК РФ учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом. По нашему мнению, «единственное пригодное для проживания жилое помещение» должно отвечать критериям обеспеченности нормой жилья, установленного на одного человека, в конкретной местности (в вышеописанном примере учетная норма на 4 человек на семью ИП Т. в г. Алатырь, 66, составляет 64 кв. м. Исходя из этого, жилой дом для ИП Т. и ее членов семьи является единственным жильем, а не комната в общежитии площадью 31 кв. м).
По нашему мнению, при определении критерия «единственного пригодного для проживания жилого помещения» следует руководствоваться исходя именно из минимальной учетной нормы жилого помещения, а также из норм п. 5 ст. 72 ЖК РФ. Обмен жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, может быть совершен между гражданами, проживающими в жилых помещениях, расположенных как в одном, так и в разных населенных пунктах на территории Российской Федерации. Обмен жилыми помещениями осуществляется без ограничения количества его участников при соблюдении требований ч. 1 ст. 70 Кодекса. Частью первой ст. 70 ЖК РФ допускается запрет обмена жилых помещений, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.
Вышесказанное позволяет прийти к обоснованному выводу о том, что общая площадь «единственного пригодного для проживания жилого помещения» на одного члена семьи не может быть равной или менее учетной нормы (в г. Алатырь согласно Постановлению Главы Администрации г. Алатырь от 3 мая 2005 г. N 424 учетная норма жилого помещения составляет 16 кв. м. Таким образом, в связи с включением спорного жилого дома в конкурсную массу, в случае переселения в комнату в общежитии площадью 31,8 кв. м, Т. и ее члены семьи автоматически становятся нуждающимися в улучшении жилого дома, что влечет предоставление им жилого помещения по договору социального найма. Разве это будет правильным, когда по долгам банкрота фактически в будущем частично будет отвечать муниципальное образование в виде предоставления жилья нуждающимся в улучшении жилищных условий?).
Следующим критерием для оценки жилья как «единственного пригодного для проживания жилого помещения» следует считать факт наличия среди проживающих лиц, которым законом предоставлены дополнительные гарантии их жилищных прав, к примеру, когда в составе членов семьи собственника жилого помещения находятся несовершеннолетние дети. Такие гарантии для несовершеннолетних детей установлены нормой п. 4 ст. 292 ГК РФ в ее толковании Конституционным Судом РФ. В Постановлении КС РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П установлено, что п. 4 ст. 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование направлено на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних. КС РФ признал п. 4 ст. 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и части 2 и 3 ст. 55, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего. (Таким образом, в нашем случае с учетом предписаний норм ст. 292 ГК РФ и Постановления Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П спорный жилой дом не должен был быть включен в конкурсную массу ИП Т. без согласия органов опеки и попечительства. В данном случае имеет место существенное нарушение жилищных прав несовершеннолетних членов семьи Т., поскольку какого-либо другого жилья для проживания они не имеют.)
Пунктом 4 ст. 72 ЖК РФ установлено, что обмен жилыми помещениями, которые предоставлены по договорам социального найма и в которых проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные граждане, являющиеся членами семей нанимателей данных жилых помещений, допускается с предварительного согласия органов опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства отказывают в даче такого согласия в случае, если обмен жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, нарушает права или законные интересы указанных лиц. Решения органов опеки и попечительства о даче согласия на обмен жилыми помещениями или об отказе в даче такого согласия принимаются в письменной форме и предоставляются заявителям в течение четырнадцати рабочих дней со дня подачи ими соответствующих заявлений. Предоставление заявителям решений органов опеки и попечительства о даче согласия на обмен жилыми помещениями или об отказе в даче такого согласия может осуществляться через многофункциональный центр.
Из вышесказанного следует вывод о том, что без согласия органов опеки и попечительства жилое помещение не может быть признано «не единственным пригодным для проживания жилого помещения». (Таким образом, с учетом предписаний норм ст. 292 ГК РФ и Постановления Конституционного Суда РФ N 13-П спорный жилой дом не должен был быть включен в конкурсную массу ИП Т. без согласия органов опеки и попечительства. Включение в конкурсную массу жилого дома не должно повлечь нарушения жилищных прав несовершеннолетних. В данном случае имеет место существенное нарушение жилищных прав несовершеннолетних членов семьи Т., поскольку какого-либо другого жилья для проживания они не имеют.)
Как представляется, было бы правильным включать жилое помещение банкрота (должника) в конкурсную массу (или обращение взыскания на жилое помещение) не по решению административных и иных органов (судебных приставов, конкурсных управляющих и т.п.), а только по решению суда. Это положение вытекает из норм Конституции РФ, а также Жилищного кодекса. Включение жилого помещения в конкурсную массу (или обращение взыскания на жилое помещение) по решению административных и иных органов (судебных приставов, конкурсных управляющих и т.п.) также нарушает нормы ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища», ч. 3 ст. 35 Конституции РФ: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда», а также ст. 10 ЖК РФ, согласно которой основаниями возникновения жилищных прав и обязанностей являются судебные решения, установившие такие права и обязанности. В контексте уместно напомнить нормы п. 2.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова». В этой норме Конституционный Суд РФ установил, что права и законные интересы участников гражданского оборота должны получать соразмерную (пропорциональную) защиту на основе баланса конституционных ценностей. Применительно к нормативно-правовому регулированию разрешения судом коллизий интересов кредиторов и должников это означает, что установленные федеральным законодателем пределы возможного взыскания по исполнительным документам должны отвечать интересам защиты конституционных прав гражданина-кредитора, однако они не могут затрагивать основное содержание конституционных прав гражданина-должника, существо которых ни при каких обстоятельствах не должно быть утрачено. В п. 4 Постановления КС РФ отмечено, что установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) — в целях реализации конституционного принципа соразмерности при обеспечении защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника как участников исполнительного производства — должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. К сожалению, в Постановлении многие вопросы о критериях единственного пригодного для проживания жилого помещения должника не нашли отражения. В литературе справедливо отмечается: «Вопрос обращения взыскания на единственное жилое помещение должника, затронутый в Постановлении N 11-П. не получил в нем окончательного разрешения. Однако актуальность проблемы несомненна: она обусловлена не только социально-экономическими причинами (необходимость побуждать должников более ответственно относиться к своим обязательствам и одновременно минимизация риска социального протеста в связи с массовым выселением граждан из принадлежащих им жилых помещений). По сути, это вызов современной российской правовой системе, ее способности генерировать качественные юридические решения актуальных проблем общественного развития» .
———————————
Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? // Закон. 2013. N 10.

Итак, при рассмотрении дел об определении «единственного пригодного для проживания жилого помещения» при наличии в собственности у должника более одного жилого помещения (жилого дома) судам следовало бы исключить формальный подход при определении «единственного пригодного для проживания помещения», учитывать обеспеченность жилой площадью должника с учетом количества членов его семьи, наличия в составе семьи несовершеннолетних и других заслуживающих обстоятельств, предусмотренных законом. При этом следует иметь в виду, что в отсутствие законодательного регулирования в части определения размеров жилого помещения, являющегося для должника и членов его семьи единственным пригодным для проживания, это вправе сделать суд при разрешении конкретного спора, применяя аналогию закона и права в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ. Очевидно, положительным для гражданского оборота явилось бы постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющего основные критерии для определения «единственного пригодного для проживания жилого помещения» для должника при наличии в его собственности более одного жилого помещения либо жилого дома.

Литература

1. Конституция РФ. Статьи 35, 40 // СПС «КонсультантПлюс».
2. Гражданский кодекс РФ, часть первая. Статьи 292, 294 // СПС «КонсультантПлюс».
3. Жилищный кодекс РФ. Статьи 10, 50, 70, 72 // СПС «КонсультантПлюс».
4. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Статья 446 // СПС «КонсультантПлюс».
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» // СПС «КонсультантПлюс».
6. Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П // СПС «КонсультантПлюс».
7. Дело N А79-8222/2013. Арбитражный суд Чувашской Республики // СПС «КонсультантПлюс».
8. Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? // Закон. 2013. N 10.
9. Савельев Д.Б. Проблема обращения взыскания на часть единственного жилого помещения должника-гражданина // Юрист. 2016. N 3. С. 25 — 29.
10. Толстой Ю.К. Жилищное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 37.

О признаках жилого помещения: предназначенности и пригодности для постоянного проживания граждан

Автор: Макеев П.В.

О ПРИЗНАКАХ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ: ПРЕДНАЗНАЧЕННОСТИ И ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ПРОЖИВАНИЯ ГРАЖДАН

П.В. Макеев, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Самарской гуманитарной академии, член Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России»

Определение понятия жилого помещения всегда вызывало множество как теоретических, так и практических споров. С принятием Жилищного кодекса РФ от 29.12.2004 г. № 188-ФЗ (далее — ЖК РФ) споры только усилились. Это вполне можно понять, учитывая, что дефиниция понятия жилого помещения в ЖК РФ нормативно сформулирована впервые.

Согласно части 2 статьи 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Из данного определения следует, что понятие жилого помещения раскрывается через помещение, имеющее следующие признаки: недвижимый характер, изолированность и пригодность для постоянного проживания граждан.

Как верно отмечает автор, жилое помещение является объектом недвижимого имущества. Следовательно, домики контейнерного типа и вагончики не являются недвижимым имуществом (нет прочной связи с землей) и не могут быть признаны жилыми помещениями. Отношения по поводу их использования для проживания жилищным законодательством не регулируются (в соответствующих случаях применяются нормы гражданского законодательства о договоре аренды).

Вместе с тем ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 15.03.2006 г. № Ф08-796/2006-364А по делу №А32-30097/2005-5/390-36АЖ установил, что суду при решении вопроса о признании объектов (из материалов дела следует, что на баланс ООО «Тополек» переданы вагончики и домики контейнерного типа, составляющие жилой поселок) жилыми помещениями следует выяснить фактическое использование строений с учетом доводов о прописке жильцов строений, исследовать возможность признания жилыми помещениями спорных строений, хотя и не отвечающих признакам недвижимости, но используемых для проживания граждан. Таким образом, судебная практика исходит из того, что жилым может быть признано помещение, пригодное для постоянного проживания граждан; не принимая во внимание требование об отнесении такого помещения к недвижимому имуществу.

Рассмотрим признак пригодности жилого помещения для постоянного проживания граждан, его взаимную связь с признаком предназначенности, а также соотношение категорий предназначенности и назначения.

Буквальное толкование частей 2 и 3 статьи 15 ЖК РФ показывает, что определение пригодности жилого помещения представляет собой некоторую процедуру, по итогам прохождения которой помещение, соответствующее требованиям, установленным Правительством РФ и другими федеральными законами, становится жилым. Однако уже при первом рассмотрении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 г. № 47 (далее — Положение о признании помещения жилым) , а именно пунктов 2 и 3, становится очевидным, что предусмотренные в нем требования, предъявляемые к жилым помещениям, применяются лишь в отношении объектов, юридически возникших и эксплуатируемых как жилые. В этом смысле процедура проверки соответствия жилого помещения требованиям, предусмотренным в указанном Положении, т.е. определение его пригодности, используется лишь для целей проверки сохранения (утраты) правового режима жилого помещения.

Позволяет ли ссылка на федеральные законы с уверенностью сказать, что помещение, которое будет соответствовать установленным в них требованиям, станет жилым?

Представляется, что помещение является жилым, если оно соответствует установленным федеральными законами санитарным и техническим требованиям, предъявляемым к жилому помещению. Однако вряд ли можно признать помещение жилым, если оно не предназначено для постоянного проживания, т.е. не имеет соответствующего назначения. К примеру, нежилое помещение, ранее переведенное из жилого помещения, может сохранить пригодность для постоянного проживания, т.е. может соответствовать требованиям, предъявляемым к жилому помещению (при переводе квартиры в офис). Вместе с тем переведенное помещение жилым являться не будет, поскольку с переводом его в нежилое помещение изменилось предназначение помещения.

В связи с этим закономерно возникает вопрос о том, какой признак является определяющим в понятии жилого помещения в целях отграничения его от нежилого помещения: предназначенность, пригодность, либо и предназначенность, и пригодность являются определяющими признаками жилого помещения?

В теории вопрос о признаках жилого помещения как критериях деления помещений на жилые и нежилые решается неоднозначно. По утверждению одних ученых , пригодность для постоянного проживания граждан выступает критерием деления помещений на жилые и нежилые. В свою очередь другая группа ученых выделяет в качестве признака, отличающего жилое помещение от нежилого, предназначенность для постоянного проживания граждан. Третьи называют как предназначенность, так и пригодность. При этом вплоть до настоящего времени в юридической литературе нет единства мнений о том, какой признак должен быть определяющим в понятии жилого помещения в целях его отличия от нежилого помещения.

По мнению Конституционного суда РФ (Постановление от 14 апреля 2008 г. №7-П), в отличие от прежнего порядка государственного учета жилищного фонда, основанного на критерии функционального назначения строения, действующая в настоящее время система государственного учета жилищного фонда, исходя из нового гражданского и жилищного законодательства Российской Федерации, в качестве критерия называет фактическую пригодность жилого строения для постоянного проживания и тем самым не исключает возможность отнесения пригодных для проживания жилых строений, расположенных на садовых земельных участках, к индивидуальному жилищному фонду. Таким образом, КС РФ в качестве определяющего признака называет фактическую пригодность для проживания.

И.Д. Кузьмина выделяет в качестве основного признака жилого помещения предназначенность для постоянного проживания граждан. По ее мнению, «предназначенность помещения для жилищных целей — изначально заданная функция, обозначенная в соответствующих документах, которая не зависит от характера фактического использования объекта и сохранения им способности удовлетворять жилищные способности граждан».

Действительно, предназначенность отражается в проектной документации, которая составляется с учетом строительных, санитарных, противопожарных и других правил и норм (часть 11 статьи 48 Градостроительного кодекса РФ от 29.12.2004 г. № 190-ФЗ (далее — ГрК РФ) . В свою очередь, указанные нормы устанавливают минимальные требования при проектировании объекта или такие характеристики объекта, которые позволяют ему по окончании строительства стать жилым помещением. При вводе объекта в эксплуатацию производится проверка на соответствие построенного объекта требованиям строительных, санитарных и иных правил и норм (статья 55 ГрК РФ), а это, исходя из определения жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ, фактически означает установление пригодности построенного объекта для постоянного проживания граждан.

Представляется, что при проектировании в объект закладывается предназначенность, а именно предназначение для постоянного проживания граждан, а по окончании строительства определяется пригодность, т.е. проверяется соответствие объекта строительным, санитарным и другим правилам и нормам или проверяется юридическая возможность использования объекта в соответствии с его предназначением. В том случае если объект не соответствует минимальным требованиям названных норм, вопрос о признании помещения жилым положительно решен не будет. Иными словами, введенное в эксплуатацию жилое помещение не может одновременно быть предназначенным и непригодным для постоянного проживания граждан.

В том случае когда жилое помещение введено в эксплуатацию и поставлено на государственный учет, пригодность или непригодность для постоянного проживания граждан решается на основании Положения о признании помещения жилым. При этом нормы раздела 2 Положения о признании помещения жилым, определяющие требования к жилому помещению, примерно на 50 процентов содержат отсылки к действующим строительным и санитарным нормам, а остальные заимствованы из них. Это указывает на взаимосвязанность определения признака жилого помещения на разных стадиях: пригодности при вводе объекта в эксплуатацию и после ввода объекта в эксплуатацию. Разница лишь в документе, подтверждающем указанный признак: либо это разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, либо решение (в виде заключения) межведомственной комиссии о признании помещения пригодным для постоянного проживания.

Автор не согласен с И.Д. Кузьминой в том, что «…непригодность сама по себе не отменяет признака предназначенности…», а «…утрата пригодности сама по себе не свидетельствует об утрате правового режима жилого помещения». Для того чтобы юридически правильно сделать вывод о пригодности жилого помещения, необходимо заключение межведомственной комиссии, которая по результатам оценки соответствия помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, принимает одно из решений: о пригодности или непригодности помещения для постоянного проживания. В последнем случае в силу части 2 статьи 15 ЖК РФ с утратой жилым помещением пригодности для постоянного проживания граждан будет прекращен и правовой режим жилого помещения. При этом говорить о сохранении предназначенности для постоянного проживания в такой ситуации не приходится.

И.А. Дроздов предлагает для целей разграничения жилых и нежилых помещений использовать признак пригодности для проживания граждан, который, по его мнению, в отличие от предназначенности носит не субъективный, а объективный характер. «Предназначенность, — пишет автор, — не совсем удачна, поскольку определяет характер помещения в зависимости от намерений пользователя. Получается, что если лицо использует помещение для проживания (например, сарай), то, значит, такое помещение жилое».

Очевидно, что предназначенность носит субъективный характер только на этапе определения пожеланий заказчика по поводу объекта: будет ли это жилой дом или строение для временного проживания. Все остальное носит сугубо объективный характер и во многом зависит от строительных, санитарных и других правил и норм. На объективность предназначенности указывал также А.В. Халдеев. «Объективность данного свойства (предназначенности), — пишет автор, — в том, что оно формируется в процессе строительства (реконструкции) и проявляется в ряде характеристик физического объекта, критериями оценки которых являются показатели, установленные в нормативно-правовых актах. …набор входящих в ее (предназначенности) состав элементов, как правило, достаточен для признания жилого помещения пригодным для проживания в нормальных (обычных) условиях окружающей среды». Если лицо использует помещение для проживания, это не означает, что помещение должно стать жилым в силу проживания. Кроме того, нежилое помещение, переведенное из жилого без проведения переустройства и перепланировки, которое фактически продолжает отвечать всем требованиям жилого помещения, т.е. остается пригодным для постоянного проживания, жилым не является, так как имеет другое предназначение. В таком случае использование только признака пригодности для постоянного проживания не позволяет разграничить жилое и нежилое помещение и требуется дополнительный признак, которым может выступить предназначенность для постоянного проживания.

Таким образом, предназначенность в качестве единственного признака жилого помещения не отвечает реалиям современности, когда жилое помещение, будучи признано непригодным для постоянного проживания, с прекращением своего правового режима утрачивает и предназначенность для постоянного проживания, с другой стороны, использование только пригодности для постоянного проживания в ряде случаев не позволяет отграничить жилое помещение от нежилого. Очевидно, что и предназначенность, и пригодность для постоянного проживания граждан являются определяющими признаками жилого помещения.
В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, через какие правовые категории должны определяться предназначенность и пригодность: через постоянное или временное проживание граждан?

Указанная дискуссионность во многом обусловлена несовершенством законодательства. Так, в части 2 статьи 15 ЖК РФ пригодность жилого помещения определяется через постоянное проживание граждан. При этом в части 1 статьи 17 ЖК РФ предназначенность рассматривается просто как проживание граждан, т.е. в отличие от статьи 7 Жилищного кодекса РСФСР 1983 года ЖК РФ не делает акцент на постоянном проживании. Аналогичным образом выглядят и нормы Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (далее — ГК РФ ).

По утверждению М.Ю. Тихомирова, «положения статьи 17 ЖК РФ логичны, поскольку проживать в жилом помещении граждане могут как постоянно, так и временно, обладая конституционным правом на свободу передвижения». Данное утверждение не вызывает сомнений, если речь идет о характере использования жилого помещения. Однако статья 17 ЖК РФ, используя термин «предназначенность», указывает не на характер использования, а на признак жилого помещения, т.е. на характеристику объекта. Учитывая этот факт, С.П. Гришаев пишет: «Нельзя не обратить внимания на то, что в части 1 статьи 17 ЖК РФ отсутствует указание на необходимость постоянного проживания, что противоречит положениям части 2 статьи 15 ЖК РФ. Можно предположить, что речь идет о технической ошибке».

Действительно, именно постоянное, а не временное проживание граждан позволяет признать объект жилым. «Помещение считается жилым, — пишет В.Н. Литовкин, — если оно конструктивно, функционально предназначено и пригодно по санитарному, техническому и иному потребительскому состоянию для постоянного проживания граждан независимо от того, как практически будет использовано — для постоянного или временного проживания». На постоянное проживание как основу понятия жилого помещения указывали также В.В. Витрянский, С.Б. Иванников, И.Д. Кузьмина, А.В. Халдеев, А.М. Эрделевский и другие.

Полагаем, что именно из категории постоянного проживания выводятся соответствующие санитарные и технические требования, требования пожарной безопасности, предъявляемые к жилому помещению и ведущие в конечном счете к определению правового режима помещения как жилого. В случае использования категории временного проживания в определенной степени снижался бы уровень санитарных и технических требований к жилому помещению и в этом смысле его можно было бы рассматривать как место пребывания, а не как место жительства, что вряд ли следует считать правильным. Кроме того, только постоянное проживание граждан как основная характеристика жилого помещения позволяет отграничить его от таких объектов, как гостиницы, дома отдыха, пансионаты, санатории и другие строения и помещения для временного проживания.

В этой связи вызывает критику утверждение ряда авторов о том, что жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, может быть предназначено как для постоянного, так и временного проживания, относя к последним жилые помещения специализированного фонда. Если говорить о жилом помещении, предназначенном для временного проживания, пригодность такого помещения, очевидно, также должна определяться через временное проживание граждан. В противном случае было бы нелогично задавать при строительстве объекту предназначение — временное проживание, а при вводе предъявлять к объекту требования постоянного проживания.

Исходя из положений главы 9 ЖК РФ, указывающих на предназначенность для временного проживания граждан жилых помещений специализированного фонда, Ю.О. Гаврилова предлагает уточнить, что к объектам жилищных прав относятся помещения не только пригодные для постоянного проживания, но и пригодные для временного проживания граждан. Подобная точка зрения является результатом объективной невозможности сопоставить, с одной стороны, признак пригодности для постоянного проживания в определении понятия жилого помещения (часть 2 статьи 15 ЖК РФ), а с другой — признак предназначенности для временного проживания специализированного жилого помещения (глава 9 ЖК РФ.).

Жилое помещение может использоваться в качестве специализированного жилого помещения только после отнесения такого помещения к специализированному жилищному фонду на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, с соблюдением требований и в порядке, которые установлены Правительством РФ. Анализ Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.01.2006 г. № 42, показывает, что в качестве специализированного жилого помещения используется жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, при наличии специфических требований. К таким требованиям указанные Правила относят: пожарную и экологическую безопасность, наличие благоустроенности, наличие необходимого для обеспечения жизнедеятельности и безопасности проживания граждан оборудования.

Нельзя не отметить, что законодатель предъявляет более жесткие (в сравнении с обычным жилым помещением) требования к специализированному жилому помещению. Однако указанные специфические требования, по мнению В.А. Лапача, «лишь уточняют, но никак не изменяют основного назначения жилого помещения. В случае исключения жилого помещения из специализированного фонда такое помещение утрачивает видовую характеристику, но сохраняет общий правовой режим жилого помещения».

Представляется, что предназначенность для временного проживания как видовая характеристика специализированного жилого помещения не влияет на изначальное, объективное предназначение жилого помещения — постоянное проживание граждан. Предназначенность для временного проживания граждан жилого помещения специализированного жилищного фонда лишь указывает на цель использования жилого помещения — временное проживание отдельных категорий граждан.

Действительно, следует согласиться с автором в том, что помещения специализированного жилищного фонда являются жилыми помещениями и к ним применимо определение, закрепленное в ч.2 ст.15 ЖК РФ и устанавливающее критерий именно постоянного проживания.

Еще одним аргументом в пользу того, что специализированные жилые помещения должны быть предназначены для постоянного проживания является то обстоятельство, что временность проживания в жилых помещениях специализированного жилищного фонда обусловлена не требованиями, установленными санитарными и техническими правилами и нормами к самим жилым помещениям (в отличие, например, от некоторых строений на дачных участках, в которых в связи с отсутствием отопления проживать можно только временно, в дачный сезон), а спецификой условий и основания предоставления специализированных жилых помещений, в частности, на ограниченный временем период работы или учебы; спецификой субъектного состава.

Кроме того, как показывает практика, наниматели проживают в специализированных жилых помещениях достаточно длительный срок, который может быть равен и периоду жизни.

В связи с этим полагаем, что, как и пригодность, предназначенность жилого помещения должна определяться через постоянное проживание граждан.
Проблема, исследуемая автором, является актуальной, потому что в действующих нормативных актах, наряду с понятием «жилое помещение» используются термины «жилое строение», «жилище».

Два последних не имеют четкой юридической формулировки, однако в контексте сопоставления с определением «жилое помещение» и сложившейся правоприменительной практики могут иметь следующие толкования. «Жилое строение» – это объект недвижимости, используемый и пригодный для временного проживания. «Жилище» – это объект недвижимости, используемый и пригодный как для постоянного, так и для временного проживания. Следовательно, данные термины не трактоваться как тождественные, исходя из аналогии закона в жилищных правоотношениях.

С признаком жилого помещения, предназначенностью для постоянного проживания тесно связана такая категория, как назначение жилого помещения. Так, например, в части 1 статьи 17 ЖК РФ назначение жилого помещения раскрывается через предназначенность для проживания граждан, встатьях 93–98 ЖК РФ назначение служебных жилых помещений, назначение жилых помещений в общежитиях, назначение жилых помещений маневренного фонда и других видов специализированных жилых помещений определяется через предназначенность для временного проживания. ГК РФ содержит аналогичные положения в пунктах 1, 2 статьи 288: собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. При этом определяется, что жилые помещения предназначены для проживания граждан.

Использование категорий «назначение» и «предназначенность» в законодательстве характерно не только для жилых помещений, но и для земельных участков. Так, Земельный кодекс РФ от 25.10.2001 г. № 136-ФЗ (далее — ЗК РФ), определяя категории земель, оперирует назначением, правда с оговоркой на целевой характер (статья 7 ЗК РФ). При этом назначение раскрывается в определениях понятий категорий земель через предназначенность. К примеру, землями сельскохозяйственного назначения признаются земли за чертой поселений, предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей (статья 77 ЗК РФ), или землями населенных пунктов признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов (статья 83 ЗК РФ).
На основании изложенного становятся очевидными следующие выводы: во-первых, объекты недвижимости имеют назначение, во-вторых, категория «назначение» раскрывается через категорию «предназначенности».

Действующее законодательство, используя категории «назначение» и «предназначение» не раскрывает их понятий. При таких условиях представляется объективно необходимым рассмотреть вопрос о понятиях «назначение» и «предназначение» и об их соотношении друг с другом.

В связи с тем что нормативная база не дает ответа на указанный вопрос, целесообразно обратиться к толковым словарям. Так, в толковом словаре русского языка С.И. Ожегова «назначение — цель, предназначение, область, сфера применения кого/чего-нибудь», «предназначение — то, что предопределено, предначертано кому-нибудь». Согласно толковому словарю Т.Ф. Ефремовой «назначение — цель, задача, предназначение», «предназначение — то, что определено, предназначено кому-л., назначение ». Как видно из толковых словарей, назначение определяется предназначением, а предназначение назначением, что указывает на их взаимосвязанность. Единственное отличие этих категорий в приставке «пред», которая указывает на предшественность, предопределенность, т.е. предназначением предопределяется цель, функция, область или сфера применения объекта или предопределяется назначение объекта.

Применяя сказанное к жилому помещению, думается, что предназначенность для постоянного проживания предопределяет назначение жилого помещения, т.е. определяет его функциональную характеристику — постоянное проживание граждан. Учитывая, что предназначенность является признаком жилого помещения, который должен быть отражен в его понятии, представляется правильным по аналогии с нормами ЗК РФ (статьи 77, 83, 87, 94), в которых назначение определяется в понятиях категорий земель через признак предназначенности, назначение жилого помещения определять в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ через признак предназначенности для постоянного проживания граждан.

Подводя итог сказанному, следует отметить следующее: во-первых, поскольку предназначенность наравне с пригодностью является признаком жилого помещения, предлагается отразить ее в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ, во-вторых, учитывая, что именно наличие такой основы жилого помещения, как постоянное проживание граждан, и приводит к определению правового режима помещения как жилого, предназначенность жилого помещения, как и пригодность, должна определяться через постоянное проживание граждан. В связи с этим представляется необходимым изложить в новой редакции часть 2 статьи 15 ЖК РФ: «2. Жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом, предназначенное и пригодное для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства)». При этом в целях исключения дублирования предназначенности в понятии жилого помещения в части 2 статьи 15 ЖК РФ и назначения в статье 17 ЖК РФ думается, что нет необходимости в последней отдельно выделять назначение жилого помещения. В связи с этим наименование статьи 17 ЖК РФ предлагается изменить: «Пределы использования жилого помещения. Пользование жилым помещением», а часть 1 статьи 17 ЖК РФ признать утратившей силу.

Также, исходя из того что предназначенность для временного проживания граждан как видовая характеристика специализированного жилого помещения не влияет на изначальное, объективное предназначение жилого помещенияпостоянное проживание граждан, а лишь указывает на цель использования жилого помещениявременное проживание отдельных категорий граждан, и в целях устранения противоречий части 2 статьи 15 и главы 9 ЖК РФ предлагается в пункте 2 части 3 статьи 19, статьях 93–98 ЖК РФ слова «предназначены» заменить словами «используются». Более того, в этом случае, соответственно, отпадает необходимость и в использовании категории «назначение» для специализированных жилых помещений. По этой причине «Назначение…» в наименованиях статей 93–98 ЖК РФ предлагается заменить на «Цели использования…».

СЗ РФ. – 06.02.2006. – № 6. – Ст. 702.

Ряд авторов, таких как М.Ю. Тихомиров (См.: Комментарий к Жилищному кодексу РФ с образцами правовых документов / под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2008. – С. 24.), И.А. Фаршатов (См.: Фаршатов И.А. Комментарий к Жилищному кодексу РФ (постатейный). – М.: Городец, 2006. – С. 78.) называют в качестве таких федеральных законов Федеральный закон от 30.03.1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (СЗ РФ. – 05.04.1999. – № 14. – Ст. 1650) и Федеральный закон от 27.12.2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (СЗ РФ. – 30.12.2002. – № 52 (ч. 1). – Ст. 5140).

Строительные, санитарные и другие правила и нормы (СНиПы, СанПиНы и т.д.) действуют до вступления в силу соответствующих технических регламентов (См.: ст. 46 Федерального закона от 27.12.2002 г. № 184-ФЗ (ред. от 18.07.2009 г.) «О техническом регулировании»; письмо Госстроя РФ от 22.12.2003 г. № ЛБ-8381/9 «О порядке реализации отдельных положений Федерального закона от 27 декабря 2002 года № 184-ФЗ «О техническом регулировании» в градостроительной деятельности и в области строительства и эксплуатации зданий и сооружений» // Нормирование в строительстве и ЖКХ. – 2004. – № 1).

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Фаршатов И.А. Указ. соч. С. 78 ; Дроздов И.А. Понятие жилого помещения // Закон. – 2006. – № 8. – С. 14.

См.: Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. В.М. Жуйкова. – М.: Контракт, 2007. – С. 65; Гражданское право. Часть вторая: учебник / отв. ред. В.П. Мозолин. – М.: Юристъ, 2004. – С. 168; Кузьмина И.Д. Понятие жилого помещения // Российская юстиция. – 2001. – № 9. – С. 30.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 735; Борисенко А. Жилая недвижимость как объект купли-продажи // Законность. – 2004. – № 2. – С. 43.

Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 30.

СЗ РФ. – 03.01.2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 16.

Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 30.

Дроздов И.А. Указ. соч. С. 14.

Халдеев А.В. О правовой модели жилого помещения в Жилищном кодексе РФ // Журнал российского права. – 2006. – № 8. – С. 112.

Ведомости ВС РСФСР. – 1983. – № 26. – Ст. 883.

СЗ РФ. – 05.12.1994. – № 32. – Ст. 3301.

Отсутствие в статье 288 ГК РФ указания на предназначенность для постоянного проживания позволило ряду авторов сделать вывод о зависимости признаков жилого помещения от характера правоотношения, в котором жилое помещение выступает объектом. «Жилое помещение может быть объектом найма, если оно соответствует критерию «пригодность для постоянного проживания граждан», и может быть объектом купли-продажи, если отвечает требованию «предназначенность для проживания людей» (Борисенко А. Жилая недвижимость как объект купли-продажи // Законность. – 2004. – № 2. – С. 43) Более того, указывалось на то, что в отношениях собственности требования к жилищу снижены, а в наемных отношениях повышены (См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 740).

Комментарий к Жилищному кодексу РФ с образцами правовых документов / под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2008. – С. 24.

Гришаев С.П. Правовой режим недвижимого имущества // СПС «Гарант: Версия Эксперт»

Постоянное проживание в качестве основы понятия жилого помещения широко используется в романо-германской правовой системе. Так, в немецком законодательстве понятие жилого помещения раскрывается через фактическую и юридическую предназначенность и пригодность к длительному проживанию (§ 17 Gesetz über die soziale Wohnraumförderung vom 13. September 2001 (BGBl. I S. 2376). URL: http://bundesrecht.juris.de/wofg/ (дата обращения: 04.08.2007).

Гражданское право России. Обязательственное право: курс лекций / отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Юристъ, 2004. – С. 346.

См.: Иванников С.Б. Жилое помещение как объект гражданских правоотношений // Российский судья. – 2006. – № 12. – С. 29; Халдеев А.В. Указ. соч. С. 112; Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 30; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. – М.: Статут, 2002. – С. 204; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный) / под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».

Требования, предъявляемые к жилому помещению, определены в СНиП 31-01-2003. Здания жилые многоквартирные (Введ. 2003-10-01. – М.: Госстрой России, ФГУП ЦПП, 2004), СНиП 31-02-2001. Дома жилые одноквартирные, СанПиН 2.1.2.1002-00. Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям (Введ. 2001-07-01 // Бюллетень нормативных и методических документов Госсанэпиднадзора. – 2001. – № 2) и в других правилах и нормах.

См.: Корнилова Н.В. Жилое помещение: понятие, признаки и виды // Жилищное право. – 2007. – № 3. – С. 6; Качалова И.В. Право собственности и иные вещные права граждан на жилые помещения: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03. – М., 2006. – С. 6.

См.: Гаврилова Ю.О. Объекты жилищных прав в системе жилищного обеспечения военнослужащих, проходящих военную службу по контракту // Российский военно-правовой сборник № 7: Актуальные проблемы правового регулирования материального обеспечения военнослужащих. Вып. 66. – М.: За права военнослужащих, 2006. – С. 152, 153.

СЗ РФ. – 06.02.2006. – № 6. – Ст. 697.

Лапач В.А. Изменение назначения помещения: некоторые правовые вопросы // Закон. – 2006. – № 8. – С. 19.

СЗ РФ. – 29.10.2001. – № 44. – Ст. 4147.

См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. – М.: Оникс, Мир и образование, 2005. – С. 654.

Смотрите еще:

  • Заключить договор перенайма Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 2 марта 2011 г. по делу N А14-4816/2010/150/10 (ключевые темы: перенаем - государственная регистрация - договор аренды земельного участка - кадастр - регистрирующий […]
  • Новые формы декларации о доходах Новые формы декларации о доходах Приказ Федеральной налоговой службы от 6 декабря 2011 г. № ММВ-7-3/909 «О внесении изменений в приложения к приказу Федеральной налоговой службы от 17 ноября 2010 г. № ММВ-7-3/611» корректирует форму […]
  • Изменения ст 111 ук рф Вводятся ли поправки по статье 111 часть 2 УК РФ? Скажите пожалуйста. Мой парень сидит по ст.111 ч.2 п.з. уже 1,5 года . дали 4 года. Я слышала, что в 2017 г. Вводятся поправки по этой статье и возможна замена наказания на принудительные […]
  • Внесение изменений в карта план Проект Приказа Министерства экономического развития РФ "О внесении изменений в Порядок описания местоположения границ объектов землеустройства, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 3 июня 2011 г. № 267" (подготовлен […]
  • Адвокат костюченко Костюченко Маким Юрист , 2 000 грн Возраст: 32 года Город: Киев Контактная информация Соискатель указал телефон и эл. почту. Чтобы открыть контакты, войдите как работодатель или зарегистрируйтесь. Дополнительная информация Костюченко […]
  • Имущественный вычет пенсионеру за 3 года Получение имущественного вычета при покупке квартиры/дома пенсионером По общему правилу имущественный налоговый вычет при покупке жилья могут получить только те налогоплательщики, доходы которых облагаются налогом (НДФЛ) по ставке […]
admin

Обсуждение закрыто.